Интервью

Дарья Дубровских

Специальный корреспондент

Мусорный коллапс в Челябинске сходит на нет. На сегодняшний день на вывозе отходов работают более 90 машин, 48 привлечены из других городов, что полностью закрывает потребности Челябинска. В красной зоне остаются лишь Калининский и Курчатовский районы. Кто виноват в сложившейся ситуации и что будет дальше, «Челябинскому обзору» рассказал представитель нового регоператора, директор ООО «Центр коммунального сервиса» (ЦКС) Алексей Бубнов.

— Алексей Анатольевич, региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами официально заходит в Челябинск 1 января 2019 года. Однако уже сейчас ЦКС пришел на подмогу городу из-за случившегося так называемого мусорного коллапса. Насколько вы были готовы к приезду?

— Мы приступили к работе в авральном режиме, поэтому не стоит скрывать, что наша ресурсная база на сегодняшний день не подготовлена в том виде, в котором должна быть. Да, мы вывели в город 43 современных мусоровоза, однако резервной техники, например, на случай поломки этих машин, у нас нет. Кроме того, все водители иногородние и несколько дней нам пришлось простраивать логистику. Но сейчас мы уже выходим на те расчетные значения, которые должны оказывать машины — в среднем, это тысяча тонн отходов в день. В настоящий момент в красной зоне остаются лишь Калининский и Курчатовский районы.

— Как сейчас обстоят дела в других районах и когда исчезнут завалы?

— Горячая фаза должна закончиться к 1 октября. В ближайшие дни мы ожидаем поступления еще десяти мусоровозов с других регионов. Внесу некоторое уточнение по цифрам: всего для Челябинского кластера необходимо 168 единиц транспорта, для Челябинска же нужны 60 машин, которые полностью покрывают потребности города.

Больше всего завалов и стихийных свалок образовалось в Калининском районе 

— С закрытием городской свалки старые перевозчики захотели добиться повышения тарифов на вывоз ТБО для населения, вы же говорите, что готовы до конца года возить мусор на Полетаево по старому тарифу — 1,87 руб за кв. м. Почему так?

— За эти две недели мусорного противостояния я почему-то ни разу не услышал базисные вещи, которые замалчиваются. Старые перевозчики говорят, что транспортное плечо увеличилось на 40 км (20 км до полигона Полетаево и обратно — прим. редакции) и что им ничего не предложили. При этом почему-то никто не говорит о том, что было принято постановление о выделении целевой субсидии в размере 89 млн рублей до конца года. Эти деньги как раз и покрыли бы разницу в стоимости транспортирования. Да, это не прямая субсидия, которую они получают — дело в том, что в тариф у перевозчика была включена сумма, покрывающая стоимость размещения отходов на городской свалке. Поскольку свалка закрыта, эти деньги у них остаются, и они их никуда не платят — то есть часть денег уже есть. Во-вторых, перевозчик должен был бы платить за размещение отходов в Полетаево, и вот именно эта субсидия направлена на обнуление тарифа полигона, чтобы перевозчик туда деньги не платил. В моем понимании перевозчики просто сделали хорошую мину при плохой игре. Кроме того, хочу заметить, что сейчас все расчеты осуществляются через весы, которые установлены на полигоне в Полетаево. Имея опыт работы со многими подрядными организациями, я знаю, что, как правило, перевозчики не любят работать через весы. Ведь старая методика учета отходов подразумевала объемы, а не фактические веса.

— То есть мы можем говорить о сверхприбыли, которую они получали?

— Я бы не стал называть это сверхприбылью, скорее — приписывание объемов.

— Сфера обращения с отходами — достаточно криминализованный бизнес, и это не тайна. Как, на ваш взгляд, обстоят дела в Челябинске?

— Бывший министр обороны и человек, под чьим патронатом находится ассоциация регоператоров «Чистая страна» Сергей Иванов в открытую говорит, что до начала мусорной реформы этот бизнес в России на 85 процентов был криминализирован. Могу лишь добавить, что Челябинская область ничем не отличается от других регионов.

Директор ООО «Центр коммунального сервиса» (ЦКС) Алексей Бубнов

— Расскажите немного о своей компании, почему именно вы стали регоператором?

— Нас выбрали в результате конкурса. Чтобы вы понимали — к региональному оператору есть базовые требования: наличие собственной производственной базы и достаточно жесткая политика по финансовому обеспечению деятельности. Поясню: наша деятельность застрахована, у министерства экологии Челябинской области находится гарантия в размере 300 млн рублей на случай нештатной ситуации, например такой, какую мы наблюдаем сейчас. Компания работает с 2015 года в Магнитогорске, и мы третьи в России приступили к работе как регоператор, до нас лишь в Ивановской и Астраханской областях стали работать по новой системе сбора и обработке отходов.

— Мы знаем, что с 1 января услуга станет коммунальной, а не бытовой. В квитанциях будет значиться не ТБО, а ТКО. В чем разница, ну и, конечно же, что будет с тарифом?

— До недавнего момента вывоз коммунальных отходов относился к жилищной услуге и тарификация производилась за квадратные метры. Теперь же расчет будет производиться по количеству прописанных людей в квартире. С нового года тариф однозначно повысится. Но надо понимать, что это не изменение существующего тарифа — это в принципе новый тариф, где появляются те разделы, которых не было ранее. Во-первых, это НДС — ранее этот вид деятельности не являлся налогооблагаемым и все работали по нулевой ставке. Во-вторых, негативное воздействие на окружающую среду. Вы же знаете, что есть утилизационный сбор на автомобили, который платят производители. Так вот по сути это то же самое, но касается уже каждого россиянина. В соответствии с федеральным законодательством те деньги, которые появляются в тарифе за негативное воздействие, в дальнейшем пойдут на рекультивацию незаконных свалок, которых в нашей стране предостаточно.

— Произойдет ли теперь какое-то слияние компаний, которые занимались мусором?

— По условию того соглашения, которое у нас подписано с Челябинской областью, наше обязательство — провести конкурс. Кто выиграет, с теми и будем работать. Но хочу сказать, что на организации, вывозящие мусор, накладываются большие обязательства. Это и лицензионные требования, и, как я уже говорил, расчет на весах, который никому не нравится. Также одно из главных требований — оборудование транспорта двумя камерами и системой ГЛОНАСС. Замечу, что по этому пункту перевозчики часто жалуются в УФАС (улыбается).

Чтобы очистить город от мусора, перевозчики работают даже ночью 

— Согласно новой большой мусорной реформе, должен происходить раздельный сбор. Когда челябинцы начнут складывать отходы по разным контейнерам?

— Со следующего года должно отсортировываться не менее 20 процентов отходов, ранее это были 5 процентов. Требования законодательства изменились, и теперь с 1 января нельзя будет захоранивать шесть фракций: бумага, картон, стекло, полимеры, текстиль, резина. В настоящее время отходы отсортировываются из мусоровозов, которые приезжают на полигон в Полетаево. Однако ближайшая задача, которая перед нами стоит — внедрение сортировки на этапе накопления, чтобы полезная фракция уходила в переработку. Если челябинцы начнут сортировать мусор по разным контейнерам, то это повлечет и уменьшение тарифа. Для того и строится современный полигон в Чишме, в настоящее время уже подписано концессионное соглашение и сейчас заканчиваются экспертные работы.

— То есть второго Волоколамска не случится, чего так опасаются жители Полетаево?

— Нет, такого, как в Подмосковье, у нас не будет. Когда закрыли свалку в Москве и переместили весь мусор на полигон в Волоколамск, не было понимания объемов отходов, которые может принять полигон. Когда же принималось решение о закрытии свалки в Челябинске, благодаря территориальной схеме, было понятно куда поедет мусор. Полигон Полетаево спокойно сможет просуществовать два года. Да, это болезненная тема для тех людей, которые живут рядом с полигоном. Наверно, любой нормальный человек, и я в том числе, был бы против свалки под носом. Но надо понимать, что это временная история. Здесь отмечу, что после закрытия свалки в Москве, расстояние до полигона увеличилось более, чем на 100 км. Когда закрыли питерскую свалку, находившуюся рядом с аэропортом Пулково, удаленность до полигона составила 70 км. Поэтому челябинские 20 км — это несерьезно.

Мнение

Интервью

Популярное