Вопросы безопасности

Почему проблемами челябинского общественного транспорта должна заняться ФСБ

Состояние общественного транспорта в Челябинске в последние месяцы стало уже чем-то нарицательным.

Матвей Кондрашов

С одной стороны, внешне все вроде бы функционирует — автобусы с троллейбусами (и даже трамваями) ездят, от маршруток с их вечно стремящимися обгонять друг друга водителями отбоя нет.

С другой стороны...

Оба главных муниципальных предприятия находятся в предсмертном состоянии, глубоко убыточны, обременены долгами в многие сотни миллионов, в судах рассматриваются дела об их банкротстве. «Челябавтотрансу» не помогли даже довольно массовые закупки новых автобусов — от «средних» «Маркополо» до вместительных, хоть и сильно подержанных, «гармошек» из Магнитогорска.

Маршруты, на которых ездит транспорт МУПов, дублированы все теми же маршрутками, что лишает муниципальный транспорт значительной части выручки, и усугубляет и без того плачевное положение.

Несмотря на многочисленные обещания, в Челябинске так толком и не разработана концепция развития общественного транспорта, так и не внедрена вроде бы разрабатывавшаяся кем-то новая маршрутная сетка.

Участники рынка перевозок практически в открытую говорят, что руководство муниципального транспорта действует в интересах не города, но одного из предпринимателей, который «рулит» городским транспортом то ли вместе, то ли вместо мэрии города. Не меньшие претензии звучат и в адрес контролирующих органов, прежде всего — ГИБДД и управления государственного автодорожного надзора, которые, несмотря на имеющиеся полномочия, якобы слишком лояльно (мягко говоря), относятся даже к самым вопиющим случаям нарушений правил перевозок со стороны некоторых предприятий, а также якобы практически ничего не делают, чтобы пресечь перевозки нелегальные.

Дошло до того, что по городу разъезжают десятки маршруток вообще без всяких лицензий и разрешений на регулярные пассажирские перевозки, прикрываясь статусом «экскурсионный» («Челябинский обзор» писал об этом две недели назад).

Наконец, собственно муниципальный транспорт и вовсе остался без руководства. Начальник управления транспорта Олег Козлов после долгих требований депутатов Городской думы отправился в отставку, но замена ему пока, по сути, не найдена.

По большому счету, до последнего времени мэрия Челябинска показывала в вопросе функционирования городского транспорта неспособность самостоятельно справиться с ситуацией. Речь даже не столько о почти миллиардных финансовых дырах, а о некомпетентности (случайной или, так сказать, осознанной — другой вопрос).
Однако, ладно бы, если речь шла только об этом — к некомпетентности и\или коррупции мы все даже более-менее привыкли (новостные ленты каждый день радуют то задержанными за взятки губернаторами и мэрами городов, то полковниками полиции с девятью миллиардами «кэша»).

Похоже, что все немного позабыли о том, что транспорт в миллионом городе — это не только отрасль жизнедеятельности города, от которой во многом зависит его эффективность как места сосуществования жителей. И не просто рынок объемом под 10 миллиардов рублей ежегодно (если брать примерную совокупную выручку муниципального транспорта, маршруток и легковых такси Челябинска).

При этом главная отличительная особенность этого рынка — он (особенно в части маршруток) практически полностью наполнен наличными деньгами, которыми за поездки расплачиваются пассажиры. Именно этот «нал», с трудом поддающийся хоть какому-то учету (и тем более, налогообложению), но при том текущий стабильными потоками в несколько десятков миллионов рублей в день, и представляет, по сути, главный интерес. И не только для предпринимателей, но и для криминала и всей разнообразной коррупции (мелкой и не очень), связанной с этой отраслью.

Но на самом деле все ещё несколько серьезнее. Речь ведь, на самом деле, идет не только о рынке перевозок, но и о прямой угрозе безопасности жителей города. И вот почему.
В законодательстве записано, что каждый автомобиль — средство повышенной опасности. Именно поэтому на управление им выдается специальное удостоверение. Автобусы, троллейбусы или трамваи — тем паче, на то их водителям и специальная категория в правах. Но есть и совсем другая угроза — террористическая.

Думаете, преувеличиваю? А вы вспомните, сколько из самых заметных терактов в современной истории России так или иначе связано либо с объектами транспортной инфраструктуры, либо с использованием автотранспортных средств, предназначенных для регулярных перевозок? Или расскажите жителям, например, Владикавказа (да любого другого крупного города на Кавказе), что маршрутки не взрываются на остановках возле Центрального рынка, переполненного в любой выходной или праздничный день.
Работа в транспортной сфере — едва ли не идеальное прикрытие для злоумышленников: дает возможность совершенно спокойно передвигаться по всему городу практически в произвольном режиме.

Перемножьте это на то, что, по разным данным, едва ли не половина челябинских маршруток — транспорт, не принадлежащий предприятию-перевозчику, а частные автобусы, владельцы которых выкупают у этих компаний «путевку». И кто именно ездит на этом ПАЗике, «Газели» или «Фиате» — владелец, или его родственник, или еще кто-то — вряд ли кто-то знает...

Кроме того, ежедневный «нал» интересен не только вороватым чиновникам или бандитам, но и террористическим организациям. А случившийся в понедельник великий праздник Курбан-байрам, обернувшийся перебоями в транспортном обслуживании горожан, лишний раз нам напомнил, откуда в Челябинске значительная часть водителей маршруток.

Да и не только водителей. А куда идет наличность, привезенная с рейса, вряд ли властям известно достоверно. Да-да, я помню, что у террористов нет ни религии, ни национальности. Но все же... А если в какой-нибудь «джамаат» радикального свойства? Думаете, исключено?...

А откровенный бардак, царящий ныне в челябинском общественном транспорте — не только возможность словить жирную рыбку в мутной воде, но и потенциально питательная среда для куда более серьезных опасностей.

А теперь напомню, что и борьба с терроризмом, и координация антитеррористической деятельности, и тем более борьба с коррупцией в органах власти и правоохранительных структурах у нас в компетенции прежде всего именно ФСБ. 

Впрочем, радикально снизить всевозможные опасности — и коррупционные, и криминальные, и террористические, можно лишь одним способом: превратив денежные потоки из «черного нала» в прозрачную среду.

Для этого, по сути, надо не так много — просто перевести всех перевозчиков, включая частные маршрутки, обязав их к этому, на оплату только и исключительно по безналу, через единые транспортные карты. Те, кто был недавно в Москве, вспомните: вы не можете оплатить проезд на общественном транспорте непосредственно наличностью — для этого надо обязательно приобрести транспортную карту на входе в метро, в специальных автоматах или в пунктах продажи, контролируемых мэрией. Соответственно, уже этот платеж проходит через кассу и становится легальным. А поскольку каждая карта обладает индивидуальной меткой формата RFID — любая поездка, ее длина, время и протяженность, становится подконтрольной при необходимости для правоохранительных органов.

Эта, плюс несколько других мер, связанных, прежде всего, с контролем личности водителей и машинистов, выходящих на линию (например, их официальное трудоустройство) — и в итоге достигается сразу несколько целей: достаточно резкое снижение террористической угрозы (хоть и не абсолютное), и финансовой базы для подпитки терроризма, а также выведение отрасли в «белое» экономическое пространство (что означает официальное трудоустройство, налоги, платежи в страховые фонды), что снизит коррупционную составляющую и присутствие в бизнесе откровенных бандитов.

Наверное, выстраивание такой системы, такого порядка, потребует времени, определенных ресурсов и, прежде всего — политической воли. Но о чем говорить, если глава города Евгений Тефтелев как-то обещал взять под личный контроль вопрос оплаты поездок в маршрутках через терминалы, а спустя год вы попробуйте найдите такую маршрутку...

Но, если у мэрии с ГИБДД и автодорожным надзором навести порядок не получается, то им надо помочь. Вежливо и настойчиво. У чекистов это вроде бы получалось неплохо. Да и необходимость есть. Было бы желание...

Комментарии