Вперед ногами

Как устроен рынок ритуальных услуг и сколько стоят похороны в Челябинске

Это рынок, где заранее прицениться к услугам компаний, работающих на нем, крайне сложно. Хотя бы ввиду того, что мы сталкиваемся с необходимостью ими ­воспользоваться по случаю, по факту. Это рынок на эмоциях — люди готовы отдавать любые деньги, ­чтобы не растягивать трагическое событие во времени и поскорее все закончить. Поэтому похоронный бизнес, как бы цинично это ни звучало, достигает рентабельности не столько за счет традиционных инструментов внутренней экономики, сколько за счет психологической стороны вопроса.

Cебестоимость похорон по факту очень разнится с их реальной стоимостью, цены сильно варьируются от индивидуальных пожеланий, а экономить до копеек на проводах близкого человека в последний путь тяжело и во многом нелепо. Мы попытались проанализировать, как и на чем зарабатывают похоронные агентства в Челябинске и подсчитать, сколько денег челябинцы тратят на похороны.

Смертность в регионе будет только расти, поэтому рынок ритуальных услуг имеет значительный потенциал для роста

Согласно среднему ­варианту прогноза Челябинскстата по предположительному числу умерших в Челябинской области, в 2015 году эта цифра составит 46531 человек (из них в Челябинске — около 30-32 процентов от этой цифры, или около 14-15 тысяч человек), а в динамике смертность в регионе будет только расти, причем вплоть до 2030 года. Поэтому рынок ритуальных услуг имеет значительный потенциал для роста. И, в отличие от других рынков, практически гарантированный.

Еще до кризиса 2008 года в Челябинске разразился конфликт между муниципальным предприятием «Мемориал» и частными похоронными фирмами. Причина: администрация города приняла ряд нормативных актов, кардинально изменивших условия работы «частников». Монопольное право на оказание ритуальных услуг, в том числе копку могил и проведение похорон, было предоставлено МУП «Мемориал».

История, которую челябинские предприниматели окрестили «монополией на мертвых», длилась до 2010 года, когда было принято решение о ликвидации МУПа, которая длится до сих пор. А ООО «Мемориал-­Сервис», по оценкам, занимающее на ­сегодняшний день более 30% данного рынка Челябинска, — это отдельное юрлицо, никак не связанное с «тезкой». Но фактически его владельцы работают в том же здании, где и находилось ликвидируемое предприятие. Занимают они его на правах аренды, о чем официально свидетельствует антимонопольная служба региона.

Сейчас в погребении могут участвовать любые заинтересованные в этом коммерческие структуры, а «казенка» в городе осталась только одна — муниципальное казенное учреждение (МКУ) «Служба городских кладбищ», которое согласовывает с заявителями участки под захоронение на кладбищах, выдает соответствующие разрешения, содержит и благоустраивает кладбища (до этого функции входили в ведение МУПа «Мемориал»). Непосредственно к процессу похорон Служба никакого отношения не имеет. После выдачи разрешения в дело вступают организации, которые, по данным налоговой службы, занимаются соответствующим ­видом деятельности.

Не так давно городские ­власти пытались проанализировать рынок. По компаниям, которые оказывают ритуальные услуги в Челябинске, разослали анкеты, которые должны были всего лишь дать «рабочее» представление о том, кто и чем занимается на этом разрозненном рынке. Директор «Службы городских кладбищ» Диляра Абдуллина, вспоминая звонки с вопросами: «А это вам вообще зачем?», грешит на то, что «фокус-группу», в первую очередь, смутили вопросы про численность работников и фактическую стоимость оказываемых услуг — по итогам этого опросника налоговая служба, вероятнее всего, могла только стоя «поаплодировать» разного рода ООО и ИП...

По словам Диляры Абдуллиной, в итоге в Челябинске насчитали около 60-ти похоронных компаний. Но анкеты вернули только восемь из них.

В итоге ведомство все же составило сводный реестр игроков, названый «Сведения о приемных пунктах бытового обслуживания, принимающих заказы от населения на оказание услуг», включающий 24 организации. Из них непосредственно ритуальными услугами занимаются 16 организаций, остальные оказывают узкий перечень услуг, пересекающийся с похоронной деятельностью: производством и/или продажей памятников, оградок и венков.

База данных 2ГИС на запрос «ритуальные услуги в Челябинске» выдает 49 организаций. По мнению экспертов, рынок после ликвидации МУПа «Мемориал» действительно оживился. Но тенденция к монополизации опять появилась.

По оценкам руководителя компании «Вечность» Дмитрия Ботова, в Челябинске работают не более 3-4 компаний, оказывающих ритуальные услуги «под ключ», у которых есть материально-техническая база, штат сотрудников, транспорт и свое производство (по словам эксперта, речь идет о трех крупных компаниях, делящих между собой порядка 90% рынка, по 30% на каждую: ООО «Мемориал-Сервис», ООО «Долг» и, собственно, предприятие ритуальных услуг «Вечность» (ИП Ботов). Впрочем, если верить интернет-сайтам компаний, то полный набор услуг оказывают 16 фирм.

Кстати, компания «Долг» ­изначально начала развиваться в Магнитогорске, но в ноябре прошлого года зашла на рынок Челябинска. Как заявил в разговоре ее представитель, проблем со входом на уже полностью поделенный рынок не возникло никаких — сразу же обросли заявками и при этом стали мирно сосуществовать с местными игроками.

По мнению Дмитрия Ботова, в числе ритуальных контор, на сегодняшний день зарегистрированных на территории Челябинска, за вычетом крупных легальных игроков, так любезно принявших в свои ряды магнитогорцев, остальные — «перекупщики», работающие с накрутками.

Рентабельность бизнеса (оценивается экспертами в 20-30%), уточняет Ботов, достигается за счет производительности, и более оборотистыми всегда считались компании, имеющие свои производства (памятники, оградки, венки и так далее). «Перекупщики» накручивают на эту продукцию от 50 до 70%. Сырьё в основном российского производства. Древесина, например, закупается в Курганской и Свердловской областях, ткани для обивки гробов компании тоже берут у местных производителей. А вот материал для венков — в Китае.

Что же до расходов на похороны, то, по словам Ботова, сумма в 100 тысяч рублей — это «шикарные» похороны, а «средний чек» по Челябинску — 40-45 тысяч. Причем, компании, как правило, предлагают услуги «пакетом», отдельно не прописывая в прейскурантах, сколько стоит, к примеру, гроб или аренда ­катафалка.

Таким образом, оборот рынка ритуальных услуг в Челябинске, учитывая число смертей и среднюю стоимость похорон, можно приблизительно оценить примерно в 700-900 миллионов руб­лей в год.

Стоить отметить, что игроки рынка довольно широко представлены в Интернете. Посадочные страницы их сайтов на первый взгляд типично «продающие», но не без толики учтенных этических моментов. Информация о компаниях и их возможностях начинаются с вводной текстовки про то, что «каждому человеку рано или поздно приходится столкнуться с таким горем, как потеря близкого любимого человека», и такая-то компания «готова помочь вам и полностью взять на себя заботу по организации похорон». У некоторых компаний есть даже гостевые форумы. Сами услуги разбиты по разделам, которые содержат примеры работ (гробы, памятники, оградки, скамейки...), правда, тоже почти всегда без указания стоимости.

Так, на сайте ЗАО «Военно-мемориальная компания», мы нашли явное подтверждение того, что работа по принципу «все включено» (от эвакуации тела чуть ли не до поминального обеда) — это и есть та самая клиентоориентированность в понимании работников похоронных агентств или, если хотите — маркетинговая стратегия, а в идеале — гарантированный денежный вал.

Пакет «Стандартный», включающий выезд агента (это бесплатно), гроб, обитый атласом, шелком или бархатом с цветом на выбор, венок из искусственных цветов высотой 120 см, ритуальные принадлежности (покрывало х/б белое, подушка, тапочки), композицию на гроб, доставка принадлежностей, катафалк (Газель, УАЗ или ПАЗ), обойдется в 16 910 рублей без учета санитарно-косметической обработки и бальзамирования, кремации и услуг кладбища.

Пакет «Расширенный», отличающийся от предыдущего пакетного предложения тем, что будет включать в себя уже ­лакированный, а не обитый гроб, венок из искусственных цветов, высотой больше на 20 см, венок из живых цветов, две именные ленты, ритуальные принадлежности, к которым добавится крест на крышку гроба, временное надгробие, табличку на могилу и катафалк «Форд» или эквивалент в классе, будет стоить с теми же оговорками уже 30 740 рублей.

А вот цена пакета «Премиум» составит 96 000 рублей: стандартный гроб здесь заменят на «элитный» (саркофаг), покрывало х/б белое в ритуальных принадлежностях — на постель, также «повысят» класс катафалку ("Форд"/"Мерседес" (или эквивалент) и предоставят автомобиль для перевозки родственников «Форд» (или эквивалент).

Агентства могут включать в перечень своих товаров и услуг фактически все — и церковные наборы, и покрывала, и бригады, сопровождающие процессию, и даже взять на себя оформление документов — все это идет как допуслуги к пакету.

Например, на одном из сайтов в разделе «услуги погребения», помимо копки могилы, входящей в пакет, перечислены «перенос тела» и «сингуматор» (ритуальный лифт для опускания гроба в могилу). Предлагаются также услуги по благоустройству захоронений (установка лавочек, столиков на территории захоронения). Помимо этого, компании производят укладку тротуарной плитки на необходимую площадь и засыпку дрес­вой с укрытием от прорастания травы.

Указаны и такие услуги как «ритуальное страхование», которое представляет собой специально разработанную программу страхования жизни (в случае смерти застрахованного лица страховая выплата направляется на приобретение качественных ритуальных услуг, стоимость пакета которых может составлять до 200 тысяч рублей). Некоторые компании даже готовы заключать с будущими «клиентами» прижизненный договор, подразумевающий предварительную оплату заранее выбранных ритуальных принадлежностей и услуг, включая памятники. Оплата может производиться сразу или в рассрочку до 36 месяцев, а сам договор действует бессрочно.

«На рынке сейчас работает действительно много компаний, — признается Мария Кольцова, директор ООО „Мемориал-Сервис“. — Это хорошо в плане конкуренции, потому что рынок заполнен и плотно структурирован. Сегодня не хоронит, пожалуй, только ленивый».

Конечно, предприятия борются друг с другом за каждого клиента и за «индивидуальные прайсы», но в этом есть другая сторона вопроса.

«Когда случается несчастье, и люди звонят в скорую или полицию, через полчаса они уже вынуждены буквально отбиваться от звонков дикого количества контор, представители которых заявляются к ним домой в бесцеремонной форме и запрашивают за свои услуги километр денег», — говорит ­Мария Кольцова.

Так, один из знакомых автора этих строк рассказывал, что его семья в свое время обратились в крупную контору (по понятным причинам, мы не указываем ее название), где за беспроблемное выделение земли на кладбище запросили 40 тысяч рублей, но после вмешательства районного прокурора, ценник пересмотрели в сторону существенного уменьшения, обозначив его вместе с копкой могилы в 5 тысяч... Но если оценить ситуацию с предоставлением земли под захоронения в Челябинске, становится понятно, откуда берутся такие ценники.

«Есть родственные захоронения (в пределах одной оградки), и есть захоронения на свободном участке. Согласно соответствующему Положению Гордумы, ширина разрыва между захоронениями не должна быть меньше 0,5 метра. В отказе тогда указывают, что участок не соответствует санитарным нормам и предлагают захоронить умершего на свободном участке плановой территории», — поясняет Диляра Абдуллина.

В среднем в год Служба удовлетворяет более 7 тысяч заявок на захоронения. По опыту прошлого года на Челябинск пришлось 5 315 родственных захоронения и 1 574 — на свободных участках. При этом пока ни разу не было прецедентов, чтобы людям отказали и ничего не предложили взамен, акцентирует руководитель ведомства.

На данный момент в Челябинске числится 12 муниципальных кладбищ, на которых земля предоставляется бесплатно — это гарантия государства (Федеральный закон от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле»). Невостребованные трупы и отказников хоронят на специальном «Покровском» кладбище в промзоне Металлургического района (разбито в 2005 году, до этого спецучастки выделялись на городских ­кладбищах).

Из имеющихся 12 кладбищ рабочих для захоронения пригодны 10 (закрыто Лесное Братское, возле памятника Скорбящим Матерям, и Смолинское в одноименном поселке, где полностью использован земельный резерв), при этом ни у одного (!!!) уже не осталось земельного резерва для расширения: кладбища старые, образованные по большей части в 50-60-ых годах. Но пока как-то еще умудряются «подселять» и расширять.

Тем не менее, признается Диляра Абдуллина, когда-то этому придет конец. Два года назад Служба готовила техзадание для Управления градостроительства и архитектуры города и пришла к неутешительному выводу. Каждое новое кладбище должно быть рассчитано на два так называемых кладбищенских периода по 20 лет. Так вот, городу для последующих 40 лет необходимо еще 340 га под захоронения (при том, что общая площадь уже имеющихся в черте областного центра кладбищ примерно такая же). И в Челябинске, согласно ­генерального плана города, земель тоже фактически не осталось... В этом году Службе предоставили только один из семи участков на выбор...

Челябинцы потихоньку стали «возить» умерших родственников в область, где сейчас активно развивается рынок частных кладбищ. Например, такие объе­кты как «Преображенское кладбище» (на границе Челябинска с Сосновским районом) — это уже ООО, частный объект. Крематорий тоже частный. Кладбища «Андреевское» (относится к Долгодеревенскому, относительно новое), «Новоказанцево», «Аэропорт-2» также к муниципалитету вообще никакого отношения не имеют, обратила внимание Диляра Абдуллина.

«Мы не знаем, сколько их всего, — говорит эксперт, — но число растет. — Федеральный закон выделение земли под захоронение частникам никак не регламентирует, там лишь сказано, что кладбище может быть муниципальным. А что НЕ может быть, или может быть ТОЛЬКО муниципальным — не сказано».

Документ и сам устарел, признается Диляра Абдуллина: он слишком сжатый, не учитывающий многих актуальных моментов. Его периодически правят, но всё сводится лишь к уточнению формулировок. Сейчас этот «мертвый» закон очень хотят поменять антимонопольщики, давно считающие, что как раз законодательные недоработки провоцируют монополизацию рынка и ущемляют права многих хозяйствующих субъектов.

«Ждем новое законодательство, предусматривающее лицензирование деятельности похоронных агентств, — обрисовывает перспективы рынка Дмитрий Ботов. — Мелкие компании с непонятным оборотом стоимость этой лицензии не потянут. Изменения пообещали ввести в 2016 году. Если бы была здоровая конкуренция, легальному бизнесу работать стало бы легче. Клиенты бы это тоже ­почувствовали».

Добавим, что сегодня в разрезе регулирования сферы похоронного дела звучат и утопичные предложения, которые рынок вряд ли примет, скорее, наоборот, будет отторгать. Исходят они, опять же, от антимонопольной службы региона: организовать прием заявок на захоронение на базе Наблюдательного совета и распределять их между компании в равных долях. Все бы неплохо, но на этом рынке, как и при жизни, равенства быть не может...

Комментарии 0