Магазинам снизят градус

Что будет, если челябинский ритейл откажется от реализации алкоголя

Алкогольные напитки могут исчезнуть с полок обычных продуктовых магазинов — их, возможно, станут продавать только в специализированных торговых точках. Инициатива исходит от Минздрава РФ.

Путь Скандинавии и Якутии

Автор инициативы — главный психиатр-нарколог Минздрава РФ Евгений Брюн. По его словам, алкоголь должен быть сосредоточен в специализированных отдельных магазинах малой доступности. Он намерен поднять вопрос об изменениях законодательства в области продажи алкогольной продукции на уровне министерства. В пресс-службе Минздрава сообщили о готовности ведомства к обсуждению инициативы и отметили, что данная мера уже давно показала свою эффективность во многих странах мира.

Некоторые эксперты считают, что это вытеснит с рынка тысячи малых предпринимателей, миллионы людей останутся без работы, и сейчас неудобное время для таких нововведений. При этом открыть алкомаркет захотят немногие бизнесмены.

Торговля спиртным в спецмагазинах уже действует в скандинавских странах (Финляндия, Дания), а с 1 января 2015 года на уровне местного закона была введена в Республике Саха (Якутия), отметил Вадим Дробиз, гендиректор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА).

В целом в России, по данным экспертов, продажи спиртного составляют 12% от общей выручки супермаркетов и около 40% от выручки магазинов формата «у дома».

Сети найдут выход. И вход

Похоже, торговые сети в Челябинске уже готовятся к возможным нововведениям. Буквально неделю назад магазин розничной сети «Проспект» на проспекте Ленина переоборудовал зону выкладки алкоголя. Ее отгородили от основного ассортимента, поставим стеллажи таким образом, что пространство получилось замкнутое, с отдельной кассой. Часть экспертов считают, что нечто подобное мы скоро будем наблюдать во всех торговых сетях, которые попытаются подстроиться под новые требования. Сами же ритейлеры говорят об обратном.

«Если такой закон примут, мы просто уберем алкоголь — и все, — прокомментировал Андрей Грибанов, коммерческий директор розничной сети „Проспект“. — Будем действовать как все. А как еще?..»

Оценить выручку от продаж господин Грибанов отказался, оговорив лишь, что это вовсе не треть в общей структуре продаж, а гораздо меньше. Также он добавил, что сейчас сетевые магазины в сравнении с объектами малой розницы выигрывают хотя бы в вопросах контроля качества реализуемой продукции. В частности, сети располагают нужными ресурсами для проверки документов на поставку.

«Глобально все идет к национализации рынка алкогольной розницы и к тому, что в ближайшее время может быть создан национальный оператор алкогольной продукции», — считает Илья Коноплев, управляющий коммерческой недвижимостью в Челябинске.

Разговоры об этом, отмечает он, ходят еще с 2010 года, при этом как пример фигурирует на опыт скандинавских стран.

Все помещения площадью более 500 кв. м. уже проектируются таким образом, чтобы объект можно было в перспективе полностью обособить. В частности, сеть «Магнит» (большинство помещений имеют формат 1000+) в случае узаконивания инициативы, сможет сдавать с субаренду площади государственному оператору, приводит пример Коноплев. Аналогичной линии придерживается «Карусель».

«Тогда сетевой ритейл не потеряет выручку от продаж алкоголя — он просто заместит эту нишу, — поясняет эксперт. — По понятным причинам хуже всего придется магазинам формата 400+».

К мысли о том, что торговые сети, скорее всего, найдут выход из положения, склоняется и Вадим Белов, владелец челябинского магазина формата «у дома».

«Сделать отдельный вход в отдел, где будет продаваться алкоголь, — это не проблема, — подчеркнул он. — Раньше можно было зайти в магазин только с центрального входа, а станет возможным еще и с торца... Там же разместится и вторая вывеска».

«Малышам» здесь не место?

«Уже сейчас небольшим магазинам, реализующим алкоголь, тащить этот груз тяжело: это серьезный административный контроль и жесткие штрафные санкции, — отмечает Олег Фомин, председатель челябинской областной организации Профсоюз РФ «Торговое единство».

Он подчеркнул, что спиртное в линейке продуктовых магазинов «у дома» вовсе не является основной доходной составляющей, но генерирует трафик. Падение выручки при отказе от продаж алкоголя, по оценкам Фомина, может составить 10%, а с учетом планомерной потери трафика можно смело плюсовать к этой цифре еще порядка 30-40%, на которые «просядут» продажи сопутствующих товаров. Фактически потеря трафика погубит малую розницу.

«Магазины „у дома“, в отличие от сетей, имеют несравнимо малый ассортимент: порядка 2,5-3,5 тысяч позиций против десятков тысяч, поэтому возможность выбора не привлечет покупателя, эта схема генерации трафика не сработает», — уверен Олег Фомин.

По мнению Вадима Белова, все будет еще плачевнее.

«Алкоголь дает порядка 30% выручки, но если его нет — она падает вполовину. Начинают сокращаться позиции, которые не продаются. Зачем покупателю такой полумагазин? Тогда встанет вопрос о закрытии — других вариантов просто не будет», — считает эксперт.

Вадим Белов уже продумывает дальнейшую стратегию: если дополнительных ограничений для небольших магазинов не будет введено, говорит он, проще будет отказаться как раз от продуктов, оставив один алкоголь. Если этой же логике последуют остальные предприниматели, эффект от благих намерений Минздрава просчитать нетрудно — вопрос плавно перетечет лишь в плоскость конкуренции за потребителя.

По наблюдениям Ильи Коноплева, алкоголь уже перестал приносить ощутимый доход магазинам «у дома». Началось это, когда сеть «Красно-Белое» с изначально низкими входными ценами стала открывать точки по соседству, придерживаясь по сути аналогичного формата. К примеру, по причине такого соседства в одном дружественном магазине доля продаж спиртного в свое время снизилась до 8%, отметил собеседник. Пришлось даже менять его на другие позиции, в частности, готовую еду.

Верной дорогой, товарищи?

«Сейчас идет борьба не с потреблением алкоголя, а с магазинами. Логика действий властей непонятна. Раньше алкоголь продавали в киосках, потом — в павильонах, позже в них запретили продавать спиртное крепче 15 градусов, а после — оставили только пиво. Что это дало? Потребление снизилось? — задается риторическими вопросами Вадим Белов. — Подробные отчеты подаются в Росалкогольрегулирование ежеквартально от всех субъектов торговли, и эти цифры показывают перераспределение, а не снижение продаж».

«Сегодня много говорится об алкогольной политике государства. Но сводится пока все это к неким запретительно-ограничительным мерам, которые ничего не дадут в плане снижения потребления, — уверен Илья Ройтенберг, директор ООО „Лаборатория живого пива“. — Алкогольный рынок напрямую связан с финансовым рынком. Он, более чем любой другой, отражает все социально-экономические процессы в целом в любом цивилизованном государстве. Не влияет на них, а именно отражает».

Впрочем, вопрос узаконивания инициативы г-на Брюна пока остается открытым. Напомним, в ноябре 2014 года группа депутатов Госдумы от ЛДПР подготовила законопроект, согласно которому вслед за табачными изделиями убрать из зоны видимости в магазинах и продаваемую алкогольную продукцию. Однако эта идея не получила одобрения.

Комментарии