«Уйти» в отечественное, «приземлить» чиновника

С какими трудностями сталкивается частная медицина в Челябинске?

По оценкам, с начала года цены в частных клиниках подскочили на 10-20%. Главным фактором стал рост стоимости расходных материалов, которые приобретались за рубежом в долларах или евро. По самым скромным подсчетам аналитиков, в 2015 году рынок может покинуть 20% клиник, менее оптимистичный прогноз – половина. Какие еще сложности, помимо необходимости сдерживать ценник, встают на пути частной медицины, и так ли все нерадостно? Разбираемся вместе с экспертами.  

Растем и будем расти

Примечательно, что рост цен не сказался на спросе: клиники по-прежнему не жалуются на отсутствие пациентов. Более того, прогнозируется дальнейший рост рынка платных медуслуг, несмотря на кризис. Такие прогнозы отчасти базируются на том, что бесплатная медицина из-за реформы в этой сфере становится все менее доступной для населения. С другой стороны, медицина – это то, за что люди готовы платить в первую очередь, даже в ущерб другим статьям расходов.

«Мы все пережили момент, когда скакнул доллар, и все «скидывали» рубли, - вспоминает Екатерина Захарова, эксперт маркетинга и PR в сфере частной медицины. - Но здоровье за деньги не купишь. А вот в частной медицине купить за деньги здоровье можно. Как итог – люди стали инвестировать в здоровье, следя, в том числе, за своей внешностью и самочувствием в угоду карьерному росту».

После декабря прошлого года перераспределение денежной массы в сторону медицины стало возможным также из-за подорожавшей стоимости туристических услуг, отмечают игроки рынка.

Рост оборота частных клиник, по оценкам, к февралю достиг порядка 5-7% в бьюти-индустрии, поделилась Екатерина Захарова,  и около 10% в сфере стоматологических услуг, подсчитал на примере своего учреждения Иван Оборок, директор «Семейной стоматологической клиники», стоматолог-хирург, имплантолог. При этом оба примера диаметрально противоположны, и поэтому показательны для «средней температуры по больнице»: на услугах пластических хирургов в кризис, по идее, стали бы экономить, а вот ждать, пока «тронется» зубной состав – вряд ли.

«Поток клиентов как был большим, так и остался. К примеру, графики операций по увеличению груди согласованы вплоть до мая включительно», - говорит Екатерина Захарова. 

Частникам сейчас даже не приходится особо тратиться на рекламу. По непонятным пока причинам интерес к теме медицины со стороны СМИ стал в последнее время буквально ажиотажным.

«Звонят и «Первый канал», и «Вести». Приглашают даже на ток-шоу. Если раньше, чтобы попасть к Малахову, надо было выложить круглую сумму, то сейчас готовы бесплатно приглашать – только приезжайте», - поделилась Екатерина Захарова.

Она также отметила, что все клиники, планировавшие открыться  в Челябинске в 2014 году, открылись. Исключением стал только один медцентр в Тракторозаводском районе города. При этом анонсируется заход на рынок новых игроков, активно развивается франчайзинговый бизнес в   области косметологии и пластической хирургии.

Кроме того, у частной медицины есть и хороший люфт для роста.

«Государство, насколько мы знаем, на 30 процентов урезает субсидирование медицины, поэтому, эти пациенты – наши пациенты, - прогнозирует Екатерина Захарова.

В целом, добавляет она, у каждого госучреждения есть проблемы, поэтому хороший персонал уходит в частный бизнес, «уводя» за собой клиента. Соответственно, те клиники, которые сейчас открываются и занимают свою нишу, так и продолжат расти и развиваться.

Государство VS бизнес: на стыке интересов?

Пожалуй, потенциальная клиентская база – это единственное, чем государство подсобило клиникам, да и то невольно.

Свои коррективы со знаком «минус» в сферу частной медицины внес санкционный режим:

«Врачам будет сложнее ездить на обучение в некоторые страны. К примеру, консульство США в Екатеринбурге уже заявило, намекая на трудности при получении виз: мол, ребята, у вас будут проблемы с въездом в страну, причем, по любому поводу», - пояснила Екатерина Захарова.

Между тем, факторы повышения квалификации врачей и обмена опытом в частной медицине во многом определяющие.

«Сегодня в частной медицине обязательной статьей расходов является финансирование обучения докторов хотя бы в соотношении 50/50, - отмечает Денис Борсук, кандидат медицинских наук, доктор Клиники современной флебологии, директор Евро-Азиатской ассоциации ангиологов и сосудистых хирургов. - Мне кажется, врач должен не менее пяти раз в год ездить на конференции, собрания и симпозиумы, половина из которых – зарубежные. Только тогда можно оказывать действительно качественные услуги».

Кроме того, акцентируют эксперты, частная медицина намного более технологична, чем государственная. Точнее, заинтересована в технологическом оснащении – в этом ее сильная сторона. Но последнее время, как ни парадоксально, и слабая тоже. Оборудование и материалы почти полностью закупаются за рубежом, что толкает вверх конечный ценник почти каждой услуги. Где-то поставки отрезали санкции, где-то они подорожали соизмеримо с курсами валют. А должных аналогов Россия фактически не производит.

«Когда начался резкий рост евро и доллара, я решил посмотреть, есть ли у меня в клинике что-то российского производства, и не нашел ни одного материала или инструмента», - приводит показательный пример Иван Оборок.

«Импортозамещение в пластической хирургии, по сути, вообще невозможно, - соглашается, отсылая к другой сфере, Екатерина Захарова. - Практически все импланты, аппаратура и даже наркоз – западного производства».

Спасает одно: по словам Дениса Борсука, поставщики, хоть и увеличили цены на свою продукцию, сделали это не в той пропорции, в которой выросли доллар и евро:

«Валюта подорожала вдвое, а у нас расходы увеличились процентов на 20», - говорит эксперт.

Цены услуг пока удается сдерживать на уровне конца прошлого года. Одни клиники пользуются запасами расходников, приобретенных еще по докризисной стоимости, другие – затягивают пояса и сокращают инвестпрограммы, третьи – берут количеством, увеличивая потоки пациентов с помощью рекламы и оптимизации затрачиваемого времени в расчете на человека.

«Но есть сферы, где государство должно играть главенствующую роль, и всячески их развивать, - убежден Денис Борсук. - В общей статистике смертности в России, как и в мире, порядка 57% смертей от сердечно-сосудистых заболеваний и высокая доля инвалидизации. При этом априори сверхтехнологичной сердечно-сосудистой хирургии развиваться в частных руках в принципе достаточно сложно, в отличие от прочих сфер».

Речь идет о стоимости оборудования, в частности, такого как томографы (используются для подробной визуализации внутренних структур и органов человека – прим. Авт.) и ангиографы (позволяют распознать изменения, происходящие в сосудах и тканях – прим. Авт.). Это многомиллионные затраты в долларовом эквиваленте, которые частный бизнес, если и сможет понести, то не очень скоро сможет окупить. Поэтому в сфере есть большая перспектива для развития государственно-частного партнерства, считает Денис Борсук, а вопрос импротозамещения в перспективе имеет ключевое значение.

Они и мы

Современное состояние исследовательской деятельности в медицине также должно стать для государства точкой приложения сил. По мнению экспертов, вопрос требует в разы большей финансовой поддержки и регламентации.

«Разработки идут в основном за рубежом и по большей части – в США.  Для того, чтобы мы занимались такого рода исследованиями в собственной стране, есть свои трудности, - поясняет Денис Борсук. - Необходимо вразумительно отделить научную деятельность от медицинской, создать научно-исследовательские базы и дать документальные права для этой деятельности – чтобы она меньше зависела от чиновников. Тогда мы и сможем достичь результатов в части замещения импорта».

Эксперт привел пример. Аневризма аорты (расширение участка аорты, обусловленное патологическим изменением соединительнотканных структур ее стенок – прим. Авт.) буквально 10 лет назад оперировалась открыто – это была самая сложная операция, которая только существовала в хирургии, с самым высоким процентом летальности. Сегодня эта операция делается из маленького разреза: в просвет аорты под рентген-контролем устанавливается специальная трубка, и риск разрыва сосуда сокращается в разы. Во всем мире сейчас это самая громкая тема, и каждая научная статья начинается со ссылки на нашего соотечественника – профессора Николая Леонтьевича  Володося, который разработал и установил в 1985 году первый стент-графт (тканная полиэстерная трубка, покрытая металлическим каркасом).

«Да, тогда во главе угла был энтузиазм, и были совершенно другие подходы в плане мышления НЕ в коммерческую сторону. В то же время, были и возможности. А сейчас – нет, - констатирует Денис Борсук. - И нет их потому, что чиновник сильно отделен от людей, занимающихся научной работой».

Поэтому многое из того, что касается господдержки, так и не пошло дальше слов, заключил эксперт. Ощущение, что частная медицина еще очень долго будет оставаться на плаву только собственными силами и ресурсами.

«По качеству оказания медпомощи Челябинск ни сколько не уступает мировым клиникам. За границей лучше выстроены разве что организационные вопросы. А все, что касается технологий и методик – пока один в один», - говорит Денис Борсук.

Но у частной медицины, пусть и города-миллионника, есть свой козырь. Цены на услуги клиник в Челябинске, по словам Екатерины Захаровой, ниже в разы, в частности, из-за меньшей стоимости аренды помещений и адекватного уровня амбиций насчет уровня жизни. То, что у нас делается за 20 тысяч рублей, в том же Екатеринбурге уже стоит 40, в Москве – 80, а в Европе доходит до 100 тысяч в пересчете на рубли. На том же оборудовании, теми же материалами, с теми же подходами… Не удивительно, что клиники часто принимают пациентов из российских столиц и даже, например, Канады и Израиля.

«А про пластическую хирургию могу сказать: из 100 пациентов только пять – челябинцы…», - приводит «говорящую» статистику Екатерина Захарова. 

Комментарии