Город на букву «П»

На конкурсе Archchel-2020 определили, как может видоизмениться Челябинск

Челябинску собрались придать импульс в развитии архитектуры. На это направлен конкурс Archchel-2020, объявленный правительством региона.

Ярослав Наумков

На протяжении нескольких месяцев в южноуральской столице принимались заявки от дизайнеров и архитекторов со всего мира. Речь идёт о трёх объектах, которые должны либо появиться с нуля, либо кардинально видоизмениться: конгресс-холл, аэропорт, набережная реки Миасс. И вот конкурс вышел на финишную прямую. С деталями конкурса, его участниками, членами жюри, и главное — проектами, познакомилась редакция «Челябинского обзора».

Челябинск, как считают архитекторы, всё-таки достаточно молодой город. Несмотря на солидный возраст, строиться и развиваться он начал только в прошлом веке. Отсюда и наблюдается некая стилистическая эклектика. Проехав с Курчатовского района до Ленинского, например, можно увидеть уйму абсолютно разных зданий, совершенно не похожих друг на друга. Где-то гиганты из стекла и бетона соседствуют с одноэтажными постройками, где-то вообще взгляд блуждает между безликими серыми многоэтажками восьмидесятых годов постройки. Острой трагедии в этом, конечно, можно и не увидеть. Но оставаться вечно неустроенным нельзя.

Архитекторы пообещали изменить облик Челябинска. Город, напомню, сейчас претендует на проведение саммитов ШОС и БРИКС. Свои видения преображения исторического центра подготовили больше 200 архитекторов. География проектов не ограничивается территорией России. На участие заявились архитекторы из Австралии, Англии, Турции, Италии, Германии и Израиля. Помимо презентации, как должен выглядеть аэропорт, они представили графические концепции конгресс-центра и набережной реки Миасс на отрезке от Свердловского проспекта до улицы Лобкова. В оргкомитете конкурса «Аrchchel-2020» отметили, что о своем участии заявили как молодые специалисты, так и признанные «звезды» архитектуры.

«Я работаю в Лондоне уже 25 лет, наша компания в основном знаменита местными проектами. В частности, некоторые станции метро — наших рук дело, также проект одной из библиотек получил государственную премию Великобритании. Тем не менее, остальной мир также пользуется нашими услугами. В частности мы делаем проекты для Китая, Канады, Грузии», — говорит один из членов жюри, руководитель британского архитектурного бюро All Worldwide Маркос Роселло.

В его понимании новые проекты, безусловно, должны быть функциональными, и весьма долго служить городу после постройки, но при этом и внешнему облику уделяется немалое внимание. В частности, уверен архитектор, потенциальные объекты должны соответствовать облику города, взаимодействовать с уже существующими зданиями, архитектурными ансамблями.

Впрочем, с ним не согласна руководитель архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева. Гостья из Москвы заявила, что не надо отталкиваться от существующего облика. Челябинск заслуживает большего и лучшего.

«Я смотрела на представленные проекты с точки зрения того, чтобы, напротив, создать некий новый импульс, поднять планку, заявить о каком-то новом уровне для того, чтобы появился новый прецедент в архитектуре, придающий городу новое дыхание. Я проехала по городу, вижу частично его облик с верхних этажей гостиницы, ну и, конечно же, живя в России, я представляю что такое Челябинск... Мне кажется, что это город труженик, который заслуживает большего. Безусловно, есть градостроительная ситуация, которая складывалась на протяжении столетий, и она обусловлена тем, чем город всегда занимался — это производственные кластеры. Да, они частично формируют неповторимость этого Челябинска. Но эстетика, мне кажется, требует доработки», — выразила своё мнение эксперт.

Из более чем 350 проектов в финал конкурса вышли около 30. Познакомиться с потенциальными претендентами приехал губернатор Борис Дубровский. После краткого приветствия членов жюри пошёл осмотр. Экскурсию провёл президент Союза московских архитекторов Николай Шумаков.

«Архитектура в Челябинске должна быть качественной, это очень важно, — Шумаков начал убеждать главу региона с таким запалом, как будто сам Борис Дубровский с этим не согласен. — Вы скажете — это невозможно? Это возможно! Нужна только ваша воля!»

«Все слышали? Деньги не нужны, одной воли достаточно, — с улыбкой заметил губернатор, напомнив архитектору шутку про деньги: «Вчера были и завтра будут, а вот именно сегодня нет».

Шутки шутками, а в каждой есть доля правды. В одиночку строительство объектов не потянет ни город, ни даже область. Поэтому за строительство нового здания аэровокзала, например, взялся, его акционер — компания «Новапорт». И раз деньги направляются частные, правительство может лишь рекомендовать взять за основу проект-победитель конкурса, но не навязывать своё мнение. Об этом сообщил вице-губернатор Руслан Гаттаров.

«В любом случае, мы решили включить аэропорт в конкурс для того, чтобы у акционеров была возможность выбора. Мы не хотим, чтобы это была просто коробка из стекла и железа, как во многих городах. Это воздушные ворота в регион, большинство гостей пользуются именно ими. И мы бы хотели, чтобы они выглядели красиво. И мы всячески со своей стороны будем рекомендовать прислушаться к тем проектам, которые будут в топе сегодняшнего конкурса».

Правда, здесь возникла небольшая неувязка. Дело в том, что месяц назад директор АО «Челябинское авиапредприятие» Юрий Коньков озвучил, что проект нового здания аэровокзала уже готов.

«Уже знаем, как будет выглядеть аэровокзал внешне и как будет спланирован: 24 тысячи квадратных метров, три этажа. Третий этаж — технологический, первые два — „клиентских“, четыре телетрапа. Спецзалов в аэровокзале не будет, планируем только бизнес-залы для МВЛ и ВВЛ. В новый аэровокзал мы переведём все внутрироссийские и международные рейсы, включая чартерные», — говорил Юрий Коньков в интервью «Челябинскому обзору» в конце октября.

Тем не менее, на презентации конкурсных проектов Руслан Гаттаров заверил, что акционеры аэропорта готовы взаимодействовать с властями региона. И в конце концов будет найдено решение, устраивающее обе стороны — как по архитектуре, так и по деньгам.

Насчёт этого же вопроса завертелась острая дискуссия и спустя два дня на итоговой пресс-конференции. Активнее всех выступал директор компании «Элефант» Михаил Смирнов.

«Вот скажите, — обратился он к прессе, — вы лично какой аэропорт хотите видеть в городе?»

Пресса предпочла промолчать, лишь с задних рядов раздался одинокий голос: «Красивый».

«Понятно, что задача Конькова, как директора частной организации, при строительстве максимально снизить издержки, раз „Новапорт“ (акционер челябинского аэропорта  — прим. редакции) свои деньги вкладывает. Но ведь и конкурс мы не затевали просто так. Это наш общий город, и вы (обратил свой посыл к журналистам) должны об этом максимально рассказать общественности, чтобы при утверждении финального проекта мы все смогли сделать так, чтобы был принят не только функциональный и дешёвый с точки зрения себестоимости, но и запоминающийся всем вариант. Если будет поддержка общественности, тогда мы все вместе и сможем на собственника надавить».

Ну, как тут не вспомнить знаменитое изречение Путина про «давить» при назначении Бориса Дубровского исполняющим обязанности губернатора?

Это же касается набережной и здания конгресс-холла. В обоих случаях будут искать баланс между красотой и стоимостью.

«Есть красивые проекты, могу сказать, что крупнейшие столицы мира нам могут позавидовать, но очень важно, сколько это будет стоить», — прокомментировал вице-губернатор Руслан Гаттаров.

Представление победителей превратили в настоящее шоу. Один из залов отеля, где и проходил конкурс, сделали  интерактивной площадкой. Собрался весь бомонд, включая первого заместителя губернатора Евгения Редина, замминистра экономического развития региона Антона Бахаева, главы Челябинска Евгения Тефтелева и других чиновников и бизнесменов. И под живую музыку и летающие по стенам слайды ведущий объявлял тех, кто вызвал наибольшие симпатии жюри.

В список победителей попал и представитель Челябинска. Он унёс бронзовую статуэтку за проект аэропорта. Призовые же семь миллионов уедут в другие города и страны (см. таблицу).

«Обратили внимание, — вещал со сцены председатель жюри, президент союза архитекторов России Николай Шумаков, — что на одном из проектов стояла буква „П“, несмотря на то, что Челябинск-то с другой буквы начинается. Это не случайно! Наиболее стильный и знаменитый город — Париж. Поэтому после 2020 года и Челябинск тоже должен быть городом на букву „П“!»

Конкурс длился три дня. Победителей проектов выбирали не большинством голосов, а во время многочисленных обсуждений. Как пояснила Наринэ Тютчева, такой подход хорош тем, что члены жюри не только пытаются настоять на понравившемся проекте (было бы странно, если все люди с профессиональным опытом имели одинаковое мнение, тогда бы и архитектура была у всех одинаковая), но и слушают друг друга, и в итоге приходят к единому мнению, устраивающему всех. А такая консолидация должна привести к тому, что единое мнение о будущих объектах сложится и у челябинцев. Если, конечно, эти объекты действительно построят...


Николай Шумаков, президент Союза архитекторов России:

«Челябинску нужен мощный толчок для развития»

— Много ли в стране проводится конкурсов, подобных челябинскому?

— Это первый в моей практике опыт, когда на конкурс выносится сразу три объекта. Я провожу много конкурсов, участвую в жюри, но такого не было. Это прецедент, и довольно серьезный.

Понятно, что это вызвано планирующимся к проведению саммитом стран ШОС и БРИКС. И расставить своего рода реперные точки в виде архитектурных доминант — аэропорта, конгресс-центра и набережной — серьезный, я бы даже расценивал его как политический, шаг. Который в итоге послужит локомотивом для развития архитектуры в Челябинске.

Но для этого нужна воля первого человека в области. У меня остались хорошие впечатления от общения с Борисом Дубровским. Видно, что это человек волевой и инициативный.

— Какие у вас впечатления от работ, представленных на конкурс?

— Жюри работает не на эмоциях. Профессионалы работают так, чтобы разглядеть проект, который бы соответствовал всем параметрам. Чтобы его было возможно реализовать, чтобы его можно было нормально эксплуатировать...

Профессиональное впечатление от увиденного? До объявления итогов, наверное, я не буду говорить об этом. Но в целом, скажем так — уровень есть, работа для жюри имеется...

— Вы говорите о первом прорыве, в виде трех объектов, проекты которых выставлены на конкурс. Значит ли это, что за ними должны последовать следующие, и в целом — новые идеи, новый генплан, новая градостроительная политика в Челябинске?

— Конечно, этого для города недостаточно. Хотя сами объекты необходимы. Городу нужен мощный толчок в виде хорошей архитектуры. Мировая практика показывает, что это возможно, в том числе — и в нашей стране. Взять тот же Сочи, где появились очень интересные объекты. Понимаю, что деньги совсем другие — все-таки Олимпиада. Но ведь и Челябинск работает не с таким размахом — у вас три объекта. Их надо сделать, реализовать те планы, проекты, которые станут победителями конкурса. Если это будет сделано — пойдет развитие города, появится определенная архитектурная планка, уровень, ниже которого уже нельзя будет опускаться в дальнейшем.

К сожалению, сейчас в целом по стране, по сути, отсутствует градостроительная политика. Поэтому разработка архитектурной стратегии, и по Челябинску в частности, и в стране в целом — это самое главное.

— Возможно ли это сделать в одном отдельно взятом регионе или городе?

— Возможно. В нашей стране, повторюсь, есть примеры. Те же Сочи и Казань. И там, и там была проявлена мощнейшая политическая воля. И оба города все-таки отстроили. С точки зрения архитектуры там есть, о чем поговорить, есть, что обсудить.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное