Почему буксует ГЧП?

Ремонт дорог, обслуживание многоквартирных домов и социальных объектов, частные детские сады, сбор задолженностей и видеонаблюдение на улицах города — что связывает между собой эти проекты? Разумеется, требуются они органам власти регионов и городов, а реализовать их может бизнес. Большой, средний, а где-то вполне достаточно маленького предприятия. И вроде бы всем будет хорошо. Надо только властям и бизнесу вступить в законное партнерство. Увы, ключевое слово — законное. Пока в ГЧП — государственно-частном партнерстве — замечены только «гражданские браки», которые никому и ничего, как известно, не гарантируют.

kursiv.kz

Вызовы, которые сегодня нам бросает экономика, известны. Денег нет, проекты, которые нужны «здесь и сейчас», становятся всё масштабнее, а надежды на то, что «вот найдется инвестор» и «само рассосется» — всё призрачнее. Кроме того, реализация таких проектов создает в весьма близкой перспективе положительные финансовые потоки. Что это будет — зависит от проекта. Например, собираемость штрафов или других платежей, налоги с автотранспорта, оптимизация налоговой базы, субсидий на перевозки или ЖКХ. Часто такая оптимизация, не являясь дополнительными деньгами в бюджет, способна сократить существующие расходы на 30-40%.

Еще один момент — готовность территории к таким проектам, да и само их наличие становятся индикативным показателем эффективности для органов власти регионов. Суть показателя в том, что региональная инфраструктура должна быть готова к таким формам партнерства и стимулировать предпринимателей к участи и организации ГЧП.

Государственно-частное партнерство — модная и очень ожидаемая бизнесом тема. Куда не глянь, в любой сфере, от строительства и до ИТ-технологии, она способна стать решением большого количества экономических и социальных проблем. Бизнес постоянно ловит мощные информационные волны в каждой из сфер экономики, социальной жизни региона, управления, понимая, что существуют ниши для взаимодействия с государством на разных уровнях. Все понимают, что и для публичной стороны — органов власти, и для частника тут достаточно возможностей.

Но сегодня мы не можем даже обсуждать, является ли ГЧП одним из показателей инвестиционной привлекательности региона, поскольку долго всеми ожидаемый закон о ГЧП так и не прояснил сути термина «государственно-частное партнерство». И снова непонятно, что это — инвестиционная модель, сервисное взаимодействие или что-то еще?

Резонный вопрос: а зачем это нужно бизнесу? Конечно, сразу возникает мысль о том, что это долгосрочные плановые отношения и понятные финансовые потоки,  загрузка рабочих мест. Всё так. Иначе бы ни один предприниматель в трезвом уме и здравой памяти в эти отношения и не влезал.

Но риски все равно огромны. Вспомним осень 2014-го и зиму 2015-го. Все, у кого в планах были закупка оборудования, например, по договорам для собственных работ или для клиентов, седели вслед за каждым изменением курсов валют. На глазах всё становилось в разы дороже. Уверен, вопросов, как связано это с окупаемостью долгосрочных проектов, не возникает. А если заказчик в данном случае  - государство, и механизма, учитывающего такое поведение рынка, не существует? Точно, нет ответа на этот вопрос.

А еще есть 44-ФЗ, где просто не существует ряда объектов, по которым возможно это самое ГЧП. Например — в сфере ИТ. В связи с чем участникам или потенциальным партнерам в ГЧП приходится изворачиваться, придумывать весьма причудливые формы для работы. Насколько они эффективны — судить сложно. А еще возникают имущественные вопросы в процессе реализации проектов. Предвидя всё это, заказчик в лице государства просто пугается. Для него подобные истории, пусть даже крайне полезные для территории, на которой он работает, сопряженны с:

— малоприятными выяснениями отношений в ФАС;
— нападками прокуратуры;
— отсутствием адекватной практики эти нападки отбивать;
— отсутствием четко прописанных правил игры.

Это все значительно неприятнее, чем даже самые радужные перспективы от реализации ГЧП.

Таким образом, ведущим критерием сегодня становится накопленная практика, которая сортируется, формируются решения, позволяющие работать с теми или иными задачами, возникающими в процессе организации и реализации ГЧП. Необходимо создание центра компетенций, который соберет и систематизирует уже существующую практику. Важно, что бы реализация ГЧП была не только инициативой предпринимателя, но чтобы публичный заказчик также был заинтересован в предлагаемых проектах. Тогда совместными усилиями их реализация будет проще и оперативнее. Потому как хорошо, когда на стороне исполнителя выступает огромное предприятие с филиалами по всей стране, способное самостоятельно создать такой центр компетенций, собирать и систематизировать опыт, лоббировать на федеральном уровне свои интересы. Собственно, только такие предприятия сегодня и реализуют то, что вряд ли можно назвать реальными ГЧП, скорее — «квази-партнерством».

Что делать? Привести в соответствие с нормами законодательство о государственно-частных партнерствах. Кроме того, продвижение интересов ГЧП должно стать задачей не только частника-исполнителя, но и государства, поскольку реализация проектов нужна публичному заказчику не в меньшей степени, а часто и в большей, так как обеспечивает и поступления в бюджет, и зачастую, является социально-значимым проектом, способным повысить качество жизни в регионах. Ну и, конечно, практика, практика и еще раз практика, формирующая методические рекомендации. Уже сегодня можно было бы избежать массы проблем, если систематизировать существующую практику ГЧП. Но и этим озаботиться стоит не только исполнителю.

Вот и еще одна инициатива — ГЧП в сфере ЖКХ. Интересно, бесспорно. Но как-то не стремится туда бизнес. Приглядывается, осторожничает. Может быть, и правильно делает? Ведь окончательной ясности и в свете вновь принятого закона так и не прибавилось.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное