Экспортируем металлы, ввозим оборудование

Начальник Челябинской таможни, генерал-майор таможенной службы Андрей Максимов — о том, что продает за границу и что там покупает бизнес Южного Урала, что изменится в следующем году с принятием нового Таможенного кодекса, а также о том, как изменится работа таможни после строительства нового челябинского аэропорта.

Андрей Ткаченко

Экономическая активность растет, структура не меняется

— Андрей Алексеевич, в последнее время развернулась довольно серьезная дискуссия о том, в каком состоянии находится экономика Челябинской области и по какому пути ей стоит развиваться. Готовится региональная стратегия развития до 2035 года. Через таможню так или иначе проходит существенная часть товарооборота, связанного с экспортом и импортом. Какой видит экономику региона Челябинской области таможня? 

— Я привык оперировать цифрами. Возьмем срез за 10 месяцев прошлого и текущего года.

Начнем с главного для нас — с таможенных платежей. Если в прошлом году за 10 месяцев в бюджет страны перечислено около 9 миллиардов рублей, то в этом году — 13 миллиардов. Выросла активность участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД). В прошлом году в регионе деятельности таможни оформлено 35,5 тысяч деклараций на товары, а в текущем — 49 тысяч. 

Дальше — количество участников ВЭД: было 1133, стало 1238. Если в прошлом году продекларировали товары 340 новых участников ВЭД, в этом — еще плюсом 338. И тут уже можно ставить вопрос — уходят ли из области предприятия или приходят? 

Пожалуй, самая наглядная цифра — товарооборот: в прошлом году за 10 месяцев — 2,8 миллиарда долларов США, в 2017 году уже четыре миллиарда.

Грузооборот: было 3,6 миллиона тонн, стало 5,1 миллиона тонн.

Как видите, по базовым показателям идет серьезный рост внешнеэкономической деятельности предприятий региона.

— А если смотреть в разрезе экспорта и импорта?

— Традиционно стоимость экспортируемых товаров в разы больше стоимости импортируемых. В прошлом году за 10 месяцев стоимостный объем экспорта составил 2,2 миллиарда долларов США, в этом году за тот же период — 3,1 миллиарда. Импорт, соответственно, было 537 миллионов долларов США, стало 983 миллиона долларов. Рост, и ощутимый.

— Что экспортируют из Челябинской области, и что ввозят?

— Если брать экспорт, то подавляющее большинство — это в основном ферросплавы и продукция металлургических предприятий — прокат, трубы. Металлы и изделия из них составляют около 88 процентов всего экспорта. Есть некоторая доля продуктов питания — в основном крупы и макаронные изделия от «Увелки» и «Макфы» соответственно. Но тут надо учесть и объемы взаимной торговли со странами Евразийского экономического союза (Белоруссия, Казахстан). Сейчас они не учитываются в статистике внешней торговли, но объемы экспорта в эти страны остались, и они тоже растут.

Импорт — это прежде всего сырье для все тех же металлургов. Плюс — станки и оборудование для промышленных предприятий, комплектующие, предназначенные для их сервисного обслуживания и ремонта. Есть и небольшая доля тех же продуктов питания, поскольку, например, федеральные торговые сети (тот же «Магнит» или «Красное&Белое») в свои магазины, расположенные на территории Челябинской области, ввозят импортные продукты напрямую, декларируя их у нас. 

— Получается, что мы экспортируем в основном продукцию первого-второго «переделов», а ввозим более технологичную продукцию, с бОльшей долей добавленной стоимости?

— Есть и частные случаи, когда предприятие завозит для своего производства стальной лист из Германии, а экспортирует готовое изделие — трубу. Но в основном — да, покупаются готовое оборудование, изделия, комплектующие. В основном предназначенные именно для наших промышленных предприятий, для их инвестиционных проектов. 

Все подобные крупные инвестиционные проекты, связанные с ввозом большого количества дорогостоящего оборудования, мы стараемся брать на особый контроль, помогая нашим промышленникам.

Не так давно мы завершили сопровождение инвестпроекта Магнитогорского металлургического комбината по строительству Агрегата непрерывного горячего цинкования. Сопровождаем ввоз оборудования для Михеевского ГОКа, прорабатываем сопровождение проекта строительства новой аглофабрики все тем же Магнитогорским металлургическим комбинатом, и сумма инвестиций там очень серьезная.

Но это касается не только крупного, но и среднего бизнеса, который ввозит готовые технологические линии и оборудование для производства различной продукции. Так, один производитель семечек завозит уже не первую линию для их производства. «Макфа» завозит мельницы для своих предприятий. Оборудование ввозится не только для модернизации действующих предприятий, но и для создания новых.

— Меняется ли структура экспорта\импорта в последние годы?

— Нет. Объемы бывают разные, непосредственные логистические решения предприятий бывают разные. 

Но структура экспорта и импорта Челябинской области очень стабильна.

Без злого умысла

— Номенклатура товаров, проходящих через границу, огромна — это, наверное, сотни тысяч или даже миллионы наименований. Часто ли случаются нарушения, связанные со, скажем так, неточным оформлением категории или вида продукции?

— Конечно, и нарушения выявляем. 

Если речь идет о правильности классификации товаров в соответствии с ТНВЭД ЕАЭС, то действительно, номенклатура объемна и разнообразна, при этом бывает, что товарные позиции — соседние, а разница в ставках таможенной пошлины отличается в разы, маленькая неточность приводит к занижению таможенных платежей. 

Также приходится пресекать попытки ввезти запрещенную продукцию, те же «санкционные» продукты под видом продовольствия из других стран. В этом году нами было обнаружено и конфисковано более 120 тонн фруктов, в основном груши сорта «конференс». Их везли из Киргизии, но есть четкие сведения, что на территории этой страны такой сорт груш просто не растет. В итоге все под гусеницы бульдозера.

— Не жаль продукта?

— Такова норма закона.

Между прочим, скоро должны вступить в силу изменения в законодательстве, в том числе — в правила дорожного движения, которые дадут право сотрудникам таможни останавливать на дорогах транспортные средства с целью проверки. 

— Как ГИБДД?

— Практически. Это даст нам бОльшие возможности по пресечению «запрещенного импорта».

Разумеется, поначалу, мы, видимо, будем плотно взаимодействовать с нашими коллегами из ГИБДД, и действовать совместно. Но в наших планах — создание нескольких автономных мобильных групп. Уже готовимся принять на баланс специальный автотранспорт, который будет оснащен всем необходимым оборудованием и средствами коммуникации, что позволит нашим инспекторам проверять товары на месте.

Но вообще, такие неурядицы, как «левые» продукты — это скорее к малым и средним предприятиям. С «крупняком» в этом смысле значительно проще. 

— Чего больше в тех нарушениях, которые выявляются таможней — умысла, или незнания, небрежности, неумения работать с документацией и так далее?

— На мой взгляд, если брать юридические лица, то все-таки бОльшая часть нарушений — не от злого умысла. Все люди ошибаются. В основном это связано либо с низкой квалификацией или небольшим опытом тех сотрудников, что занимаются оформлением документов на предприятиях, либо с отсутствием в штате специалиста по таможенным вопросам. Но в принципе в этом случае у предприятий есть возможность обратиться к так называемому таможенному представителю-декларанту.

Или вот пример одного из типичных нарушений — это непредоставление статистических форм отчетности, если российское предприятие торгует с Казахстаном. Да, это формальность, да, у нас таможенный союз, единое экономическое пространство. Но тем не менее, Казахстан — все-таки отдельное государство. А значит, даже не заполняя декларацию, формы отчетности надо готовить. Нет их — есть статья в Кодексе об административных правонарушениях. На первый раз — предупреждение, затем — штраф.

Мы проводим действительно большое количество мероприятий вместе с предпринимательским сообществом, на которых стараемся объяснять им все нюансы, детали работы с таможней, предупреждаем возможные типичные ошибки. Это находит очень хороший отклик у бизнеса.

Другой момент — международные почтовые отправления, в которых есть товары, находящиеся под таможенным контролем. Их выдача без таможни невозможна. Тем не менее, случается у некоторых операторов связи. Несмотря на то, что санкции очень серьезные — штрафы от 300 тысяч рублей.

— Это «Почта России» или другие операторы?

— В основном «Почта России», те отделения, которые уполномочены выдавать международные отправления. Возможно, причина в том, что у них порой текучка кадров за год доходит до 30 процентов, и новые сотрудники еще не обладают достаточной квалификацией. Плюс — у них очень большой объем операций. 

Мы заключили специальное соглашение с региональным отделением «Почты России», наши специалисты выезжали на места и проводили обучение сотрудников. Да, в итоге нам удалось снизить число подобных случаев, но они все еще случаются.

Между тем все более чем серьезно.

Не так давно мы изъяли в таких посылках в общей сложности 26 килограммов самых разных наркотиков — героин, кокаин, амфетамин, «синтетика» и так далее. 

Другой тип нарушений — это то, что везут к нам в страну возвращающиеся из отпусков граждане. В основном, те или иные изъятия происходят в аэропорту Баландино. Так, из Турции довольно часто пытаются ввезти ножи и кастеты, из стран средней Азии везут насвай — жевательный табак, саженцы или семена, которые в итоге не проходят фитосанитарный контроль, из юго-восточной Азии — заспиртованные чучела редких животных или змей, а случалось — и чучела крокодилов. Все это запрещено к ввозу по тем или иным серьезным причинам. И таких дел хватает.

— А в этих случаях: с умыслом везут или опять-таки — по незнанию?

— В основном, конечно, без умысла. Это связано с тем, что люди далеко не всегда знают или понимают, что можно ввозить в качестве тех же сувениров, а что — нет. И изучать, в общем, как бы мы ни старались информировать людей, им некогда. Или не хотят — ну вспомните свое настроение перед вылетом в отпуск (улыбается). Другое дело, что, наверное, можно ошибаться и не знать, что в Российскую Федерацию нельзя ввозить заспиртованную кобру, но когда покупают мощные кастеты или ножи... Неужели людям не понятно, что это квалифицируется как оружие?

— Какой самый необычный предмет пытались ввезти в последнее время?

— Ну, сразу-то вспомнить непросто, у нас в таможне ко всему привычные (улыбается). Наверное, самый нестандартный случай — это танк Т-34, который мы задержали при попытке его провоза в Казахстан. Понятно, что везли его для музея, но не учли тот факт, что это не простое автотранспортное средство, к тому же обладающее культурно-исторической ценностью.

Новый кодекс — выше скорости

— Андрей Алексеевич, что ждет и предприятия, и граждан с вступлением 1 января 2018 года в силу нового Таможенного кодекса, единого для всех стран Евразийского экономического союза (Российская Федерация, Белоруссия, Казахстан, Армения, Кыргызстан)? 

— Кодекс действительно вступает в силу с будущего года. Впрочем, еще до конца не приняты необходимые изменения в федеральном законодательстве и в подзаконных актах. Но это вопрос, надеемся, скорого времени.

На самом деле, по существу меняется мало что. Главное — резко сокращаются сроки документооборота, прежде всего регистрации декларации и выпуска товара. На регистрацию декларации будет отводиться всего один час (сейчас — два часа), на выпуск товара — четыре часа, если нет необходимости проведения какого-то специального мероприятия по досмотру груза. Также будет отдан приоритет электронному декларированию. И наша задача — увеличив скорость работы, ни в коем случае не потерять в ее качестве. 

Кроме того, будут изменены (в основном в сторону снижения) стоимостные и весовые нормы по ввозу в Российскую Федерацию различных товаров для личного потребления.

Но есть и хорошие новости — теперь магазины Duty free могут работать не только в залах вылета, но и в залах прилета. Прилетит человек на родину из отпуска, и сможет купить что-то уже здесь. Заработает система tax-free...

С 1 декабря на уровне Федеральной таможенной службы будет работать горячая линию по вопросам изменения в законодательстве. Кроме того, специалисты Челябинской таможни также будут готовы проконсультировать предприятия и граждан. Мы постараемся сделать так, чтобы внедрение нового кодекса прошло максимально спокойно. Это в общих интересах и таможни, и бизнеса, и людей.

Новый аэропорт — новые возможности

— В Челябинске к предполагаемому в 2020-м году саммиту стран ШОС и БРИКС планируется построить новый аэропорт. Международный аэропорт — не только место прилета-вылета жителей и гостей города, но и место работы пограничной и таможенной служб. Что изменится для вас с появлением нового терминала, и большие ли затраты понадобятся для оборудования таможенного поста?

— Насчет затрат: необходимое оборудование и технические средства таможенного контроля в таможне имеются (улыбается). А строительством и эксплуатацией пунктов пропуска занимается специально созданная организация — ФГКУ Росгранстрой. Мы формируем предложения по оснащению и убеждены, что наши требования и требования коллег из Пограничной службы проектировщики и строители выполнят в полном объеме.

В общем-то не секрет, что сегодняшний аэропорт — прежде всего зона прилета, не до конца отвечает современным требованиям и к комфорту пассажиров, и к удобству нашей работы. Что иногда приводило к не самым приятным моментам.

Рассчитываем, что новый аэропорт выведет этот аспект на совершенно другой уровень. В конце концов, главное в нашей работе — чтобы соблюдать требования законодательства было удобно. И предприятиям, и нашим гражданам, и гостям нашей страны.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0