«А не выйти ли вам из Челябинска всем?»

Как протекал разговор губернатора с промышленниками об экологической ситуации в регионе

В пиаре есть установка – человек должен дистанцироваться от проблемы. Как только ты начинаешь комментировать, публично вникать, пытаться решить общую проблему, она становится твоей. Этого избегают: дабы не было ненужных ассоциаций и шлейфа негатива. Но как и в любом правиле, здесь тоже есть свои исключения. 

gubernator74.ru

Из этой серии, к примеру, – декабрьская пресс-конференция Путина, когда ему пришлось прокомментировать накаленную ситуацию с ослаблением курса нацвалюты, потому что не сделать этого тогда было просто нельзя: главу государства, мягко говоря, не поняли бы... Сюда же можно отнести и внеплановое совещание Общественного совета при губернаторе, посвященное экологической ситуации в регионе. Когда третьи выходные к ряду в Челябинске стоит смог, когда аромат родной индустрии чувствуют уже во всех уголках областного центра, когда обсуждается нашумевший проект РМК и собираются ППРы, на которых решается «Куда валить из Че?», власть, конечно, тоже должна внести свое веское слово. Что, в принципе, и произошло. Только, если декабрьский Путин прошелся по теме, по сути, по верхам, вчерашний Дубровский пошел ва-банк.

«Мне пора начать уже кое-что с себя и отряхать…»

Глава региона начал совещание очень сдержанно – кратко представил собравшихся, пробежавшись по ведомствам, отметил, что присутствуют представители предприятий, обозначил тему. Складывалось впечатление, что он прекрасно понимал: надо без пафоса, без возвышенных слов о роли экологии в жизни человека. Проблема слишком реальна и горяча. А еще Дубровский дал понять, что она касается всех, и представителей власти в том числе. Тема общечеловеческая.

«У людей возникает представление, что руководители живут где-то слишком далеко, на чистом воздухе. А если по-другому – почему никак не реагируют на очевидную ситуацию, которая уже не требует каких-то там замеров».

Свое детище – утвержденную Стратегию – глава области тоже не обошел стороной во вступительном слове, преломив тему таким образом, что план по увеличению к 2020 году средней продолжительности жизни до 74 лет (сейчас - 69), встает под большой вопрос. И дело не в отсутствии каких-то программ, не в состоянии медицины, не в махании рукой на развитие спорта – инвестиции сюда идут, подчеркивает Дубровский, о чем власть, по его словам, может отчитаться за каждую копейку. Дело – в экологии.

«Нам надо четко представлять себе, что мы ответственны за это состояние, надо отдать себе в этом отчет, - говорит губернатор и очерчивает свои ожидания от диалога с промышленниками, пока еще в очень мягкой, дипломатичной форме. - Я бы хотел, чтобы мы о чем-то договорились. Если мы не сможем договориться в ближайшее время, я буду вынужден применять весомые административные меры. Когда я готовился к выступлению, посмотрел опыт других регионов по ужесточению таких мер в отношении предприятий – это целый список реальных рычагов воздействия. Там где не смогли договориться пошли на приостановки деятельности. Это уже серьезно, и не хотелось бы, чтобы мы до этого доходили. Я считаю, мы должны найти другие формы достижения результата».

Далее прозвучал обобщенный, но очень прозрачный намек на то, что все предприятия знают, что у них происходит «по эту сторону забора» и понимают, почему это происходит. Но тратить деньги на то, чтобы этого не происходило, нужным не считают: мол, вхолостую. А там, где установлены системы фильтрации выбросов – они  не работают, а лишь стоят для галочки, чтобы все по закону и без претензий со стороны надзорных органов.

«Плавить же можно и без этого. Плавится – ну и ладно. И никто никогда в жизни ничего не приостановит. Во-первых, потому что нет экономических рисков – а мы их должны создать. А во-вторых, нет общей культуры, которая дает понимание, что вокруг тебя живут люди, да и вы сами там живете», - уже чуть более адресно высказывается Дубровский и признается, что сам стал заложником этой ситуации – не только, и даже не столько как человек, а как политическая фигура.

«Весь негатив, который сейчас высказывается, я собираю на себе, - говорит он, - в силу того, что я основная политическая фигура в регионе. И я понимаю, что мне пора начать уже кое-что с себя и отряхать… Я просто вас предупреждаю. Я буду применять политические административные воздействия в полной мере. То, что происходит в области, требует такого отношения. Конечно, вам может показаться это наивным, но я вас уверяю, если сосредоточиться на этой задаче, за 90 дней можно приостановить вашу работу. Может быть, чтобы остальные встрепенулись. И это будет не штраф 250 тысяч рублей, который является чисто имиджевой потерей».

Формально правы

На этой ноте трактовка ситуации «человеческим» языком приостановилась. Далее, что называется, пошла официальная программа. Эмоций, живой лексики и понятных терминов не звучало еще долго. Представители ведомств, которые, так или иначе, задействованы в природоохранной деятельности, зачитывали доклады.  Большинство собравшихся слушало и вспоминало своих учителей химии добрыми или не очень словами. Правда, министр экологии Ирина Гладкова, сильно подгружать обстановку профильной, но совсем не близкой уху среднестатистического челябинца терминологией, не стала. Она лишь познакомила со статистикой по выбросам, остановившись на некоторых законодательных кочках, формально мешающих грозить промышленникам пальцем.

«После выполнения воздухоохранных программ, предприятия в дальнейшем больше не имеют формальных обязательств. Сегодня у нас остался только один субъект – «Мечел- Кокс» – который  обязан выполнить воздухоохранные мероприятия», - отметила Гладкова. - У нас еще есть и такой показатель как ухудшение качества атмосферного воздуха в период неблагоприятных метеорологических условий. Мы уже привыкли к этому сочетанию – НМУ, которое говорит о следующем: все, что выбрасывается в воздух, скапливается в нем. В период НМУ каждое из предприятий берет на себя дополнительные обязательства: сокращать свои выбросы, чтобы население не почувствовало за пределами предприятий ухудшения качества воздуха. И, наверное, есть необходимость для стимулирования предприятий к снижению выбросов, хотя формально никто ничего не должен».  

Кроме этого, говорит министр экологии, есть несоответствия между расчетным и фактическим загрязнением воздуха, но для доказательства виновности предприятий этого недостаточно. Есть еще проблема – обеспечить оперативный замер при НМУ, чем занимаются передвижные лаборатории, аккредитованные есть при «ГорЭкоЦентре».

«Лаборатории замеряют на точках  максимальные разовые конентрации. В период НМУ мы дышим такими концентрациями фактически на протяжении нескольких дней, а они больше среднесуточных, как правило, в разы», - поясняет Гладкова, намекая на то, что неплохо бы померить, во сколько раз.

Руководитель регионального Управления Роспотребнадзора Анатолий Семенов, которому потом предоставили слово, тоже сделал вывод о том, что формально предприятия ничего не нарушают:

«В соответствии с законодательством, все промышленные предприятия, имеющие источники выбросов, должны осуществлять контроль атмосферного воздуха в зоне влияния выбросов своего предприятия. В соответствии с ГОСТ 17.2.3.01-86 «Атмосфера. Правила контроля качества воздуха населенных пунктов» (п. 3.6.) в периоды НМУ проводят наблюдения через каждые три часа, но этим же ГОСТом, пунктом 3.8., допускается возможность не проводить наблюдения в воскресные и праздничные дни, чем предприятия сегодня успешно и занимаются. То есть, по сути, они ничего не нарушают. Этот момент нам надо как-то прорабатывать – либо добрыми намерениями, либо принуждениями».

Семенов отметил, что в 2014 году по Магнитогорску было всего 8 жалоб населения на загрязнение воздуха, в Челябинске – 96. А чтобы было еще проще сравнить, руководитель регионального Роспотребнадзора добавил,  что все предприятия Челябинска суммарно выбрасывают в воздух столько веществ, сколько один ММК. Всего по области в прошлом году ведомство насчитало 181 жалобу.

«Последний вал жалоб пришелся в Челябинске на декабрь-январь . Я считаю, что виноват Коркинский карьер, и эта ситуация форс-мажорная, которую надо решать конкретному предприятию. Хотя на сегодняшний день, в рамках действующих законов, говорить о том, что виноваты все предприятия, нельзя, - оговаривает Анатолий Семенов. - Каждое согласовывает свои выбросы. Однако методики по разграничению выбрасываемых веществ не существует, а материалы, полученные по нестандартным пробам в рамках мониторинга, не являются основанием для наказания предприятия. Но они могут лечь в основу работы с предприятиям по выведению его на какие-то нормативные вещи».

Пока же ситуация печальна: даже если ведомство понимает, чье вещество попало в атмосферу, доказать это практически невозможно. Из этой серии – двухлетний судебный процесс Роспотребнадзора и «Южуралзолота», требующего наказать лабораторию ведомства за подрыв деловой репутации, хотя цианидов, кроме тех, что попадают в воду от этого предприятия, по словам Семенова, «в этом районе больше вообще нет».

«Лабораторных исследований много, а что с ними дальше делать – проблема», - заключает он.

Тема потом и вовсе ушла в какие-то дебри и тонкости. Когда к микрофону подошла представитель службы гидрометеорологии, было понятно, что понятного уже совсем мало. Из доклада Марины Иваницкой, и.о. начальника Челябинского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды звучало про индексы загрязнения воздуха, про работу в рамках федерального заказа, про классификацию загрязняющих веществ, предельно допустимые концентрации, диоксиды серы в Карабаше, ароматические углеводороды, бензапирены, максимальные концентрации, смоги с химическими реакциями, фотоны света, диоксиды азота, концентрации сероводорода и так далее и тому подобное. По сути же, суммируя все сказанное, вообще не ясно, чем дышим: при концентрации веществ под действием погодных условий, пояснила докладчица, могут образовываться ядовитые вещества и соединения, которые служба вовсе не измеряет.

Галиулла Латыпов, и.о. руководителя управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования в регионе отметил, что в Челябинской  области сейчас насчитывается более 2 тысяч предприятий, осуществляющих выбросы загрязняющих веществ, и более 80% всех выбросов дают 60 крупнейших предприятий. Красной нитью доклада проходило то, что наши «плохиши», заработавшие славу самых дурно пахнущих производств, на самом деле-то вкладываются в природоохранные программы, внедряют  технологии, под это выделяются какие-то деньги, и кто-то регулярно отчитывается по реализованным мерам… «Должны обеспечить», «предусмотрено проведение контроля», «отчеты о выполнении мероприятий в регулярном порядке», - звучало через микрофон, что казалось типичным отрывом от реальности. Но особо впечатлило следующая фраза:

«В связи с многочисленными обращениями на загрязнение атмосферного воздуха, в целях информирования граждан, управлением в 2014 году были организованы экскурсии для студентов и авторов обращений на ЧМК, Цинковый завод и «Челябинский завод строительно-дорожных машин». Большинство граждан после посещения таких экскурсий абсолютно меняют свое мнение о деятельности предприятий на позитивное. Управление бы рекомендовало всем присутствующим руководителям предприятий взять это на вооружение и активно внедрять в практику».

Докладчик явно затянул речь, углубившись в тонкости газоотчистки, инструментарий измерения концентрации веществ  и прочие малопонятные вещи. Сделать вывод о том, молодцы ли наши умные технологи на предприятиях или имитируют бурную деятельность, было очень тяжело. Отмечалось и то, что порядка 600 предприятий работает в рамках федерального надзора, но определить, кто за кем следит, и что меряет, оказалось также нелегко.   Пожалуй, показательной была только одна статистика. Управление начислило в 2014 году штрафов в отношении предприятий на общую сумму 7,5 миллиона рублей, а ущерб  составил порядка 1 миллиарда 200 миллионов.

Что ответить женщине с ребенком?

После этого началось, пожалуй, самое интересное. Очередь отчитываться подошла к промышленникам. «Попросил бы по сути», - оговорил губернатор. За трибуну встал представитель ММК – начальник лаборатории охраны окружающей среды предприятия Олег Дробный:

«Задача по защите атмосферного воздуха является приоритетной, и мы этой темой занимаемся долго. Мы снизили выбросы более чем в 4 раза, эта динамика подтверждается исполнением природоохранных мероприятий. Любая модернизация газоотчистной установки составляет порядка 300-400 миллионов…»

На этой фразе Дубровский, конечно же, знакомый со всеми модернизациями, не выдержал:

«Подожди. Про успехи мы все знаем. Я спрашиваю – какие взаимоотношения вам нужны с надзорными органами, чтобы это стало для вас таким же приоритетным направлением, как объемы производства и качество продукции? Что надо сделать? Я вызову сейчас второго, третьего, и мы увидим, что навыки взаимодействия с надзорными органами настолько «великолепны»…  Сегодня глянул ваши мероприятия – они не закончены: на то не хватило, на это… Присаживайтесь. Присядь, пожалуйста, - попросил губернатор и продолжил, обращаясь к промышленникам, - Пришло время открыться и отчитаться по выбросам: вот он я, и я открыт. А пока получается, умнее тот, у кого больше справок. Люди, я вас уверяю, не дураки, чтобы думать, что после нашего совещания станет легче дышать. Но вы должны понимать, что у вас происходит за забором.  Вы пришли все сюда защищаться. Вот мы тут поговорили, а женщина с ребенком так и не поняла – а чего вы тут собрались-то, что вы мне хотите рассказать… Собрались, попиарились и разошлись. А как вам решение: не выйти ли вам из Челябинска всем? – мхатовская пауза, молчание в ответ. – Вот так взять – и вынести отсюда все производства – ничего?.. Как политический такой лозунг. Уважаемые промышленники, открывайте свои заборы, мне не очень понятно, почему в субботу и воскресенье выбросы мерить не надо... И в праздники – это же, мол, совсем другое НМУ – праздничное, - в ответ сдержанный смех из зала. – Праздничное НМУ другим воняет что ли?!»

Дубровский говорил еще долго. И если бы не отметил, что «не хочет ухудшать инвестиционный климат в регионе и кого-то обвинять», это было бы похоже на начало холодной войны с промышленниками – ровно до того момента, пока те, неважно какими усилиями и затратами, не сработают на результат, и жалобы жителей областного центра не прекратятся:

«Повторюсь – я на стороне людей. Их некому защитить. Они ко мне обращаются. Это вы все – большие, умные птицы, подготовленные юридически. Так давайте уже махать крыльями в одном направлении», - отрезал губернатор. - Не думайте, что мы тут поговорили, посмеялись и разошлись, дескать, губернатор чудит. Не переживайте – дооснастимся технологически, будем делать замеры, возьмем на себя дополнительные полномочия. Ссылаться на отсутствие возможностей можно сколько угодно. Я просто хочу, чтобы мы добились результата, чтобы люди почувствовали улучшение. Практически ни у кого из вас нет системы поощрения менеджмента за соблюдение экологических требований. За выполнение плана есть, за продажи есть, а за экологию – нет. Мотивируйте свой персонал, это важно. Не знаю, как вы позволили себе так жить и работать, но пора переходить от «базара» к делу».

Самих же жителей региона, губернатор призвал не замалчивать факты загрязнения воздуха и жаловаться в ведомства. Номера телефонов есть во всех контролирующих природоохранную тему органах (Роспотребнадзор, Росприроднадзор, Природоохранная прокуратура, минэкологии). Дубровский также дал поручение создать единый информационный центр, куда будет стекаться вся информация.

Вместо P.S.

От себя добавим, что сеть Facebook в последнее время стала, что ни на есть настоящей площадкой для выражения мнения челябинцев по теме экологии. И как, пожалуй, справедливо отмечается, этот канал коммуникации сегодня даже эффективнее, чем звонки в природоохранные ведомства.

В частности, здесь рассматривается возможность создания специального мобильного приложения, которое бы позволило генерировать все поступающие потоком жалобы. Также есть предложения запустить голосование в Facebook или создать специальную страничку, например, на сайте областного правительства. Отмечается, что экологические проблемы сейчас подвластно решить только с помощью коллективного разума, с учетом мнений, что позволило бы «бороться с зализанными отчетами чиновников», которые вряд ли улучшат состояние атмосферного воздуха.

«Я рад, что те, кто отравляет город, не нарушают Федеральных законов. Но воздух от этого чище не стал. Нужно найти инструменты для принуждения собственников вредных производств раскошелиться на очистные технологии или на перенос вредных производств за город, - высказался по теме, в частности, Артур Андреев, владелец «Andreev Consulting». - Иначе или экологический бунт, или массовое бегство жителей или ранняя смертность и хронические болезни. Вопрос надо решать, причем в перспективе не более пяти лет».

Для справки:

Управлением Роспотребнадзора по Челябинской области в течение 2014 года было рассмотрено и согласовано  472 проекта ПДВ и 130 проектов санитарно-защитных зон, и то, что предприятия должны делать – они делают. В общей сложности за 4 последних года ПДВ было представлено  1 477 предприятиями (16 не соответствовало – вернули на доработку), проекты санитарно-защитных зон согласовало  526 предприятий (14 отклонены). Аккредитованным Испытательным лабораторным центром ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Челябинской области» в 2014 году исследовано 22 728 проб атмосферного воздуха населенных мест для определения более чем 50 загрязняющих веществ в зоне влияния промышленных предприятий, вблизи автомагистралей и на стационарном посту в Челябинске. При этом в Челябинске удельный вес проб, не отвечающих гигиеническим нормативам, составил 6,44%, в Магнитогорске – 11,69, в Карабаше – 7,4%.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Первым делом надо отряхнуть с себя Климова с Гладковой:)

Новости

Главное