Годовщина Лояльности

Почему Дубровского многие хвалят и никто не ругает?

На днях исполнялся ровно год с момента досрочной смены губернатора в Челябинской области. Годовщину работы Дубровского активно обсуждали всем миром – политики, политологи, общественные деятели, бизнесмены, журналисты. При всей разности во взглядах комментаторов диапазон оценок варьировался от нейтральных до восторженных — негативу места не нашлось. Словом, глава региона оказался окружен со всех сторон если не любовью, то сдержанным пониманием.

Ярослав Наумков

Обратившись к не такому уж давнему прошлому, легко заметить, что, например, годовщину предыдущего губернатора область встречала совсем не так. В жарких дебатах, стенка на стенку, юревичефилы восхваляли за энергичный стиль руководства, новую экономическую политику и дорожную революцию; а юревичефобы в ответ проклинали за вырубку деревьев, перенос органа и покупку вертолета. Разница в праздновании двух годовщин столь выпукла, что не может быть случайной.

Первым делом стоит отметить очень аккуратный подход Дубровского к решению любых вопросов. Там где иной руководитель уже бы три раза шашкой махнул, пять голов отрубил и семь ям выкопал, нынешний губернатор очень тщательно лично вникает в суть дела, намечает программу поэтапных действий, делает аккуратные шаги.

В этом смысле символично, что чуть ли не главным делом Дубровского в прошлом году стала работа над Стратегией развитии региона до 2020 года. В отрыве от которой, он не считает возможным принимать принципиальные для развития региона решения. А Стратегия, при всей ее важности, по одномоментному воздействию на психику не столь чревата для губернатора приобретением врагов — это вам не дорожная революция.

И реформа системы исполнительной власти вкупе с обновлением команды случилась не в феврале-марте и даже не в августе-сентябре 2014 года, а в январе 2015-го. Причем, несмотря на появление на значимых постах новых лиц, кадровая преемственность вполне сохраняется благодаря продолжающим работу в том или ином качестве ключевым фигурам команды позднего Юревича — те же Сандаков, Комяков, Евдокимов, Гехт весьма при деле. В данном случае, как, кстати, и при формировании списка поддерживаемых властью кандидатов на челябинских муниципальных выборах, удалось выдержать разумный баланс между сохранением пресловутой преемственности и удовлетворением запроса протестной части элитных групп на перемены. Тот же самый разумный баланс преемственности и перемен наблюдался и по основным направлениям экономической политики.

Всеобщее лояльное отношение заслужил Дубровский и благодаря огромному количеству встреч, которые он проводил в течение всего прошлого года с разными общественно-политическими и социальными группами. Системные политические партии и несистемные объединения, ветераны и профсоюзы, строители и транспортники, доярки и комбайнеры, журналисты и, прости господи, блоггеры — с кем только обстоятельно не пообщался губернатор в доверительной обстановке. Причем, как участник нескольких подобных встреч, могу засвидетельствовать — меньше всего это походило на предвыборно агитационные мероприятия или бюрократические для галочки. Глава региона в своей манере был очень внимателен ко всем выступающим, пытался вникнуть в каждый поднимаемый вопрос и вычленить «сутевую часть», взять в практическую работу что-то полезное для себя. Словом, не перетягивал одеяло на себя, а слушал и слышал. Даже если в этом впечатлении со стороны есть элемент иллюзии, то она оказалась правдоподобной и действенная, работая в плюс к всеобщему восприятию Дубровского.

Отмечая добрые отзывы комментаторов, не стоит сбрасывать со счетов и «фактор Путина». Допускаю, что у целого ряда элитных групп были другие ожидания от прошлогодней смены власти, и они рассчитывали стать выгодоприобретателями от свержения Юревича куда в более серьезной степени, чем это произошло в реальности. Поэтому скрытые недовольства и разочарования, безусловно, могут быть. Но от публичного проявления недовольства удерживает осознание прочности «кремлевских позиций» Дубровского. Поскольку в Челябинской области появилось первое лицо, которое изначально пользуется полной поддержкой президента и, следовательно, имеет мощный ресурс для поддержания политической стабильности в регионе, то и потенциальные смутьяны осторожничают.

Впрочем, все вышеперечисленные факторы актуальны только когда речь идет о первом годе губернаторства. Собственно, сани потому и аккуратно да медленно запрягают, чтобы они потом быстро поехали. Не сомневаюсь, что уже в 2015 году более решительный в оценках и делах подход продемонстрирует и сам Дубровский, и те, кто связывал с его приходом немалые ожидания.

В этом плане интригующим выглядит скорое выступление губернатора с Посланием в Законодательном собрании области. Структурные и кадровые перемены позади, период раскачки тоже — от первого программного выступления Дубровского в новом году мы можем ожидать и более решительного обозначения векторов в экономической политике, и более чёткой постановки конкретных задач на краткосрочную перспективу, и более строгого спроса с членов команды.

Думаю, если Дубровскому и его команде удастся в течение года грамотно отреагировать на кризисные явления в российской экономике, то появление некоего количества критиков-недоброжелателей губернатора спокойно переживет и он, и население.

Комментарии 0