«Изюминка» районного масштаба

В поиске «точек роста» в Челябинске есть большой потенциал. Но будет ли он реализован?

Одно из своих первых поручений новый глава администрации Челябинска адресовал властям внутригородских районов. Евгений Тефтелев потребовал список уникальных преимуществ, последовательное внимание к которым превратило бы территориальные «изюминки» в потенциальные «точки роста». Эта работа может дать городу столь необходимую стратегию развития. Но пока все говорит об очередной «кабинетной кампании».

Первую после новогодних каникул рабочую неделю новый глава городской администрации посвятил знакомству с районами Челябинска. Задавая формат встречам с представителями районных властей, Евгений Тефтелев упомянул о «районной специфике», которой, по его мнению, следует уделить особое внимание. Причем, уделить на перспективу. «В каждом районе найдется своя изюминка. Мне пока трудно оценить, но районные руководители у нас все опытные и креативные, пусть подумают, а я хочу от них услышать варианты», — приводит слова Тефтелева его пресс-служба.

Важно, что свой ознакомительный вояж сити-менеджер начал еще до окончания формирования районного уровня городской власти, где теперь тоже «двуглавая» схема управления. После сентябрьских выборов депутаты районных советов определили из своего числа глав внутригородских районов. И теперь, после назначения сити-менеджера, — и уже при его участии — на конкурсной основе должны быть назначены руководители районных администраций, в чьих руках, собственно, окажутся хозяйственно-распорядительные функции. Все это дело ближайших недель, но Евгений Тефтелев предпочел не ждать. Возможно, тем самым он дал понять, что серьезных кадровых изменений в районах не произойдет. Впрочем, установка на поиск «изюминок» с потенциалом «точек роста» может сыграть на руку и альтернативным претендентам в районные управленцы, если, конечно, мы не окажемся свидетелями очередной «игры в демократию».

Как бы там ни было, на определенном этапе показалось, что сити-менеджер очень предметно задал повестку предстоящей конкурсной кампании. И недвусмысленно указал, что лично для него станет определяющим фактором при отборе кандидатов на руководящие должности в районах. Ведь в теории поиск перспективных «вариантов» мог бы не только быть полезен самим районным муниципалитетам, но и послужить неплохим стартом для работы над стратегическим планом социально-экономического развития всего города. До него, увы, так и не «доросла» ни одна из предыдущих челябинских администраций, хотя мировая и уже немалая отечественная практика давно указала на приоритетный характер стратегического планирования.

Адекватная и жизнеспособная стратегия развития на ближайшие десятилетия просто необходима Челябинску не только из-за угрозы оказаться в хвосте других российских «миллионников» и даже некоторых куда более скромных региональных центров. А значит, начать проигрывать во всё более очевидной конкуренции за ресурсы, в том числе, за самый важный — человеческий. К тому же, «революционные» перемены, которые в последние годы происходили в Челябинске, к большому сожалению, имели какую угодно, но только не плановую основу. Их влияние на будущее города еще только предстоит оценить, и, скорее всего, не обойдется без серьезной работы над ошибками. Но опять же: делать это можно только в рамках комплексного долгосрочного планирования.

Но вопрос в том, готова ли к этому подходу новая городская власть? С одной стороны, Евгений Тефтелев в своих первых интервью в должности четко заявил: губернатор Борис Дубровский ждет от него именно такой стратегии. Но с другой, опасения внушают, по меньшей мере, два момента. Первый — это какая-то маниакальная привязка к рубежу 2020 года, которой продолжают следовать власти всех уровней, хотя ничем, кроме «красивого» набора цифр, этот рубеж объяснить невозможно. О пресловутой «Стратегии-2020», как помнится, впервые заговорили не в предвыборном штабе Дубровского в 2014 году, а гораздо раньше — в 2008 году — и в распоряжениях президента и правительства. Но даже если рассматривать еще не оформленную городскую стратегию как часть областной и общефедеральной стратегии на тот же срок, то выбранный сегодня горизонт планирования, мягко говоря, вызывает вопросы. Даже приснопамятные советские пятилетки писались с оглядкой на более дальние, но при этом четко намеченные горизонты. Безусловно, Челябинску не жить в отрыве от общероссийских и южноуральских реалий. Но ему уже нужна стратегия не до 2020, а как минимум до 2040 года!

Второй момент, который смущает не меньше, — это сам перечень «точек роста», который районы выдали в ответ на запрос Евгения Тефтелева. На 99 процентов он состоит из уже разбитых или только запланированных парков и скверов. Особняком оказался самый «спальный» Курчатовский район, который своей точкой роста назвал строительство локальной «ливневки». Что самое удивительное, сити-менеджер, кажется, этим ответом вполне удовлетворился...

Спору нет: Челябинск, как весьма запущенный и неуютный промышленный город, очень нуждается в обустройстве привлекательных и удобных общественных зон, масштабном озеленении и общей гуманизации городского пространства. И у этой работы действительно может быть потенциал «точки роста», которая позволила бы поднять столицу Южного Урала в рейтинге городов, удобных для жизни. Благоустройство и парковое строительство, ориентированные на потребности современного горожанина, действительно могут и должны стать очень важной частью как собственно районных, так и общегородской стратегий.

Но, простите, на этом что, всё?

Если кто забыл, мы обсуждаем концептуальные основы социально-экономического развития регионального центра с более чем миллионным населением. И торгово-промышленным, научно-образовательным, культурным и прочим потенциалом, упоминание которого содержится в любом справочнике и энциклопедии.

К этому можно добавить и то, что свою стратегию Челябинск получит уже в феврале. Евгений Тефтелев сообщил, что именно такой срок ему отмерил Борис Дубровский. И все говорит о том, что подготовленная в следующем месяце стратегия станет уже готовым планом действий, а не всего лишь проектом, который еще следует обсудить и доработать с городским сообществом и привлеченными экспертами. Если действительно решено обойтись без этой «условности», то с прискорбием придется констатировать: городская стратегия-2020 имеет все шансы пополнить архивы пустых и бесполезных деклараций, которые в Челябинске принимались и ранее, оставаясь при этом вдалеке от реальных потребностей города, а главное — никак не обеспечивая его развитие и конкурентоспособность.

Стратегический план развития города: опыт Екатеринбурга

Своя стратегия-2020 есть и у соседнего Екатеринбурга, но в отличие от Челябинска, столица Урала приступила к его разработке больше 15 лет назад, потратив на подготовительную работу ни много ни мало около трех лет.

В формировании стратегии развития Екатеринбурга можно выделить три этапа.

На первом этапе были сформированы 25 (!) тематических рабочих групп по направлениям социально-экономического развития города. Им предстояло изучить и осмыслить мировой и российский опыт стратегического планирования в городах, а заодно проанализировать стартовые возможности и условия развития Екатеринбурга, объективно выявить позитивные и негативные тенденции его развития, предложить первые цели и задачи. Для этого в городе прошла серия научно-практических конференций и семинаров.

На втором этапе материалы рабочих групп были обобщены в восемь приоритетных направлений (см. схему), охватывающих социальную, экономическую, экологическую и пространственную сферы. В рамках этих направлений были предложены 27 программ, которые должны реализовываться через систему конкретных стратегических проектов. Итогом второго этапа явилось проведение научно-практической конференции «Стратегия развития города Екатеринбурга».

Третий этап разработки стратегии заключался собственно в составлении стратегического плана города на основе углубленного исследования узловых проблем развития Екатеринбурга. Были подготовлены тексты стратегических направлений и программ, определен перечень стратегических проектов, появилась брошюра проекта Стратегического плана. После чего стартовало общественное обсуждение стратегии. В ходе обсуждения было получено порядка семи тысяч (!) откликов. Предложения были систематизированы, проанализированы рабочими группами и так или иначе учтены в доработанном варианте стратегии.

В июне 2003 года Екатеринбургская городская Дума утвердила Стратегический план развития города Екатеринбурга, и с этого времени стратегия считается введенной в действие. Первоначально план был рассчитан до 2015 года, однако в 2008 году план был пролонгирован еще на пять лет. Этого потребовала не только федеральная политическая повестка — именно тогда в России заговорили о «Стратегии-2020», — но и необходимость актуализация городского плана. Развитие Екатеринбурга пошло такими темпами, что уже в 2008 году были достигнуты многие плановые показатели 2010 и даже 2015 годов.

Можно назвать две важные особенности в опыте стратегического планирования Екатеринбурга. Первая — городу в числе первых в России удалось согласовать «во времени и пространстве» собственно Стратегический и Генеральный планы развития: последний, регулирующий градостроительную деятельность в Екатеринбурге, стал частью первого. И это очень серьезно повлияло на дальнейшие изменения в архитектурно-строительном облике уральской столицы.

Но еще более значимым и принципиальным стало то, что, пожалуй, впервые, в основу городского стратегического планирования на Урале были положены не некие соображения государственной важности, а реальные потребности рядовых жителей. Такая позиция вызвала немало возражений сторонников «государственной» линии, особенно в рядах специальных служб, также не довольных тем, что к написанию плана были привлечены специалисты Бирмингемского университета. Выбор, кстати, был сделан не случайно: Бирмингем на основе стратегического планирования несколько десятилетиями ранее также совершил успешную трансформацию из провонявшего промышленным смогом заводского города в преуспевающий и удобный для жизни центр сервисной экономики. И пока многие в Челябинске такие цели считают неуместным прожектерством, не предлагая взамен ничего вразумительного, Екатеринбург вполне успешно пользуется чужим опытом и увеличивает свой отрыв от вечно догоняющего соседа.

Дмитрий Довженко
Председатель постоянной комиссии по бюджету и налогам Челябинской городской думы

— Нужно понимать специфику работы на районном уровне: очень ограниченный объем возможностей при гигантском грузе ответственности. Когда по каждому поводу жители идут с жалобой и грозит прокурор, пределом мечтаний действительно становятся очень приземленные вещи: наличие парка в районе, хороших и чистых тротуаров, работающего уличного освещения. Как говорят: у кого что болит, тот о том и говорит. Например, о ливневом коллекторе, которого действительно не хватает в Курчатовском районе, и в эту проблему упирается, в том числе, дальнейшее жилищное развитие на северо-западе. Думаю, что «точки роста» и для отдельных районов, и для города в целом необходимо искать, но на другом, более высоком уровне.

Алексей Табалов
Правозащитник

— Все «точки роста» следует искать из анализа потребностей горожан.

Что дает экономический рост? Удовлетворенность домохозяина своей жизнью, ее качеством: чем более он удовлетворен (в самом широком смысле — от наличия озеленения на улице до наличия места в детском саду), тем больше он зарабатывает и тратит. Все вместе это приносит рост налогов, которые составляют доходную часть бюджета.

Вторая составляющая — это удовлетворенность бизнеса, предпринимательской инициативы активной части граждан. А это опять же увеличивает доходную базу бюджета. Все уже давно придумано в цивилизованных странах.

В принципе те «точки роста», которые как бы найдены и нам озвучены — правильные, но, увы, являются в прямом смысле точечными, они пока не складываются в общий паззл, в единую стратегию, которая и должна дать кумулятивный эффект. Конечно, разбивка одного нового сквера — вещь приятная для загазованного Челябинска, но этот сквер не решит никаких проблем, если в городе не будет разработанной собственной экологической политики, если не будет реализовываться понятная долгосрочная программа по благоустройству и озеленению, если не будут в расчет приниматься тесно связанные вопросы городского планирования и организации дорожного хозяйства.

Наталья Диская
Директор Челябинской областной публичной библиотеки

— О развитии городской среды можно говорить только в том случае, если развиваются все ее подсистемы. Конечно, инфраструктура жизни — важный вопрос, но если обращать внимание только на парки и ливневки и мало что делать в других сферах, нужного результата не будет. Я считаю, что не зря в нашем обиходе в свое время было понятие «очаг культуры». Сегодня такие «очаги» — кинотеатр имени Пушкина в центре, ДК «Импульс» на ЧМЗ и другие — могли бы стать «точками роста» в своих районах.

 

Стратегия «Челябинск-300»

Неплохой рубежной датой, подходящей в качестве адекватного горизонта планирования развития Челябинска в ближайшие десятилетия, мог бы стать 2036 год, когда столица Южного Урала официально отметит свое 300-летие. Тягу ко всякого рода круглым датам уже можно считать нашей ментальной привычкой, а значит, за мотивацией дело не станет. Как, собственно, и с целеполаганием: достаточно задать друг другу вопрос, каким мы хотим увидеть Челябинск в его трехвековой юбилей? Кстати, и над на названием стратегического плана можно долго не думать: оно получается вполне себе понятное и идейно наполненное — «Челябинск-300».

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное