Без цели победить

Чем запомнилась избирательная кампания-2018

Яндекс.фото

В ближайшее воскресенье пройдут выборы президента Российской Федерации. Чем завершающаяся избирательная кампания отличалась от предыдущих, и чем ее итоги важны для Челябинской области, мы выяснили у ведущих челябинских политологов.

«Бойкот выборов — вредная идея»

Алексей Ширинкин, директор информационно-аналитического агентства «Монитор»:

Алексей Ширинкин

— Нынешняя кампания не сильно отличается от президентской кампании 2012 года.
С кампаниями более ранними — 2004 и 2008 годов — сравнивать и вовсе не совсем корректно — совсем другие были времена, совсем иная политическая реальность. 2004-й год — это время «раннего Путина», еще не полновластного хозяина той политической системы, которую в итоге он выстроил.

Нынешняя президентская кампания никаких открытий не сделана — текущий курс страны будет продолжен, о чем, собственно и сказал нынешний глава государства. Идеологические, технические и технологические моменты нынешней кампании тоже ничем особым не отличались от кампании 2012-го года.

Та смысловая часть послания действующего президента, которая связана с демонстрацией в послании президента компьютерной графики с новыми видами вооружений — «идет холодная война», «Россия в кольце врагов» и так далее — начали четко проявляться в текущей политике еще с 2014-го года и также остались неизменными.

Определенная доля социального популизма, приверженность патерналистской политики в отношении наиболее материально зависимых слоев населения, разумеется, также осталась.

Хотя понятно, что трудности в экономике сказались на настроении людей. В 2012-м году мобилизация граждан к походу на избирательные участки шла достаточно легко, и образ Владимира Путина был вне критики и конкуренции. Сегодня же негативные вещи и критика, которые раньше «просеивались» на уровне мэров, губернаторов или правительства, теперь доходит и непосредственно до первого лица.

В то же время я считаю идею бойкота выборов, которую продвигает Навальный и компания, крайне вредной. Очень важно, чтобы даже в условиях, в общем-то, предсказуемости результата, у людей оставался навык решать свои проблемы, в том числе с помощью выборов. И этот навык надо тренировать. Посмотрите на те страны, в которых у населения нет такой возможности и навыка — выбирать, ходить голосовать. Практически все они были обречены на разгром, развал и гражданскую войну.

В то же время есть примеры, когда демократии, даже в некоторой степени искусственные, в конечном счете вырастали, и в них вырастали общественные институты, которые делают страны стабильными.

Посмотрите на Бразилию — там уже второго президента снимают из-за коррупционных скандалов, но страна не развалилась, и продолжает активно развиваться, политически и экономически. Более того, там уже третий подряд президент — очень даже «левых» взглядов, и его еще никто не свергал, что для Латинской Америки еще недавно считалось бы нонсенсом.

Или Южная Корея, которая от фактически военной диктатуры Чон Ду Хвана пришла к реально работающей демократии. И даже импичмент президента (тоже за коррупционные истории) не привела к проблемам в стране и ее экономике, одной из мощнейших в мире.

Для России все это более чем актуально. Можно как угодно относиться к тем, кто сегодня помимо Владимира Путина являются кандидатами в президенты. Можно даже над ними посмеиваться. Но это не отменяет того, что именно эти люди представляют те идеологические течения, которые сильны в нашей стране. И, возможно, именно эти течения (и люди, которые их будут представлять в политическом поле) будут определять процессы, которые будут происходить в России через пять — десять лет. В 2024-м или 2030-м годах.

Пока наша страна остается с формальной точки зрения демократией. И вопрос, куда повернет политический режим в будущем — в сторону бОльшего авторитаризма, или же в сторону бОльшей демократизации — остается открытым. Но он так или иначе будет решен, в достаточно обозримой перспективе маятник качнется в ту или иную сторону.

В этом смысле важнее не то, что происходит на выборах, сколько то, что будет происходить после.

«Оборонщики без работы не останутся»

Андрей Лавров, политолог, преподаватель челябинского филиала РАНХиГС:

Андрей Лавров

— На самом деле у нынешней президентской кампании достаточно отличий от предыдущих. Прежде всего, это новации по целям кампании. Если раньше основной целью была победа «главного кандидата» и процент голосов, отданных за него, то сейчас главные цели — не победа (в ней сомнений нет), а легитимность выборов и процент явки избирателей. И именно эти цели и определили ход кампании.

Второе отличие — это уровень ресурсов, которые тратятся на кампанию. Причем по всем кандидатам. Поскольку нет цели победить, то и ресурсы кампании были резко ограничены. И материальные, и людские, и даже временные.

По времени — кампания в сколь-нибудь активной форме началась лишь в нынешнем году, когда до дня голосования оставалось всего-то два месяца.

По финансированию — крайне низкие бюджеты у всех без исключения кандидатов (включая "главного кандидата«)по сравнению с любыми предыдущими кампаниями федерального уровня (что логично — если победа не вызывает сомнений, зачем деньги-то транжирить?).

Крайне скудно использовался и организационный ресурс — даже кустовых штабов по сути никто не создавал. Многие кандидаты даже в довольно крупных городах и территориях просто не открывали своих штабов и представительств.

Скудно все было и в идеологическом плане. Даже «главный кандидат», по сути, обошелся без официальной предвыборной программы, и ограничился одной речью — посланием к Федеральному собранию. У остальных все еще печальнее. Это при том, что ведь на самом деле у всех кандидатов был вполне себе равный доступ к медийным и прочим ресурсам.

Собственно, все вышеперечисленное предопределило нынешнюю кампанию стилистически. Куда больше стало того, что преподается у нас в Академии культуры, как «режиссура массовых мероприятий» (а раньше специальность называлась «массовик-затейник»). Если вкратце — на этот раз к выборам привлекли профессионального шоумена, человека, представляющего медийный и шоу-бизнес — Ксению Собчак. Хотя раньше обходились талантливым, но все же в этом смысле любителем Владимиром Жириновским. Видимо, его одного уже не хватает.

Любопытно, что сохранилась технология «разбодяживания» оппонентов действующего главы государства — когда кандидата, представляющего ту или иную идеологию, и который мог бы собрать приличный процент голосов, «разбавляли» его «двойниками» той же «ориентации». Но если раньше «разбодяживали» (видимо, считая опасным) только «коммунистического» кандидата, то на этот раз активным образом «разбодяжили» и «левых» (добавив к кандидату от КПРФ Грудинину Бабурина и Сурайкина), и «правых» (здесь не только Собчак, но и Титов с Явлинским). Возможно, это значит то, что «правый» электорат в нашей стране набирает силу.

В итоге же эта кампания предельно четко определила, чем и в каком качестве будет жить наша страна в ближайшее время. Мы в «осажденной врагами крепости».

Что же до Челябинской области — эти выборы четко продемонстрировали, что уж кто-кто, а наши оборонщики без работы точно не останутся. Все остальное пока окончательно не предопределено. Как и любое будущее...

«КПРФ сменила лидера. Остальные — не рискнули»

Дмитрий Чудиновских, директор аналитического группы «Интро-Н»:

Дмитрий Чудиновских

— Анализировать нынешнюю избирательную кампанию в отрыве от более глобальных политических сюжетов последнего времени не имеет смысла. Избирательная кампания сама не является выборным спором, у нее другая совершенно четкая прикладная задача — она должна дать определенному политику ряд «убедительных аргументов» для международного диалога, для будущих решений по внутренней проблематике.

Сам по себе механизм выборов президента в стране, их суть, по большому счету, не изменились, даже если сравнивать с выборами 1996 года. Тогда, конечно, адреналина была больше от того, что вся стратегия диктовалась одной задачей — удержать власть. Но кто должен победить, несмотря на все напряжение, тоже было известно заранее.

Отличия нынешних президентских выборов от ближайших по времени выборов 2012-го года заключаются в ключевых задачах, поставленных за рамками выборов, и в глобальной повестке, с которой мы заходим в выборной период и выходим из него. Тогда необходимо было обеспечить возвращение президентской власти, совершить сложную пересадку управленческих команд. Влияние глобальной политической повестки на содержание выборов тогда было значительно меньше. По сути мы видели техническую передачу власти с сохранением привычного политического ландшафта в виде Зюганова, Жириновского, Миронова и кого-нибудь от правых. Прошлые выборы — это совсем иное информационное поле , когда не произошел украинский конфликт со сменой юрисдикции Крыма и противостоянием на Донбассе, еще не было операции в Сирии.

В 2018 году никаких действий с президентской властью совершать не нужно. Заканчивающийся и следующий срок полномочий президента — это единое полотно. Это отражается и в том, что внимание элиты приковано к поствыборным событиям, к давно анонсированным перестановкам в федеральном правительстве.

Но при всей этой глобальной разнице за пределами избирательной кампании, сама кампания в очередной раз превращается в тот самый автомат Калашникова из анекдота, который у нас получается всякий раз, даже если задумывалось нечто иное.

Что же до деталей нынешней кампании второго порядка, мне показалось интересным то, что только КПРФ не побоялась провести де-факто смену своего политического лидера, и сделали это, на мой взгляд, довольно удачно. Такая решительность заслуживает уважения еще и потому, что у Зюганова в 2012-м было почти 18 процентов, а у Жириновского — чуть больше девяти процентов. Казалось бы у ЛДПР больше резонов для обновления...

Сразу двумя сюжетами оказалась интересна Ксения Собчак. Прежде всего — своей кампанией «кандидат „Против всех“» с рядом искренних и точных текстов. Своими действиями в ходе кампании она проявила правила игры в российской элите, и грани дозволенного. Думаю, что в будущем она будет оказывать существенное влияние на восприятие России западными странами, заняв то место, которое было у Горбачева.

Думаю, что главная ее целевая аудитория на этих выборах — внешняя, а не российская. В этом качественно новом амплуа (страницу с «Домом-2» уже пора перевернуть) она может быть востребована многие годы, причем обеими сторонами, и Россией и Западом. За выглядящими самоубийственными действиями Ксении виден очень прагматичный расчет по формированию нового личного имиджа.

Для нашего региона нынешняя кампания интересна тем, что впервые наша область попала в предвыборное по своей сути послание главы государства к Федеральному собранию. Это обозначает накал тех страстей, что разгорелись вокруг Челябинской области. Именно сейчас, а не в выборном (для губернатора) 2019 году определится политическое будущее Южного Урала на ближайшие 5-6 лет.

«Губернаторская кампания-2019 уже началась»

Александр Мельников, политолог, блогер:

Александр Мельников

— Если говорить собственно о технологиях, применяемых в кампании, то я бы отметил бОльшее проникновение всех кандидатов в интернет, и прежде всего — в соцсети. Сейчас работа в интернет-СМИ, в соцсетях имеет куда бОльшее значение, чем даже на предыдущей крупной избирательной кампании (Госдума — 2016), и тем более — по сравнению с выборами президента в 2012-м году.

Также заметно снижение активности и креативности абсолютно всех кандидатов, включая даже «кандидата № 1». Впечатление такое, что подавляющее большинство кандидатов и не старались привнести что-то новое, интересное, креативное. Не уверен, что они в принципе были настроены серьезным образом вкладываться ресурсно и интеллектуально в эту кампанию. Но возможно, и ресурсов-то, собственно, у всех достаточно немного. Думаю, что идеи могли бы появиться, будь в наличии у кандидатов не только желание, но и деньги и люди.

Если говорить о Челябинской области, есть две вещи, лежащие на поверхности.
Первая история заметна публично.

Власть, «кандидат № 1», огромное количество людей которые могут влиять на процессы в стране, в последнее время сильно и активно занялись решением экологических проблем Челябинской области. И не просто занялись — серьезные подвижки начались, причем именно в процессе избирательной кампании.

Думаю, что помимо понятных пропагандистских моментов, есть и «фарш», который «невозможно провернуть назад» — целый ряд решений, договоренностей и прочих вещей, объявленных и произошедших в ходе выборов, действительно могут отразиться в лучшую сторону на экологической ситуации в нашем регионе.

Не рискну быть оптимистом — не думаю, что эти перемены будут революционными и скорыми. Но то, что со временем будет определенный позитивный эффект, и будут приняты важные полезные решения, я не сомневаюсь. Да, что-то можно забюрократить, заволокитить, но «процесс пошел», и откатить его назад уже невозможно.

Вторая история не менее принципиальна, хотя и не так заметна обывателю.
В последнее время мы наблюдаем очень серьезные политические игры вокруг президентской кампании, которые на деле связаны не собственно с выборами в ближайшее воскресенье, а скорее с выборами губернатора региона в 2019-м году.

Думаю, хочет того Борис Дубровский или нет, но по факту, губернаторская кампания-2019 уже началась.

Региональные контрэлиты, разного рода группы влияния, федеральные группы влияния, имеющие интересы в регионе и\или считающие эти интересы недостаточно представленными, всю президентскую кампанию очень сильно и активно работали и продолжают работать на то, чтобы обрушить явку и результат «кандидата № 1» на территории области. И, разумеется, представить это, как личный «провал» губернатора Дубровского. Собственно, вокруг этого сейчас нагнетается интриг и интрижек куда больше, чем вокруг собственно выборов главы государства.

Я вообще с некоторой иронией воспринимаю эти «телодвижения». Думается, что в том же управлении внутренней политики администрации президента тоже сидят не дураки, и прекрасно видят, кто чем и как занимался во время избирательной кампании. И игры тех, кто пытается сбить результат «кандидата № 1», тоже прекрасно отслеживают...

«Мирно, скучно и обыденно»

Василий Колесников, политический блогер-аноним:

— Нынешняя президентская кампания отличается от других ее механичностью. Абсолютно ничего нового с точки зрения технологий не появилось.

Кажется, что все делают то что должны делать — Путин улыбается, звезды его хвалят и тоже улыбаются, телевидение показывает, региональные власти подпрыгивают при каждой публикации об ошибках регионального штаба, все одним словом играют отведенную им роль.

Если уйти в сторону от технологических моментов, то кампанию можно назвать скорее регионально ориентированной, Путин много летает по регионам, даже иногда успевает побывать в двух за один день, и, как кажется, совершенно, бросил столицы — митинг в Лужниках был скорее для витрины, чем для москвичей. Это и понятно опора действующего президента по прежнему условные мужики с «Уралвагонзавода», а не креативный класс проживающий в столицах и крупных городах.

Если говорить о его соперниках и конкурентах то отмечу, конечно, Павла Грудина, который первоначально внес интригу, но потом утонул, к сожалению, в череде скандалов вызванных скорее низким уровнем профессионализма его команды, чем плохим кандидатом.

Разочарование всей избирательной кампании Ксения Собчак, выборы не лобное место, но как единственная женщина из восьми претендентов могла бы задействовать по максимуму семью, что явно бы выделяло ее. В целом, все прошло мирно, даже скучно и обыденно.

Отправьте нам новость

У вас есть новость или информация для нас? Считаете, что мы могли бы написать об этом? Поделитесь с нами тем, чем считаете нужным, и оставьте координаты для связи, чтобы мы могли уточнить и проверить то, что вы нам сообщили.

«Челябинский обзор» гарантирует вашу конфиденциальность как источника информации, если вы прямо не попросите об обратном.

Мы не обещаем, что ваша информация обязательно станет поводом для публикации, но обещаем, что проверим со всей серьезностью то, что вы нам сообщили.