Алексей Бобраков:

«Недра Южного Урала не иссякли»

Министр имущества и природных ресурсов Челябинской области — о богатствах южноуральских недр, перспективах развития горнодобывающего бизнеса и о том, чем вредна незаконная добыча подземных вод.

— Алексей Евгеньевич, природные ресурсы на Южном Урале добываются очень давно. Истощилась ли кладовая? Или полезных ископаемых все еще хватает?

— Нет, недра пока не истощились (улыбается). И государство серьезно следит за их воспроизводством. Но я бы в применении к деятельности нашего министерства разделил их на стратегические полезные ископаемые — прежде всего это руды черных и цветных металлов, в том числе драгоценные. Лицензии на такие месторождения выдают федеральные органы власти. И на общераспространенные, вопросами добычи которых мы занимаемся на региональном уровне. Это прежде всего материалы, используемые в строительной, дорожно-строительной отраслях: пески, глины, строительные камни и так далее.

Если говорить о цифрах, то на сегодня разведанных и поставленных на государственный баланс запасов, например, строительного камня при существующих объемах добычи хватит на 176 лет. Еще больше этот показатель составляет для облицовочного камня — 370 лет и кирпичной глины — более полувека.

И при этом процесс геологоразведки не останавливается. Работы ведутся и за счет недропользователей, и за счет государства. Сейчас областью завершены работы в Варненском районе, выявлено крупное месторождение строительных песков. В итоге мы получили прирост запасов почти 13 миллионов кубических метров. В Аргаяшском районе компания «Поиск-Гео» нашла новое месторождение базальта. Только за последние два года в регионе открыто 15 новых месторождений, а прирост запасов за это время увеличился на 150 миллионов кубометров.

— Статистика показывает, что горнодобывающая отрасль — одна из тех в экономике области, которая демонстрирует достаточно уверенный рост. С чем это связано? С открытием и началом разработки новых месторождений, с увеличением спроса на полезные ископаемые с уже действующих площадок?

— Существенный рост отрасли, который четко отслеживается в платежах по НДПИ (налогу на добычу полезных ископаемых), начался с 2013 года. В 2014-м году областной бюджет получил 924 миллиона рублей по этому налогу, в прошлом году — уже 1,2 миллиарда рублей. На первое ноября этого года объем платежей составил 1,15 миллиарда рублей, и я думаю, что по итогам года мы превысим прошлогодние показатели.

Большой объем поступлений по НДПИ принесли наши золотодобывающие предприятия. Золото выросло в цене на биржах, и это, безусловно, сказалось и на уровне добычи, и на уровне платежей в бюджет.

Важный фактор, влияющий на уровень налога отдельно с добычи общераспространенных полезных ископаемых — объем строительства и ввода жилья, который наблюдался у нас в регионе в последние годы, а также серьезный объем дорожно-строительных работ.

Сейчас мы видим, что в строительстве жилья ситуация не так хороша, это уже сказывается на объемах добываемого строительного камня. Кроме того, добыча этих видов полезных ископаемых привязана к строительному сезону, и носит во многом сезонный характер.

— Сказался ли определенный спад на стройке на спрос на лицензии на добычу полезных ископаемых со стороны недропользователей?

— В этом году — нет. Если в 2015-м году мы провели восемь аукционов на право разработки месторождений, то в этом году — девять, и до конца года в планах еще один. Недропользователи интересуются перспективными месторождениями, и в целом спрос на лицензии стабилен.

— Насколько остро в регионе стоит проблема нелегальной добычи полезных ископаемых? Наверняка есть те, кто не хочет платить ни за лицензию на добычу, ни налог на нее, тем более в условиях кризиса.

— Проблема есть, и она, к сожалению, достаточно серьезная. Но замечу, что губернатор Челябинской области Борис Александрович Дубровский обращает на нее серьезное внимание всех органов власти и правопорядка. Ежегодно нами совместно с муниципалами проводится около 300 рейдов. И случаев выявления нелегальной добычи становится год от года больше. Если в 2014-м году таких фактов было выявлено всего 20, в 2015-м году — уже 47, то в этом году — 62. Сумма наложенных штрафов выросла с 1,7 до почти трех миллионов рублей.

Случаи, конечно, бывают разные. Кто-то заходит на старые, полузаброшенные и заброшенные карьеры и начинает копать «втихую», кто-то решает «не заморачиваться» с переводом земель, например, сельхозназначения в другую категорию.

Одна история была и вовсе уникальной. В Сосновском районе нашли «левую» разработку, а недропользователь предъявляет в ответ разрешение на строительство на собственном участке... овощехранилища! Копал, копал землю под «овощехранилище», докопался до того, что его глубина была почти с трехэтажный дом, а объем добытых полезных ископаемых составил сотни тысяч кубометров. В итоге «овощехранитель» попал под уголовное дело, насчитано ущерба природе примерно на 80 миллионов рублей.

— Алексей Евгеньевич, трудно поверить, что местные власти и правоохранительные органы настолько не в курсе того, что делается у них под носом...

— Власти области во главе с губернатором активно обращают внимание на это глав местного самоуправления. Здесь ведь ситуация, на самом деле простая: либо ты не знаешь, что у тебя делается на территории, а значит — профнепригоден, либо ты в доле. Выбирайте, что хуже. И ситуация начала меняться. Выстроена четкая система взаимодействия с правоохранительными органами.

— С прошлого года министерство выдает лицензии на добычу подземной воды. Кто и в каких случаях ее должен получать?

— Да, именно так. В наших полномочиях, которые «пришли» к нам с федерального уровня — администрирование водных объектов, а также выдача лицензий на право добычи подземных вод до 500 кубометров в сутки. Это, разумеется, не скважина к садовому домику, но и не уровень индустриальных гигантов. Все, что относится к промышленному водозабору из поверхностных источников — то мы выдаем лицензию на пользование объектом, но администрируют его по-прежнему федералы.

А если речь идет о, скажем, садовых товариществах, то напомню, что лицензию надо получать, если вода используется в предпринимательских целях (например, бутилируется и продается), а объем водопотребления превышает 100 кубометров в сутки. Это точно не один домик и даже не десять.

— Выявлялись ли случаи нелегального водозабора, водопотребления?

— Да, из выявленных нами фактов нелегальной добычи 21 случай как раз относится к подземным водам. Без лицензии «качают» из скважин для полива сельскохозяйственных культур или водоснабжения организаций.

Помимо этого, приняв полномочия у «федералов», мы обнаружили, что 73 процента скважин, из которых вода подается населению, не лицензированы! Понятно, что в большинстве случаев эта система действует со стародавних времен, но юридически водоснабжающие организации даже не оформили документы, формально разрешающие им добычу воды. В лучшем случае, у них были возможности взять химический анализ воды, и понятно, что этот момент службы Роспотребнадзора отслеживали. Но действительно серьезного контроля, по сути, не было. А ведь речь идет ни больше, ни меньше, о безопасности наших граждан. Нелегальная добыча воды, на самом деле, очень небезопасна. Прежде всего, она ведет к истощению водного источника. Во-вторых, если речь идет о строительстве новых микрорайонов, то неточный подсчет возможностей источника воды приведет к перебоям с водоснабжением жилья.

Сейчас ситуация выправляется, есть поручение губернатора. Уверен, эту проблему мы закроем.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное