Сложные ожидания

«Опора России» оценила настроения челябинского бизнеса

Деловая активность малого и среднего бизнеса Челябинской области снова начала расти. По итогам III квартала она почти вышла на уровень аналогичного периода прошлого года, показало исследование «Индекс RSBI». Однако все это достигается в условиях растущей налоговой нагрузки, жесткой кредитной политики и оптимизации персонала.

Ярослав Наумков

Откуда оптимизм?

Индекс Russia Small Business Index в Челябинской области по итогам III квартала вырос с 37,2 до 41,2 пунктов, что всего на 0,2 пункта ниже показателей прошлого года. По этому показателю мы приблизились к общероссийским значениям, которые, наоборот, продолжают падение. «Если индекс больше 50, значит, бизнес настроен положительно, идет увеличение вложений, продаж, прибыли. Если меньше — это говорит о сокращении. Интересно также, насколько  больше или меньше и сама динамика по кварталам. Благодаря этим цифрам можно сделать прогноз как минимум на два квартала», — рассказал президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин.

Уровень прибыли и продаж в регионе немного подрос, хотя финансовые показатели компаний продолжают снижаться. Это говорит о том, что, несмотря на снижение чистого дохода, компании пытаются сохранить объемы продаж и трудовые коллективы. Эксперты отмечают один тонкий момент: долго за счет собственных средств жить нельзя. Уровня прошлого года достигли инвестиции предпринимателей в расширение бизнеса. Но говорить об экономическом росте пока рано: необходимо, чтобы этот показатель с нынешних 37,7 пунктов пробил отметку в 50. В ближайшие два квартала такого не ожидается, добавил Александр Калинин.

Эксперты отмечают, что экономика региона завязана на восьми моногородах и, соответственно, монопредприятиях. Малый бизнес зависит от их самочувствия, потому как обслуживает деньги, которые поступают в экономику через них.

Не стоит сбрасывать со счетом и внеэкономические процессы.

«Вспомните, у нас летом была волна негодования по одному конкретному проекту, которая сказалось на уровне пессимизма. Все начали понимать как это будет плохо и многие писали в соцсетях, что намерены уезжать, — отмечает региональный директор операционного офиса Промсвязьбанка в Челябинске Алексей Юхачев. — Правительством приняты определенные меры и появилась надежда, что это будет более экологично или даже отложено на какое-то время».

Здесь денег нет...

Однако брать деньги на развитие особо неоткуда. При нынешних сложностях в получении кредитов, одобряется только одна заявка из трех. Банки, стараясь подстроиться под сложную экономическую ситуацию, разработали дополнительные продукты, позволяющие получить некредитное финансирование.

«Два основных продукта — предоставление гарантий под работу по госконтрактам и факторинг, — комментирует Алексей Юхачев. — К примеру, предприниматель, который изготавливает, условно говоря, болты и поставляет их на ММК, может получать финансирование еще до того, как начнет их поставлять. Он может использовать их, к примеру, для закупа металла. Или все компании, работающие на экспорт, имеют возможность получать финансирование по более дешевой процентной ставке в рамках двух программ — „Эксар“ и программы Минпромторга для производителей, отгружающих на экспорт несырьевые товары. Процентная ставка по ним значительно ниже. Это связано с возможностью финансирования от ЦБ под конкретные поставки и с меньшей нагрузкой на капитал».

Представители бизнеса и банковского сообщества указывают на высокие нормы резервирования при выдаче кредитов бизнесу. Сегодня это 1:1, то есть выдавая 1 млн рублей, банк должен создать аналогичный резерв. Снизить нормы может позволить выдача госгарантий. Кроме того, активистам «Опоры России» удалось добиться от ЦБ снижения норм резервирования до 75%, в дальнейшем планируется довести этот показатель до 50% — как в Европе.

Помимо сложностей в получении средств, отмечается и падение вкуса к риску. «Спрос на продукты определяется не только покупательной способностью, но и готовностью бизнеса рисковать и брать продукт. По общению с предприятиями мы видим, что многие залезают в свою „ракушку“ и не готовы рисковать и брать кредит. А когда человека не кормишь, то потом он уже не может есть», — рассуждает председатель Челябинского регионального отделения «Опоры России» Артем Артемьев.

Беспокоит бизнес и налоговая нагрузка. «В течение года „Опора России“ обращала внимание на то, что введение налогов на имущество от кадастровой стоимости способно дополнительно спровоцировать ухудшение ситуации в бизнесе. Москва к 2018 году планировала довести ставку  до 2%. У нас был серьезный диалог, после которого было решено остановиться на уровне 1,3-1,5%. Нужно отдать должное, что под этого налог попадают только объекты свыше 3 тысяч квадратных метров. То есть малый и средний бизнес эти налоги пока не платит, но даже для крупного бизнеса это достаточно серьезно», — говорит Александр Калинин. Также бизнес-сообщество предлагает снизить налог на «упрощенке», а сэкономленные деньги можно будет вкладывать в производство.

Расставаться с кадрами не готовы

Серьезный провал показателей Челябинской области по индексу RSBI наблюдается по кадровой ситуации. Если по стране он составляет 49,7 пункта, то у нас он упал с 50,7 до 45,7 пунктов. Во II квартале бизнесмены были готовы были увеличивать заработную плату, то при сокращении объемов продаж они вынуждены резко сокращать издержки. И речь идет не только о надбавках, но и об оптимизации штатных единиц. «Чем малый бизнес готов жертвовать в последнюю очередь, так это кадрами. Крупные предприятия на 5% сократили персонал и вывели людей в допсмены — „отряд не заметит потери бойца“. Для малого бизнеса, если 20 человек работает, двоих уволили — это уже 10%, и потом их не найдешь. Негативные ожидания с кадрами наиболее тревожат», — отмечает Артем Артемьев.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное