Челябинск ждет своя реновация

Заместитель главы Челябинска по вопросам градостроительства Владимир Слободской — о строительной отрасли областного центра, о том, устраивает ли мэрию то, что возводят наши строители, и о практически неизбежной реновации по-челябински.

Андрей Ткаченко

— Владимир Иванович, что из себя на сегодняшний день представляет строительная отрасль, стройкомплекс Челябинска?

— Строительная отрасль в Челябинске крепко «завязана» на общей ситуации в экономике. И, конечно же, в последние годы пострадали практически все строительные компании. Проблем хватает — снизились объемы ввода жилья, часто сдвигаются сроки сдачи объектов, тех же жилых домов; некоторые предприятия и вовсе оказались в стадии банкротства. Все, увы, достаточно логично — продаж в том количестве, которые были еще недавно, сегодня нет, оборотных средств у застройщиков мало, и те, кто не рассчитал рыночную ситуацию, не просчитал собственные возможности и возможности покупателей, столкнулись с проблемами.

Сейчас мы не гонимся за объемами ввода жилья. Ну, объективно — кому их сдавать, этот миллион метров? В 2015-м году сдали 570 тысяч квадратных метров, в 2016-м — 560 тысяч. На этот год запланировано 485 тысяч квадратных метров. Впрочем, за первое полугодие сдано уже 290 тысяч «квадратов», так что вполне возможно, что в итоге мы вновь выйдем на уровень 550 тысяч метров.

Если же говорить о стройкомплексе «в лицах» — конечно, в чем-то он меняется. Рынок жилья, даже в нынешнем состоянии, все-таки остается интересным. Я даже не скажу вам навскидку, сколько именно у нас действующих предприятий-застройщиков. Совершенно точно — компаний 50 только активных. Какие- то фирмы, даже старые и уважаемые, сходят со сцены, в то же время появляется кто-то новый, в том числе с приличными объемами. Но, в принципе, «костяк» в последние годы более-менее постоянен — это такие компании, как «Легион», «Жилстрой-9», «Артель-С», НИКС, «Челябинскгражданстрой», «Магистр», «Символ», «Мечелстрой», «Метчелстрой». У каждой из этих компаний свои ниши и свои объемы — далеко не все гонятся за масштабами, есть и те, кто спокойно строят по 20–30–50 тысяч «квадратов» в год, но все они стабильны. Это важно и для рынка, и для отрасли, и для города в целом.

— С количеством жилья и объемами вводимого жилья все более-менее понятно. Но устраивает ли вас то, ЧТО именно возводят наши застройщики?

— Нет. Не устраивает. Архитекторы и строители — те, кто оставляет свой след в истории и в жизни людей на многие десятки, а порой и сотни лет. Это не только, а может даже и не столько бизнес — столь велика ответственность. Мы должны оставлять после себя уникальные объекты, красивые, которые бы радовали глаз. К сожалению, у нас в последнее время все немного в другую сторону уходит.

— Вы про «панельки»? Это ведь технология еще 70-х годов прошлого века.

— Да. И на заводах, производящих панели, с тех пор кардинального технологического перевооружения не происходило.

— Но почему тогда именно они — основная часть вводимого у нас жилья? Почему в Челябинске строят то, что строят?

— Потому что так дешевле. И потому что так — привычнее, проще. Хотя многие застройщики перешли и переходят на монолитно-каркасное домостроение, пионером внедрения которого в городе была компания «Монолит». А кто-то совмещает эти технологии в своих проектах. А вот полностью монолитное домостроение, которое пыталось внедрить фирма «Челябстрой», у нас не прижилось...

Другой фактор — застройщики, даже если возводят дома по более современным технологиям, стремятся по максимуму упростить архитектурный облик. Командуют в отрасли не архитекторы, а застройщики, инвесторы. Хотя, конечно же, хочется видеть более красочные, запоминающиеся, интересные проекты.

— Вам это упрощение архитектуры не напоминает знаменитую «борьбу с излишествами» 50–60-х годов? Только не по велению властей, а по воле тех, кто «заказывает музыку».

— В чем-то. Можно вспомнить, сколько замечательных зданий, проектированных тем же Евгением Александровым, так и не увидели свет в том виде, в котором их задумывал автор. И если спустя десятилетия главный корпус ЮУрГУ все-таки достроили, то дом на площади Революции, увы, так и остался «обрубком»...

— Совсем недавно в структурах мэрии, отвечающих за градостроительство и архитектуру, прошло преобразование. Главное управление архитектуры и градостроительства стало комитетом, была выделена должность главного архитектора города, восстановлена должность главного художника города. С чем все это связано?

— Во-первых, растет объем работы. Во-вторых, постепенно меняется коллектив: нужно, чтобы в дело вступили новые люди, в том числе — с другим типом мышления. В-третьих, сами принципы работы несколько меняются. По большому счету, чего греха таить, в значительной степени работа управления была нацелена «на отказ». Ведь очень много приходит запросов и обращений — от застройщиков, от недовольных граждан. Проще всего им отказывать, по тем или иным причинам.

На мой же взгляд, надо подходить к этому с той точки зрения, чтобы находить возможности для реализации проектов. Хоть и нацеливая тех же застройщиков на те или иные архитектурные и прочие решения. При этом у нас и так весьма сложное законодательство и регламентирующие документы, связанные с застройкой территории, с земельными участками, с выдачей разрешений.

Что же до главного архитектора — на мой взгляд, эту должность в перспективе вообще можно будет вывести за пределы штата комитета, сделать ее более независимой, передать в прямое подчинение главе города. Как это уже сделано во многих городах страны.

— Нынешний главный архитектор города Николай Ющенко — пожалуй, самый небесспорный за долгие годы. Его решения вызывают множество претензий и у общественности, и у историков-краеведов, и у застройщиков, и у жителей...

— А вы что думаете, это простая должность и простая работа?

— Большие вопросы вызывает собственно эффективность использования городского пространства. Понимаю, что многие документы и разрешения были выданы еще несколько лет назад, но странно видеть, как в центре города, порой на берегу Миасса, возникают «панельки», а объекты классом, уровнем выше — на окраинах. Почему не наоборот?

— К сожалению, до последнего времени вся наша работа отталкивалась от «хотелок» заявителя, застройщика. Кстати, мы многих застройщиков «заворачиваем» с их идеями, стараемся направлять их в другое русло.

— Значительная часть усилий, в том числе в плане архитектуры и градостроительства, так или иначе связана с возможным проведением в Челябинске в 2020-м году саммита стран ШОС и БРИКС. Примерно год назад наша газета провела исследование исторического центра города и столкнулась с огромным числом участков и территорий, находящихся в откровенном запустении и больше похожих на помойку, нежели на центр миллионного города. Прошел год, мы готовимся вновь пройтись по этим местам, но скорее всего изменений не увидим...

— Думаю, что по-хорошему надо сделать это в следующем году. Тогда будет нагляднее то, что начнет происходить. Прежде всего это касается территории за цирком и проекта здания конгресс-холла, который победил в прошлом году на архитектурном конкурсе. Ни губернатор Челябинской области Борис Дубровский, ни глава Челябинска Евгений Тефтелев от идеи этого здания, которое соединит два берега реки Миасс, не отказались. Мы ведем работу с проектировщиками из Москвы — авторами проекта-победителя, разработали техзадание на проектирование, и проектировщики его перерабатывают уже под тот конкретный объект, что будет построен. Но концепция останется неизменна.

— Дорогое будет здание?

— Достаточно дорогое. Мы ведем работу по поиску инвестора или пула инвесторов, готовых вложиться в этот проект, который, вне сомнений, будет не просто символом Челябинска — таких зданий, столь ярких, интересных, необычных, в стране больше нет. Хотя, что интересно, конструкционно-то оно далеко не самое сложное...

Кстати, любопытный момент: отчасти вот такая концепция конгресс-холла связана тем, что на участке за цирком сосредоточено огромное количество самых разнообразных инженерных коммуникаций, перенести которые вышло бы еще дороже...

Разумеется, ведем подготовку сопутствующих конгресс-холлу объектов, вплоть до пешеходной зоны, которая протянется от Свердловского проспекта вдоль берега Миасса до территории бывшего завода «Оргстекло». На месте, где к берегу реки выходит улица Пушкина, будет создан сквер — рядом со зданием старой электростанции, которая, в свою очередь, станет музеем.

Что же касается других участков, в частности, в районе улиц Красноармейской и Российской, на которых либо пустыри, либо парковки, либо стоящие по много лет недострои в виде скелетов или коробок — конечно, нас не устраивает нынешнее положение дел. И поведение тех, кто, по сути, ведет себя как собака на сене. Ищем решения, которые приведут к достройке объектов. Хотя, конечно, там не все просто, особенно там, где участки в собственности, а не в аренде. Меньше возможностей заставить. Надо искать тех, кто готов вложиться в выкуп и достройку, либо в новые проекты. Работу ведем. Посмотрите через год, думаю, эта территория начнет оживать. Я не говорю, что мы непременно все успеем к саммиту, но само его проведение дает нам мощный толчок к развитию центра города — и той территории, о которой вы говорите, и гостевых маршрутов, которые давно пора привести в порядок — и от лишних рекламных конструкций избавиться, и от странных ларьков, и от висящих повсюду проводов. И облик зданий привести в норму.

— В 2020-м году у Челябинска заканчивается действие нынешнего генерального плана развития города. Мэрия уже сообщала, что начата подготовка к разработке нового генплана. Каким вы видите этот документ?

— Уже разработано техническое задание на разработку генплана, в этом месяце должны провести торги на проектирование. Говорить о том, где именно какие кубики будут нарисованы и поставлены на макете, пока, безусловно, очень рано. Что же до концепции, то, наверное, городу уже довольно скоро придется развернуться в плане застройки внутрь себя.

По сути, свободных земель в границах города практически не осталось. Разве что участки 19-го микрорайона. Да и нет особого смысла Челябинску экстенсивно расширяться дальше, скажем, в северо-западном направлении. У нас и так площадь Челябинска огромная — более 500 квадратных километров. Надо развивать те территории, что уже есть, менять их качество.

У нас только двухэтажных многоквартирных домов больше тысячи, в частности, в Ленинском, Металлургическом, Тракторозаводском районах. Они очень старые, ветхие, и их, по-хорошему, надо будет сносить уже в ближайшее время, и возводить на их месте новые дома. Современные, комфортные, красивые.

— Вы говорите, по сути, о реновации территорий, аналогичной той, что пытаются начать власти в Москве?

— По сути — да. С поправкой, разумеется, на нашу специфику. В Москве сносят «хрущевки», а нам бы с бараками закончить... И у нас точно нет такого количества бюджетных ресурсов, что собираются потратить на реновацию в столице. И вообще, экономика в нашем случае другая: что-то делать должен город (помогать с инфраструктурой, инженерной и впоследствии — с социальной), но значительная часть затрат, в том числе на переселение людей из старых домов, уйдет на плечи застройщиков. Но без города они не справятся. Нами создана рабочая группа с участием представителей ресурсоснабжающих организаций — будем смотреть, где и с чего начать.

— А что касается архитектурных решений — что именно будут строить в Челябинске? Опять «панельки»?

— Знаете, «панельками» «напихать» территории будет проще всего. Но мы нацелены на то, чтобы уходить от них, серьезно снизить их долю (хотя где-то они и необходимы, например, при программах сноса ветхоаварийного жилья), и все-таки стимулировать более качественную застройку, совсем на другом уровне архитектуры. К тому же мы видим на примере ряда проектов наших компаний-застройщиков, что у архитекторов есть интересные идеи, а строители многое умеют.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 3

И опять НИЧЕГО ПРО ПЕШЕХОДНУЮ и транспортную (общественный транспорт) инфраструктуру. Посмотрите как развивается Самара последние 5 лет. Десятки километров новых идеальных из плитки тротуаров. (которые простоят десятки лет, в отличии от асфальта), Десятки новых современных скверов, фонтанов в каждом районе. У нас на 400 000 тыс. северо-запад всего один иногда работающий фонтан напротив Родника через Миасс. Про новые трамвайные линии и трамваи как в Самаре, Екатеринбурге, Казани даже речи в Челябинске не идет.

Господин Слободской забыл, как в 2010 году был инициатором застройки и проведения публичных слушаний по сносу защитной лесополосы в центре города у реки Миасс на ул. Набережной с последующим строительством там "ГЕТТО" из панелек. А теперь говорит нам, что застройщики во всём виноваты! Подписи на разрешениях на строительство панелек стоят как раз Слободского и это открытая информация. Совсем стар стал, память его подводит. Ведь уходил или спровадили старика на пенсию, но вернулся а зря. Наверно хорошо разрешения давал и его вернули, когда Передерий подшустрил в кресло замминистра после схем по переселению на Набережной, свой человек всегда нужен в отлаженной коррупционной схеме. О Ющенко вообще ничего не хочется говорить, тошнит от его архитектурных решений. О городе никто не думает, все хотят обогатиться. Стыдно за таких мимикрирующих людишек!

Скажите, а как у вас обстоят дела с надстройками мансардами четырех этажных домов, ведь есть много смелых проектов по надстройке и реконструкции старых домов и проведения в них капремонта за счет инвестора, очень интересно было бы узнать