Светлана Яремчук:

«Люди иногда как ежики — плачут, но продолжают есть кактус»

Директор медиахолдинга ОТВ — об информационном обществе, плохих перспективах СМИ и блестящем будущем журналистики.

Ярослав Наумков

— Светлана Григорьевна, ОТВ так или иначе пронизывает всю область — в виде телевидения, радио либо интернет-СМИ. А что из себя представляет регион с медийной точки зрения?

— По-моему, у нас все очень хорошо. Не так давно TNS (компания — основной составитель рейтингов СМИ в стране — прим. ред.) опубликовали результаты одного из своих исследований (правда, только по телевидению), и оказалось, что при спросе на локальное, местное ТВ, например, в 8 процентов, предложение составляет 15 процентов. То есть предложение на рынке локального ТВ больше спроса на него. И при этом совсем недавно представители ГТРК «Южный Урал» озвучивали намерение создать еще один местный канал, на этот раз кабельный.

Конечно, аудитории, наверное, не так уж и нужны все эти СМИ. Нет такого спроса. Но предложений очень много, все пытаются что-то делать, рассказывают каждый о своем, и удовлетворяют потребности аудитории в информации. Так что все хорошо, во всяком случае, с количественной точки зрения.

Вообще, понятие «медиапространства» — это, скорее, дань моде. Думаю, что речь стоит вести немного о другом. Не моя мысль, но я ее разделяю — мы сегодня живем в информационном обществе и потихоньку переходим в состояние общества цифрового. Запад уже пришел в него, мы — на грани.

Это, прежде всего, означает борьбу за аудиторию. Тотальную борьбу, жестокую. Информация раздавила человека, который, в общем-то, не ожидая, что она будет его уничтожать, доверился ей как ребенок, и ушел в нее с головой. А информация буквально сжирает людей, откусывает от них частички, и порой от человека-то мало что остается. При этом информация — это не просто сама по себе информация, а информация Системы.

Простой пример. Взять практически любой гаджет — это уже цифровое устройство. Он есть что у маленького ребенка, что у взрослого — и гаджет начинает съедать человека, прежде всего — его время. Мы тратим свое время на обязательный просмотр своей электронной почты, обязательный просмотр френдленты в фейсбуке, на несколько любимых сайтов ежедневно, на то, чтобы посмотреть в телефоне или на планшете хотя бы кусочек игры своей любимой команды... Самое страшное, что происходит сегодня — это разделение людей. Семья перестает быть семьей, потому что у каждого есть свой планшет, и у каждого — своя информация...

— Ага, а супруги общаются из соседних комнат по твиттеру.

— Именно!

Буквально на этой неделе на Первом канале был сюжет про школу в США, в которой запрещены гаджеты для тех, кому нет 15 лет. Более того, родители ребенка, отдавая его в школу, берут обязательство не использовать гаджеты дома.

Самое интересное, по данным авторов сюжета — это то, что сотрудники крупнейших гигантов IT-индустрии — Google, Microsoft и других — стараются отдать своих детей именно в эту школу! Потому что это освобождение, хоть какой-то маленький шажочек к тому, чтобы информация не раздавила человека.

Мы говорим о медийном пространстве Челябинской области. Какая вообще разница, Челябинская область или не Челябинская?! Молодому человеку уже давно все равно! Он живет не в информационном пространстве не региона, а всего мира. В этом плане разрыв поколений просто колоссальный!

Люди, которым, скажем так, за 50, которые еще проходят ликбез, только учатся управлять этими модными штуками — они еще как-то по старинке газеты читают, телевидение смотрят. Их раздражает это обилие информации, у них нет привычки к ней в таком количестве.

Но если человеку хотя бы около сорока (и граница довольно четкая) — он уже, как правило, всё это освоил, и ему комфортно. Он получает много услуг от этой информации, и, наверное, сегодня можно говорить о том, что информация переходит от формата СМИ к формату услуги её получения. Где продать, как купить, как пиццу заказать на дом, и тут же узнать какие-то новости.

— Но тогда с кем конкурируют СМИ? Сами с собой, или с этими внешними для нас услугами, сервисами?

— СМИ конкурируют друг с другом, потому что они живут своей, отдельной жизнью. А вот МЕДИА — это не средства массовой информации, а коммуникации человека с человеком. И они не конкурируют между собой, а борются за внимание человека, его время. И СМИ очень серьезно проигрывают в этой борьбе. Потому что растет другое поколение. И этому поколению сегодняшние СМИ не нужны вообще.

— Это как?

— Совсем.

Объясню. Моему сыну 25 лет. Он, наверное, лет шесть или семь вообще не смотрит телевизор. И даже не представляет, какие программы есть на ТВ, о чем они. Может перепутать, что на каком канале выходит. И просто не очень понимает, зачем ему это вообще надо.

Спросишь его, на каком канале выходил, скажем, «Прожектор Пэрисхилтон», а он не знает, скажет, что, мол, может это на Youtube посмотреть, а какой канал — ему все равно. А ведь он уже взрослый человек...

И теперь посмотрите на тех, кому 15. Они вообще не понимают, что такое СМИ.

Расскажу вам реальный случай, не анекдот. Американская семья приехала в гостиницу, а там на стене телевизор такой большой. Дети его видят и спрашивают, что это. А в семье телевизора не было — родители не смотрели. И вот когда папа начинает объяснять, что такое телевизор, дети понять не могут, спрашивают, это как Youtube или такой сервис у гостиницы.

— Если СМИ так проигрывают, то что нам всем делать?

— Так всё уже сделано! Сайт 1obl. ru сегодня второй в регионе по посещаемости. Когда пять или шесть лет назад я все это поняла, редактор «Челябинского рабочего» Борис Киршин и секретарь Союза журналистов России Владимир Касютин говорили мне: «Нафига тебе это надо? Вы правительственный канал, зачем тебе вообще связываться с сайтами? Ты монетизировать, что ли, это собираешься?»

Но дело не только в монетизации, а в том, что аудитория все равно уйдет от телика, останется только стареющая аудитория, не в обиду ей будет сказано.

— То есть лет через 30 телевидение в нынешнем виде умрет?

— Через 30 — безусловно. А почему нет-то? Оно будет другим. Да оно уже другое.

— Видео по запросу?

— Да.

Смотрите, что мы сделали у нас на сайте буквально в этом месяце. Нам построили такую платформу, что мы можем показывать одновременно пять онлайн-трансляций. Поэкспериментировали с этим на недавнем информационном форуме, когда вели трансляции не только с пленарного заседания, но и с секций, и со студий. И человек, зайдя на сайт, мог смотреть их сразу. Что это — телевидение? Да, конечно. И оно будет двигаться в эту сторону. А «линейное» ТВ — умрет железно! Это неизбежно. Никто не захочет ждать девяти вечера, чтобы посмотреть новости.

— Но интернет довольно трудно монетизируется в рекламном плане. Рекламодатель не всегда видит прямую конверсию.

— Пока да. Поэтому... У нас есть телевидение! (смеется)

— В печать уйти не пробовали, раз уж у вас холдинг?

— Скорее, это история «Южноуральской панорамы» (газета Правительства и Законодательного собрания области — прим. ред.), и у них свой путь. Для нас печать — это, скорее, все тот же сайт 1obl. ru. Я люблю печать, но это из разряда кофемолок. Есть автоматические, а есть винтажные, с ручным помолом, хендмейд. Для меня печать — это хендмейд: взять, прочитать, попонтоваться...

— Я занесу вам пару экземпляров с вашим интервью, для понтов...

— Да! (улыбается) Печать — с ней, в общем, все ясно...

— Мы с вами с одной стороны говорим о едином информационном пространстве всего мира, а с другой — аудитория всё равно будет локализовываться, в том числе, вокруг местных новостей. Зачем, например, мне красноярские — я в Челябинске живу.

— Согласна, но аудитория локализуется через сети, соцсети. Сегодня они — это своего рода каналы, как у телевидения. В небольших городах нашей области есть свои телекомпании — в Кусе, например. Но они никогда в жизни не смогут перейти на собственное 24-часовое вещание — просто нет ресурсов для этого. Они «врезаются» в сетку СТС или ТНТ — кто даст возможность. Соцсети — то же самое. Если мы не в соцсетях, то никогда не сможем получить максимальный трафик от нашей аудитории.

— Но как быть с тем, что продвижение в соцсетях — это довольно специфическая вещь, к тому же прямая реклама там не очень-то эффективна. Разовый трафик привлечь можно, но стабильный — вряд ли.

— А стабильности вообще не будет. Не будет нам покоя. Мы каждый день должны предлагать нашей аудитории что-то новое, иначе ее не удержать. И выживут в цифровом обществе только те, кто видят, как меняется мир. Я на каждой оперативке говорю своим сотрудникам: «Быстрый, или мертвый». Если не будет скорости — скорости написания текста, скорости реакции на ситуацию, скорости принятия решения... Мир как спираль — закручивается все сильнее. Это может быть, и плохо, но неизбежно.

— Но для скорости нужны все бОльшие ресурсы.

— Конечно.

— Можно вспомнить историю, как большие английские газеты в свое время едва ли не разорялись из-за колонки новостей «одной строкой», ради которой приходилось содержать штат корреспондентов по всему миру. Разве не то же самое будет и на этот раз?

— Проблема сегодня в менеджменте. Потому, что новые медиа — это новые профессии, и это поиск новых продаж. Кто первый пашет поле, тому тяжелее всего, но он же и первый соберет урожай. Что, кстати, сделали ребята из 74.ру в свое время.

Раз мы получили новые медиа, значит, клиенту нужно доказать, что это продается, что это эффективно. Вот сайт 1obl. ru знают все. Но заказывать рекламу — это другая история. Они говорят: «Да, это хороший сайт, все замечательно, но...». При этом мы вкладывались в него пять лет, и только сейчас он начал приносить что-то.

Сегодня, в пору колоссального количества информационных ресурсов, будут выигрывать только те, и доверие будет только к тем медиа и СМИ, которые имеют свой бренд. Это абсолютная истина. Вот, появляется какой-то новый сайт — и не понятно, кто он, что он, откуда, зачем. И непонятно, стоит ли ему доверять. 74-ка, 1obl, «Комсомолка» — мы давно на рынке, туда уже, как в магазин — знаем, зачем приходим. Все известные маркетологи, занимающиеся СМИ, уже заявили о том, что во время информационного общества выживут только крупные, авторитетные бренды.

Это, кстати, заметно не только в СМИ — посмотрите, что стало с маленькими магазинами — их постепенно съедают огромные монстры и торговые сети, моллы. Их, в свою очередь, будут сжирать проекты типа логистического центра в Южноуральске.

— Почему?

— Потому что торговля, продажи, уходят в интернет. Гипермаркеты не будут нужны. Идет все новое и новое укрупнение. А как предрекают нам футурологи, возможно, останется в итоге мировое правительство и несколько брендов. Всё.

— Как в этих раскладах будем хоронить журналистику? С музыкой хоть?

— Журналистику мы хоронить не будем. У нее просто блестящее будущее! Блестящее!

— Это как? Ведь, по вашим же словам, СМИ в сегодняшнем виде осталось жить не так уж долго...

— Давайте для аналогии возьмем не менее древнюю профессию — актера. Сначала они играли на площадях, потом им сделали открытые арены, как в Древней Греции, потом театры стали закрытые, потом появилось кино, потом — телевидение. Но актер-то никуда не делся! Ребята, мы никуда не денемся, журналисты будут нужны всегда! Меняется только способ доставки информации. А человек так устроен, что он все время хочет знать новости.

Вот одно время была мода на блогеров, они там что-то писали, и все подумали, что, вот, хана журналистике. Ни, и что, собственно, блогеры? Профессионалы все равно нужны.

— Вот, даже Илья Варламов свой блог в ЖЖ закрыл...

— Так сдулась-то платформа, причем сдулась абсолютно! Объясню, почему. Блогер должен быть настоящим профессионалом, журналистом. А когда пишут всякую хрень... Ну, на первый раз-другой прокатит, а дальше-то опять все ждут, когда имярек что-то напишет. И если этого нет...

— Но какая выживет журналистика?

— Качественная. Авторская. А точнее — качественная авторская. Потому что люди не просто хотят знать новости, но и требуют качества, чтобы понимать, что, зачем и почему. Когда у нас в компании у сотрудников дни рождения, я, поздравляя их, порой говорю о том, что есть два типа карьеры — вертикальная и горизонтальная. И самая качественная карьера именно горизонтальная. Вертикальная — это когда ты сначала замдиректора, потом директор, потом генеральный директор, потом президент... А потом — бац! — генералитет поменялся, и нет человека. А горизонтальная карьера — это Познер, который и там — Познер, и здесь — Познер. Он не директор, не занимает постов, но он — человек-бренд. Сегодня в журналистике очень нужны люди-бренды, те, фамилия которых говорит сама за себя. И не очень важно, кто он по должности.

— Мало таких.

— Да. Их не может быть много, потому что это качественная журналистика. И эти люди очень заметны на рынке. СМИ много, а предложить людям нечего. Так что, повторюсь — у журналистики блестящее будущее!

— Но в качественную журналистику надо вкладываться. И не столько ресурсами, сколько временем...

— Все так. И именно времени у нас нет, к сожалению. Потому что человек хочет поглощать информацию здесь и сейчас, тоннами. У нас на сайте лента новостей — до 50 информаций в день. И это ужасно. Я не успеваю даже прочитать всё. Но это борьба за трафик, никуда не деться.

Впрочем, я не думаю, что эта гонка, это закручивание спирали будет продолжаться бесконечно. Есть дауншифтинг, когда человек просто выбрасывает свой мобильник в мусорку, и уезжает в Индию или еще куда. В любом случае, он рано или поздно не выдержит того груза информации, того ее количества, которое на него обрушивается и давит. А он все поглощает, и поглощает это, как ежик из анекдота — «давится, плачет, но продолжает есть кактус». Если честно, сочувствую пожилым людям, они же ещё и верят во все по привычке...

— А СМИ верить нельзя?

— Давайте я скажу немного пафосно, без иронии. Когда мы на ОТВ делали проекты «Все чудеса Урала» и «Сделано на Урале», у меня внутри возникло что-то миссионерское. Я думала про то, что мы канал социальной направленности, что мы должны делать что-то нормальное, человеческое, некоммерческое. С каким-то хорошим хэппи-эндом, с патриотизмом. «Все чудеса Урала» — очень патриотичный проект, люди гордятся тем, что рядом с ними.

Думаю, что все равно надо думать не только про трафик и про деньги, но и про человека. Ему нужна не только информация, но эмоции какие-то. Ему нужна любовь, хороший финал в фильме... Мы это делаем, хотя это и не монетизируется. Хорошо, что у нас есть такая возможность благодаря Правительству области, и в общем котле мы можем выкроить деньги на это. Частным СМИ в этом плане безумно тяжело — они должны всегда быть максимально продаваемы, окупаемы. Разве только учредитель, который вкладывает в это деньги, тоже думает о таком вот миссионерстве, и может себе это позволить. Вот, компания ММК в Магнитогорске, у них есть ТВ-ИН. Они делают очень много социальных проектов...

Но давайте вернемся к тому, что происходит в медиа. Наша аудитория все равно живые люди. Пока что...

— То есть?

— Уже сегодня много предложений по замене человеку «запчастей» — искусственные коленные и бедренные суставы, сердце, зубы и так далее. И какие-то вещи, которые сегодня кажутся фантастикой, может быть, лет через 50 станут реальностью. Кто знает, возможно, личность человека уйдет из физического тела. Оно ему будет просто не нужно, потому что все можно заменить. Но пока человек жив, ему будут нужны эмоции, чувства — чувство сострадания, интереса, безопасности, юмора. Все это ему дают средства массовой информации и новые медиа. И поэтому качественная авторская журналистика будет востребована, во всяком случае в эти ближайшие 50 лет... Я в это верю!

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 6

Уважаемая Светлана Григорьевна интересно трактовала тенденции. Если человек наделен даром футурологического предвидения, ему очень повезло. Приятно почитать интервью и обдумать на досуге.

Толково, по делу

"супруги общаются из соседних комнат по твиттеру". ЛОЛ, как говорится. Через твиттер редко просто для общения. Вайбер или ватсап бы упомянули для приличия ))

Абсолютно согласна с Вами Светлана Григорьевна! Желаю успехов!

Видно, что Светлана Григорьевна в полном восторге от себя (и изящно, проходя мимо, пнула Киршина и даже Касютину досталось). А я, Светлана Григорьевна, не согласна с вашими умозаключениями, которые построены только на собственном сыне. Это он у вас такой мальчик, который телевизор годами не включает, не все такие. Ну а насчет того, что сайт областного канала второй по популярности - это просто смешно.

Это личный рейтинг Яремчук)