Юбилей лихолетья. Субъективные заметки

В кухонных спорах и дискуссиях, проходящих в публичных пространствах, до сих пор правилом хорошего тона считается указывать в качестве главной причины бедственного положения в некоторых сферах нашей жизни «лихие девяностые».

 Будь то невнятная система образования, кастрированная наука, рассыпающееся ЖКХ или банальные ямы на дорогах — во всем виновата «эпоха малиновых пиджаков». При этом уверенно игнорируется медицинский факт: девяностые закончились аж пятнадцать лет назад.

kinopoisk.ru кадр из фильма «Жмурки»

Дождались перемен

Для автора этих строк девяностые начались резко, безо всяких щадящих психику переходов. Я уходил в армию из полуголодной и растерянной Страны Советов, прочно подсевшей на продуктовые карточки, а вернулся уже в какое-то дурманящее изобилие со сникерсами, марсами, дешевыми джинсами, свежим пивом на каждом углу и странными быстропортящимися деньгами, похожими на валюту из игры «Монополия». Коммерциализация различных слоев населения шла ускоренными темпами. Челноки, обилие дешевых турецких шмоток, рынки, ларьки, палатки, торговля пиратским ташкентским винилом в подземных переходах, ваучеры, «Русский дом селенга», «Хопер-инвест», стремительно увеличивающееся число дециметровых телеканалов... Голова шла кругом с большим радиусом.

Появилась возможность зарабатывать и проявлять творческую инициативу? Да!

Существенно возрос риск при этом оказаться на больничной койке или, того хуже, в канаве с простреленным котелком? Не без этого.

Большое количество людей, не сумевших принять новые правила игры и встроиться в суровый мир капиталистических джунглей, оказались за бортом? Увы...

Но других вариантов, похоже, действительно не было.

Неблагодарность и обида

Давайте отдавать себе отчет. Страна стояла на пороге реального голода, политическое руководство, расписавшись в своей неэффективности, только разводило руками. Не оставалось ничего более подходящего, чем шоковая терапия, и нас, привыкших жить от зарплаты до зарплаты, ничего при этом не производя, просто бросили в воду, как детей, не умеющих плавать.

Не было этих проклятых гаджетов, была бумага — книги, газеты, брошюры. Были кассеты и компакт-диски

Разумеется, все, что было нажито непосильным трудом поколений советских людей, пошло вразнос: фабрики и заводы распродавались по бросовым ценам и в лучшем случае перепрофилировались, в худшем — перестраивались под торговые центры, научно-исследовательские институты становились офисными центрами, деньги из бюджетов всех уровней утекали в неизвестном направлении, ставя учителей и врачей на грань выживания. Социальное расслоение достигло катастрофических размеров. Тут у нас, к сожалению, спора не получится. Но!

Оставим в стороне политические процессы того времени и воздержимся от оценок отдельных исторических персонажей. Хочется понять вот какую вещь: отчего большинство населения России спустя полтора десятка лет продолжает проклинать десятилетие, вошедшее в историю с прилагательным «лихое»? Ведь поминают девяностые всуе не только те, кто не сумел принять новый порядок и встроиться в систему, но и те, кто поныне чувствует себя достаточно комфортно и даже преуспел.

Возьму на себя смелость предположить, что одними движет обида, а другими — неблагодарность. Экономист Егор Гайдар, фактически спасший страну от голода, так и ушел из жизни непрощенным и незаслуженно забытым. Одни не простили ему крушения идеалов, другие забыли, что во многом именно благодаря первым реформаторам сумели заняться бизнесом, сколотить капиталы или занять какие-то важные государственные посты. Даже если вам не удалось сделать большую карьеру, пожалуй, следует помнить, что предпосылки для тех замечательных возможностей, которыми мы пользовались все эти годы нового тысячелетия, — дешевые кредиты, возможность посмотреть мир, купить квартиру и. т. д. — закладывались именно в девяностых.

Впрочем, главная причина неприятия этого периода новейшей истории России кроется, на мой взгляд, не в указанных выше мотивациях.

Что можно успеть за 15 лет?

Да много чего. Маленький Сингапур, погрязший в коррупции и беззаконии, за полтора десятка лет совершил невероятный прорыв и сделал серьезную заявку на экономическое процветание. Деморализованная американскими атомными бомбардировками и поражением во Второй мировой войне Япония к началу шестидесятых стояла в шаге от второго места в мире по экономической мощи. Китай, формально придерживающийся коммунистической идеологии, за примерно такой же срок уложил ту же Японию на лопатки.

Чего далеко ходить — СССР, выстоявший и победивший в самой кровопролитной войне XX века, через пятнадцать лет запустил первого человека в космос! И список примеров можно продолжать.

Словом, девяностые давно канули в лету. Их больше нет. И на вопрос, что мы с вами успели сделать за минувшие полтора десятилетия, ответьте сами, а я закончу на лирической ноте.

Да, противоречивое было время, диковатое, но в дикости есть стихия, а в стихии — жизнь. В те странные годы писалось, читалось и слушалось. Не было этих проклятых гаджетов, была бумага — книги, газеты, брошюры. Были кассеты и компакт-диски. Шведские ребята «Ace Of Base» со своим «Овощевозом», звучавшим из каждого окна, казались откровением. Черт возьми, на канале MTV была музыка, а не познавательные программы из разряда «покрась выхлопную трубу в оранжевый цвет»!

Стреляли? Да. Взрывали? Еще как! Но парламент был местом для дискуссий и никто не искал в ЖЭКе по месту жительства вредителей и шпионов.

Мы стали прагматичными и инертными. Научились спорить в Фейсбуке на геополитические темы. Весь этот гигантский, бескрайний, загадочный и разнообразный мир, на исследование которого у наших дедов и отцов уходила вся жизнь, полная взлетов и падений, отныне можно хранить на обычной флешке с миллионом цифровых фотографий и носить в заднем кармане штанов.

А может, мы просто стареем?

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0