Владимир Денисенко:

Каждый год мы создаем новые рабочие места

Крупнейший российский производитель обуви «Обувная фирма «Юничел» завершает 2017 год с хорошими результатами: выпуск обуви в этом году составил 3,1 миллиона пар, до конца года будет открыто 75 новых магазинов фирменной сети в России и Казахстане.

Андрей Ткаченко

В конце ноября генеральный директор компании Владимир Денисенко, по версии бизнес-сообщества, был признан «Человеком года» в номинации «Бизнес-экспансия», а в декабре губернатор Челябинской области Борис Дубровский вручил медаль ордена «За заслуги перед отечеством» (соответствующий приказ подписан президентом РФ В. В. Путиным 10 сентября 2017 года). О развитии и планах российской компании, о ситуации на отечественном рынке обуви — в большом интервью Владимира Денисенко.

— Владимир Степанович, поздравляем с наградами! Что для вас это значит?

— Губернатор вручил самые разные правительственные награды восемнадцати южноуральцам. В том числе знак «Материнская слава». После церемонии ко мне подошла одна из награждаемых, мама пятерых детей и сказала: «Правильно, что вас наградили, потому что обувь, которую вы делаете, самая лучшая, все мои дети растут в ней». Признание твоих заслуг президентом, конечно, дорогого стоит, это очень почетно, но вдвойне приятно, когда к нему добавляется и народное!

А что касается «Человека года», я им становлюсь в третий раз, первый был еще при мэре Вячеславе Тарасове, тогда одноименная премия вручалась Администрацией города. Последние несколько лет — по итогам голосования бизнес-сообщества. Номинация «Бизнес-экспансия» — это признание успехов компании в развитии торговой сети под брендом «Юничел», она предназначена для брендов, вышедших за пределы уральского региона. Не могу не сказать, что у нас были очень достойные соперники. Но в итоге бизнес-сообщество проголосовало за нас.

— В ноябре «Юничел» отметил 85-летний юбилей. С какими результатами подошла компания к этой дате? И каким оказался для «Юничела» 2017 год?

— 85 лет — серьезный возраст для компании, динамичное развитие которой пришлось уже на новые времена. В свое время мы тяжело вошли в перестройку. Фактически предприятие было на грани банкротства, так как были очень большие долги за импортные поставки. Но мы нашли в себе силы преодолеть трудности. В это время я был коммерческим директором, а в 1989-м меня избрали генеральным.

Мы начали перестраивать, пересматривать буквально всё — ассортимент, стандарты качества материалов и готовой продукции, искали новых поставщиков кожи и комплектующих, модернизировали оборудование, занялись переподготовкой кадров, созданием и развитием фирменной розничной сети.

Конечно, пришлось многое ломать. В том числе — в сознании людей, работавших на производстве. Но нам удалось, практически не меняя команду управленцев и специалистов, постепенно всё изменить. Изменить кардинально.

 

 

При этом буквально каждый год мы создавали до 100 новых рабочих мест в производстве, прибавляя объемы. Каждый год открывали новые магазины — когда по 10-15, а когда и 20. Прошла полная замена парка швейных и затяжных машин, ежегодно ведется работа по обновлению сезонных коллекций.

Сейчас мы выпускаем три миллиона пар обуви в год. В 2017-м году рост в натуральном выражении составил порядка 10 процентов. Выпуск продукции в денежном выражении составит порядка 3,5 миллиарда рублей. До конца года планируется открыть порядка 70 новых магазинов. А всего, по данным на 20 декабря, розничная сеть «Юничел» уже насчитывает 575 магазинов.

— Огромная сеть...

— Да, больше никто из российских производителей не имеет такой сети. Из обувных ретейлеров такая масштабная розница только у компании Kari, но у них продукция, в основном, китайского производства. У нас же 100 процентов — наша продукция, сделанная в России. Мы продаем свою обувь, а также обувь отечественных производителей, комплектуем ассортимент по максимуму российскими марками.

— В этом году вы зашли с розницей в новые регионы...

— Мы пришли в Архангельск, Сыктывкар (три магазина, и все очень хорошо стартовали), Санкт-Петербург, Киров и Якутск (по два магазина), Вологду, Череповец, Астрахань, Элисту, Саратов, Энгельс, Петрозаводск. Значительно укрепили свои позиции по Москве и Подмосковью, сейчас там шесть магазинов. Только в прошлом году мы открыли магазины во Владивостоке, и сейчас активно развиваем сеть в Приморском крае, где за 2017-й год появились магазины «Юничел» в Артеме, Уссурийске, Находке. Продолжаем развитие сети в Казахстане, там у нас уже 56 магазинов, сегодня в приоритете — Астана и Алма-Аты. Много сил сейчас отдаем северным и труднодоступным регионам, где никто не работает: Надым, Салехард, Сургут, Когалым, Нижневартовск, Якутск — в этих городах есть фирменные магазины «Юничел».

Нам удалось серьезно подтянуть свою сеть в плане оформления, как наружного, так и внутреннего. Мы провели ребрендинг, внедрили стандарты визуального мерчандайзинга. Постоянно обучаем специалистов, проводим изменения в компании, стимулирующие работу персонала. Сейчас, например, будем совершенствовать систему премиальной оплаты по торговле, используя мировой опыт.

 

 

— С какими трудностями приходится сталкиваться в регионах, развивая розницу?

— Везде нужно найти людей, все начинается с управленцев. Если мы находим хорошего руководителя — будь то выходец из торговли, или просто энергичный, умный и порядочный человек — и обучаем его всему, то можно быть уверенным, что успех будет. Главное в человеке, который претендует на руководящую позицию — желание работать и порядочность.

— Поговорим о производстве. На что направлены сегодня усилия по развитию ваших фабрик?

— Прежде всего на модернизацию производства и приобретение передового оборудования для выпуска кожаной обуви.

С помощью государственной дотации мы приобрели в лизинг итальянское затяжное оборудование, которое в настоящее время является самым современным в отрасли. Да, его стоимость — порядка 200 миллионов рублей, но это — действительно самое передовое, лучшее в мире затяжное оборудование, позволяющее быстро отрабатывать и внедрять в производство сотни фасонов и — главное — обеспечивающее высочайшее качество затяжки. На одной и той же машине можно и сапог затянуть, и лодочку, компьютер все запоминает и хранит в памяти 200-300 фасонов колодок.

Такого потокового оборудования, как у нас, тоже ни у кого нет в России (в Питере есть 2-3 машины, а у нас — сразу 18 комплектов). У нас отличные машины для каблучной обуви, благодаря которым мы делаем женские лодочки и каблучный ассортимент, которые больше никто в России не производит в таких крупных масштабах.

Нет равных нам и в школьной обуви, у нас великолепная коллекция и самые низкие цены в стране. Знаете, к нам часто приезжают итальянские обувщики, и мы не раз слышали от них, что наше оборудование ничем не отличается от любой итальянской фабрики.

— Сколько человек сейчас работают в «Юничеле»?

— На трех производственные площадках (в Челябинске, Оренбурге и Златоусте) занято 2,5 тысячи сотрудников (в основном женщины), еще порядка 2,5 тысяч человек — в торговле. Вместе, таким образом — почти пять тысяч человек. Сегодня мы самый крупный обувной холдинг в России.

 

 

— Вы не раз на самых разных уровнях поднимали тему контрафакта как главной проблемы российской легкой промышленности. На рынке он занимает более 30 процентов, и это нечестная конкуренция, которая не дает развиваться отрасли. В том числе контрафакт — это обувь из некачественных материалов с вредными, ядовитыми веществами. Что с этим делать?

— Всего в России сегодня выпускается 23 миллиона пар кожаной обуви, «Юничел» выпускает 10–12 процентов от этого объема. Еще 20–30 миллионов пар кожаной обуви, согласно статистике, официально импортируется в страну из-за рубежа. Но кто-то покупает и носит кожу, а кто-то — «якобы кожу».

По официальным данным, сегодня контрафакт составляет 34 процента всего российского рынка обуви, это 150 миллионов пар в год. Бюджет теряет огромные деньги (порядка 200 миллиардов рублей в год).

Но самое главное — этот товар создает реальную угрозу здоровью людей. Раньше, в советские времена, обувь всегда проверяли на содержание формальдегида, а сейчас такая проверка исключена, проверяется только кожа. Как же так? Это же самая отрава, яд, и наши дети носят эту токсичную обувь...

По всей России огромные торговые центры забиты контрафактом. Они повырастали по всей стране как грибы после дождя. И люди покупают эту «псевдообувь», которая стоит порой всего 300–400 рублей. Покупают отчасти потому, что на нормальную кожаную обувь у многих просто нет денег. С одеждой, кстати, ровно та же ситуация: малообеспеченные семьи вынуждены покупать дешевую синтетическую продукцию детям, а потом мы слышим о росте аллергий и кожных заболеваний.

— Что надо сделать, в том числе — на уровне государства, чтобы изменить ситуацию?

— Первое — проработать вопрос о возвращении уголовной статьи за контрабанду, которую вывели из УК РФ в административный кодекс. Административная ответственность предполагает только наложение штрафов, что не пугает компании, везущие в Россию тысячи тонн контрабанды и контрафакта.

Второе — создать реальную систему контроля качества товаров легкой промышленности на содержание вредных химических веществ. А на время ее создания рассмотреть возможность применения в нашей стране хотя бы европейского опыта. (Речь идет о системе контроля за качеством потребительских товаров REACH, которая регулирует с 1 июня 2007 года производство и оборот всех химических веществ, включая их обязательную регистрацию.)

Третье — постоянно вести информационно-разъяснительную кампанию с населением о вреде контрафактной продукции для здоровья и жизни людей. Сейчас с этим все не очень хорошо.

 

 

— Ваш прогноз на следующий год: каким он будет для обувного рынка России?

— Уверен, что объем производства продолжит свой рост — на 5–6 процентов в год, причем будут расти недорогие сегменты. Введение маркировки обуви должно поддержать отечественных производителей и честных импортеров и помочь сократить долю контрафакта на рынке.

В Минпромторге в работе находится государственная программа по развитию легкой промышленности. Я считаю, что в ней должна быть отдельная программа по кожаной обуви, стимулированию ее производства и поддержке производителей.

В России нужно увеличение объемов производства именно кожаной обуви (в первую очередь, детской), которую сейчас может себе позволить носить только каждый третий россиянин (для большинства она просто дорогая). От этого выиграют все — кожевенники, обувщики и конечные потребители.

Если удастся свести на нет контрафакт, в ближайшие три-четыре года российское производство обуви существенно вырастет. Наши производители уже доказывают, что в России могут и умеют делать качественную, красивую, безопасную кожаную обувь. Есть и желание, и возможности увеличивать объемы ее производства. Но надо для этого создать благоприятные условия.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0