Максим Загорнов:

«Малую энергетику ждет четырехкратный рост»

Президент Ассоциации малой энергетики Урала, директор Группы компаний «МКС», бизнес-омбудсмен по энергетике и естественным монополиям в Челябинской области — о стратегии Минэнерго, взаимоотношениях малой энергетики с большими монополиями, азиатском направлении и премии, которая стала международной

Ярослав Наумков

Стратегия сама по себе, бизнес сам по себе

— Максим Александрович, не так давно Минэнерго обнародовало проект энергостратегии России до 2035 года. В этом документе значительная часть посвящена развитию малой и возобновляемой энергетики, распределенной генерации. Порадовали ли вас эти планы?

— Давайте говорить прямо: пока что малая генерация в России развивается совершенно самостоятельно — без всяких стратегий, программ и прочих подобных вещей. Как, впрочем, и почти любой малый и средний бизнес: есть потребность в продукте, услугах — развиваемся. Причем на свои деньги, без министерства энергетики.

Думаю, что в этом документе пропишут цифры, которые само министерство энергетики захочет увидеть. И, возможно, эти параметры к 2035 году будут достигнуты. Но совсем по другим законам и причинам. К тому же цели министерства — это цели министерства, и у бизнеса они порой немного другие.

— Считается, что в стране есть избыток генерирующих мощностей.

— Много споров вокруг всего этого. Избыток есть, но — старых мощностей. Есть станции, которые вроде бы как могут обеспечить производство энергии, но у них очень высокая себестоимость. А поскольку они находятся в общей энергосистеме, то влияют на общую себестоимость ресурса. Вообще, по-хорошему, такие станции надо закрывать, и ведь была даже специальная программа...

— Но это долго, дорого и сложно?

— Как недавно было отмечено в выступлении Владимира Путина, у нас есть монополии с большим лоббистским потенциалом... Если кому-то будет выгодно, чтобы эти станции работали — они будут проталкивать решения.

При этом понятно, что реальные потребности бизнеса могут быть удовлетворены монополиями. Именно поэтому благодаря научно-техническому прогрессу появилась малая (собственная) генерация, с помощью которой бизнес занимается решением своих энергетических вопросов. Самостоятельно.

Если честно, я думаю, что все эти программы по поддержке и развитию малого бизнеса не очень жизнеспособны. Но есть пример Китая, где государство действительно помогает бизнесу, вплоть до того, что разведка ворует технологические новшества за рубежом и отдает их местным компаниям. Нормальный такой симбиоз.

А если у нас поменять эту систему распределения и сбора денег...

— Вы сейчас больше о налоговой промышленной политике, нежели об энергетической стратегии...

— Я в комплексе. То, что этот документ, эта стратегия появилась — хорошо. Нас заметили. Но то, что этот документ будет работать — под вопросом. Большим вопросом.

— Сам термин «объект малой энергетики» в последнее время используется часто. Получил ли он какое-то законодательное оформление?

— Пока нет. Мы с коллегами в профильном комитете Госдумы подготовили ряд предложений в закон «Об энергетике». Первое — ввести терминологию, чтобы понять, что такое собственная генерация, распределенная энергетика, малая генерация. Затем — критерии, которые определяли бы, что относить к этому понятию. По нашему мнению, это, например, электростанции мощностью до 25 мегаватт... Поправки приняты к рассмотрению, но даже в Госдуме говорят, что все это может длиться годами. Увы, малая энергетика (как и малый бизнес) не обладает лоббистскими возможностями, чтобы протолкнуть все эти изменения.

Впрочем, какой-то рынок уже по факту сложился. И уже понятно, кто за что отвечает и кто вообще на этом рынке присутствует. Всех все устраивает, все хорошо живут. Появление малой энергетики на сегодняшний день не вписывается в этот рынок, и никто правила менять не хочет по-хорошему. Поэтому со стороны сетей и законодательства нет никаких подвижек. Государство никакие преференции не создает. А общественные институты в полной мере не работают. Такие организации, как «ОПОРА РОССИИ» и «Деловая Россия», конечно, обороты набирают, взаимодействуют с властью, набираются опыта, но...

— Погодите, ведь тот же президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин — член Совета директоров «Россетей»...

— Он пытается решить вопросы для бизнеса, но государство выпускало некоторые популистские законы.

Например, закон о подключении мощностей до 15 киловатт за 500 рублей (эту мощность можно сравнить с потреблением частного дома). Характер, уровень, качество закона — просто выпустили, «чтобы был». Для МРСК 15 киловатт ничего не значат.

Но получилась так, что нюансы закона не прописали, и этим стали пользоваться недобросовестные предприниматели. Когда они строят поселок на сотни и тысячи домов, то разбивают подключения по одному дому, и получают это техусловие. В итоге 15 мегаватт им обходятся в смешные деньги.

Вторая проблема в связи с этим — сетевые компании реально не могут выполнить своих обязательств, и это угрожает надежности всей системы.

Поэтому мы за разумный подход. Но Россети перегибают палку — уже шестой год они хотят протолкнуть закон примерно следующего содержания: если у потребителя есть свободные мощности, которые он получил и оплатил, а в итоге пользуется, скажем, не 10, а 5 мегаваттами, предлагался второй вариант: а давайте мы все эти излишки заберем и еще раз продадим... Было даже подсчитано, что этих излишков процентов 30... Получился бы просто источник финансирования «из воздуха». Комитет в Госдуме и общественные организации предпринимателей выступили против, потому что это незаконное обогащение и двойные продажи. Вроде удалось отодвинуть эту ситуацию.

Отрасль ждет четырехкратный рост

— Что дает собственная генерация малому бизнесу? И не подорвал ли ее развитие разыгравшийся кризис?

— Конечно, без сложностей не обходится. Прежде всего, потому, что 90% оборудования, задействованного в малой генерации — импортное. Подорожавший доллар не очень хорошо повлиял на нас. Плюс в России одно из самых слабых мест — энергетическое двигателестроение. В итоге срок окупаемости наших проектов увеличился.

В то же время наблюдается тенденция роста цен на электроэнергию, с инфляцией по 15% в год, и никто ее не сдержит.

— Значит, собственная генерация будет так же выгодна бизнесу, как и раньше?

— В связи с относительно плохим состоянием наших сетевых компаний, альтернативы этому просто нет. Особенно, если рассматривать какие-то территории в Сибири, где неразвиты сети и территория из-за этого не осваивается. У Россетей нет денег, чтобы тянуть линии, а для государства нужна какая-то конкретная программа. Хорошо, если есть, к примеру, «Сила Сибири», конкретный покупатель и месторождение. А если перспективы территории, которую нужно осваивать, неясны, государство не рискует. Но на этой территории уже работают какие-то предприниматели, и вопрос энергетических проблем с помощью собственной генерации — это актуально.

— Каков средний срок окупаемости проектов малой генерации?

— До девальвации рубля было в среднем 3–3,5 года, сейчас — 4–4,5 года.

— С какой отраслью можно сравнить эти сроки окупаемости?

— Если строить бизнес-площади или предприятия, то в районе пяти лет или больше. Но по предприятиям всегда берутся идеальные условия с учетом 100% продажи продукции, и никто не предполагает, что она станет невостребованной или появятся конкуренты... А электроэнергия очень востребована — это своего рода «чистая» валюта.

— Почему Челябинская область — самый быстро развивающийся регион в области малой энергетики?

— Возможно, потому, что у отрасли есть лидеры, тянущие за собой вперед.

— Как у вас взаимоотношения с властями?

— Мы работаем по всей России, и в Челябинской области власти менее бюрократизированы, с ними достаточно быстро можно найти общий язык. В плане решения каких-то вопросов все происходит быстрее, чем в той же Свердловской области. Наши чиновники намного доступнее: если они не могут помочь, то хотя бы стараются не мешать.

Среди других положительных факторов — Ассоциация наладила хороший диалог с сетевыми компаниями. Речь идет о «Региональном диспетчерском управлении энергосистемы Челябинской области» (Челябинское РДУ). Очень много проработок различных технических решений, регламентов. Плотно работаем и с надзорными структурами, в том числе с Ростехнадзором по общей безопасности. Причем наши технические решения сегодня фактически стали шаблонами. Нами наработано много типовых технических решений, и в результате мы строим объекты малой генерации очень быстро.

— Насколько быстро?

— Если оборудование в наличии, потребуется 4–5 месяцев — и готов объект под ключ. С учетом же поставки оборудования — 11–12 месяцев.

— Назовите самые успешные объекты, построенные группой компаний МКС.

— Завод «Пигмент» (Тамбов) — электростанция мощностью 6 мегаватт с выработкой электроэнергии и тепла, работающая на градообразующем предприятии. Еще один объект — станция мощностью 16 мегаватт для Группы компаний «ЮГК». Отдельно хочу отметить несколько объектов, построенных для торговой сети «Магнит» в Первоуральске.

Все это — технически сложные объекты, в которых всё «по максимуму» — дополнительные котлы, которые работают на газе и на дизельном топливе, распределительные устройства, резервные источники... Это такие «непотопляемые» комплексы, которые должны жить при любых условиях.

— Каковы перспективы малой энергетики в нашем регионе?

— Давайте смотреть и считать. Сейчас на Южном Урале объекты собственной генерации занимают около пяти процентов от общего объема потребления. В перспективе, думаю, эта цифра будет в районе 20 процентов.

— Четырехкратный рост?

— Да. Хотя, конечно, многое зависит от состояния экономики. Пока идет снижение темпов, и бизнес ждет более стабильной ситуации. Но рост будет.

Давайте поясню, почему. Крупные, большие станции будут отправлять энергию на оптовый рынок, и ситуация здесь не изменится. А энергия с оптового рынка всегда будет дорогая, потому что включает в себя затраты всех участников этой системы. Собственная генерация просто дешевле, и значительно. Для предприятий, «дозревших» до определенного уровня, объема производства, переход к собственной генерации — реальный способ снизить затраты, себестоимость, стать более конкурентоспособными.

Плюс — малая энергетика более «живая», гибкая, способна быстрее и точнее отзываться на запросы бизнеса.

Конкуренты Европы, осваиваем Азию

— Вы пытаетесь активно прорабатывать восточные направления и юг — ОАЭ, Узбекистан, Китай. И, если Китай для вас — достаточно известное направление, то Узбекистан и особенно Объединенные Арабские Эмираты звучат достаточно неожиданно.

— Берите шире. Во-первых, мы прорабатываем всё СНГ. Благодаря девальвации рубля у наших работников зарплата стала ниже, чем в Китае, а уровень жизни у нас сейчас приблизительно такой, как в Грузии, в Узбекистане даже, наверное, чуть выше. Следовательно, появились рыночные возможности для захода на эти рынки. Кроме того, в том же Узбекистане есть собственный газ, то есть ресурсы, чтобы ставить электростанции. Впрочем, с энергетикой там проблем еще больше, чем в России. В свое время из-за большого оттока специалистов система пришла в запустение. Именно поэтому там мы очень эффективны. А наши технологии, принципы работы там традиционно понятны, мы общаемся на одном языке. Если брать ту же Среднюю Азию — они к России лояльны в принципе.

— А Эмираты? Там-то какие проблемы с энергетикой?

— Дело в том, что они очень активно продолжают вкладывать нефтедоллары в развитие экономики — развивают туристическую часть, дополнительно строят какие-то предприятия, смотрят в будущее. ОАЭ будут проводить ЭКСПО-2020, и под это мероприятие строят огромный павильон, подготавливают площади. Если учесть, что мы занимаемся не только проектами с когенерацией, но и с регенерацией — производством холода из тепла — там это очень востребовано.

В Эмиратах присутствует очень много компаний, но получается так, что на сегодняшний день за счет относительно невысокой стоимости труда мы очень конкурентны в сравнении с теми же европейцами. А с учетом того, что наша конечная продукция собирается и проектируется не хуже, чем в Европе, мы уверенно выходим на зарубежные рынки.

Форум, премия и международный уровень

— Ассоциация малой энергетики Урала активно развивает Национальную премию «Малая энергетика — большие достижения».

— Да, церемония вручения премии пройдет в Челябинске 16 декабря, в рамках V ежегодного энергетического форума «Стратегия совместного выхода на международный энергетический рынок», который мы проводим при поддержке комитета энергетики Государственной Думы РФ и Минэнерго РФ.

Участие в работе форума примут представители власти, ведущих энергетических компаний России, а также делегации Китая, Ирана, Вьетнама, Узбекистана, Таджикистана и других стран. Мы обсудим реальные механизмы выхода на зарубежный энергетический рынок и повышение рентабельности российского бизнеса в условиях кризиса. Премия проводится уже в третий раз, в ней принимают участие 10 стран. Это говорит лишь о колоссальном развитии генерации в мире.

— А что ждет участников премии в этом году?

— На этой неделе мы завершаем прием заявок, но уже сейчас можно сказать, что количество заявленных проектов значительно больше, и география участников премии шире, чем годом ранее. Это построенные объекты, новые технические решения, инновации. Наглядные. Успешные. Работающие.

При этом премия в этом году выйдет на международный уровень — к участию в ней проявили интерес китайцы. Для них это интересно, для нас — это прекрасный опыт. Возможно, будут и наши коллеги из Казахстана.

Мы стараемся шагать дальше и шире. Хотя для России и без того уникальный случай, что мероприятия национального, всероссийского масштаба, уровня, проводятся не в Москве, а где-то, по их понятиям, «в глубинке». Для нас это предмет большой гордости. Премий такого уровня, масштаба, не так много и в Москве. И, не скрою, нас тоже просят проводить это событие в столице. Но мы — в Челябинске, потому что это достижение не только нашей компании, но и всей области.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Вами просто можно гордиться. Успехов Вам!.