А вы поедете на Ильменку?

В этом году знаменитый фестиваль авторской песни пройдет не на берегу одноименного озера, а на территоии горнолыжного курорта «Солнечная долина».

После трагедии, случившейся на Ильменке в прошлом году — из-за урагана и вала деревьев погибли трое человек, в том числе двое детей — всерьез стоял вопрос если не о закрытии фестиваля, то о кардинальной смене концепции безопасности.

 В результате было решено перенести слет бардов на другую площадку — в «Солнечную долину», запретить алкоголь и розжиг костров. «Челябинский обзор» спросил небезызвестных, в том числе в музыкальной тусовке, горожан, посетят ли они в этом году Ильменку на новом месте.

 

Гарри Ананасов, музыкант, организатор рок-фестиваля «Уральский рубеж»:

Я постараюсь приехать на фестиваль, интересно посмотреть, как он пройдет на территории ГЛЦ. С точки зрения безопасности новая площадка выбрана идеально — открытое пространство и отсутствие поблизости какого-либо водоема. Отмечу, что мы проводили там «Уральский рубеж» и были довольны. Этот участок «Солнечной долины» представляет собой амфитеатр с вместимостью несколько десятков тысяч человек, зрители будут сидеть прямо на склонах горы. Конечно, это место кардинально отличается от леса и озера, где на протяжении стольких лет проводилась Ильменка. Что называется, аура-то не та, и поклонники фестиваля ощутят разницу. Но, на мой взгляд, главное на Ильменке — это все-таки песни, а не площадка.

 

Сергей Еремин, директор агентства маркетинга «В лучшем смысле»:

Я ни разу не ездил на Ильменку, поскольку не являюсь поклонником авторской песни. Но, безусловно, это событие — уже бренд Челябинской области. Даже несмотря на то, что его имидж чуть подпорчен стереотипом, что фестиваль давно и безнадежно превратился в место массовой попойки. По-моему, бренды надо беречь, и именно поэтому выводить организацию и, собственно, дух таких событий на более высокий уровень. Примеры тому есть. Например, два года назад я ездил в Самару на «Рок над Волгой», послушать Rammstein. Полдня простоял почти у сцены, чтобы сохранить место. На концерте было 600 тысяч зрителей, удовольствие было просто дикое. Для меня это образец музыкального фестиваля.

 

Юрий Богатенков, лидер группы «Резиновый дедушка»:

Я на Ильменке был только в качестве журналиста, но не музыканта. Это ведь в определенном смысле очень клановый и закрытый фестиваль — только авторская, бардовская песня, никакого рока, блюза. В общем, очень строгий отбор, не в пример тому же Грушинскому фестивалю. Я знаю много молодых, очень задорных команд, которым вход на сцену Ильменки закрыт, потому что жанр не тот. Например, группа «Естественный загар». Не барды, и все тут. Наш коллектив тоже исполняет музыку не в формате этого фестиваля, у нас рок. Так что я если и поеду, то только качестве гостя, зрителя — посмотреть, послушать.

 

Александр Полозов, журналист, блогер:

На Ильменку я не поеду. Причин тому несколько: во-первых, сама авторская песня немного не моя эстетика. Во-вторых, мне приходилось сталкиваться с организационными моментами, связанными с фестивалем. Если честно, есть три вещи, ради которых едут на Ильменку: посидеть у костра, попеть и выпить, отбиваясь от комаров. Меня не очень радует перспектива постоянного наблюдения за крепко выпившими людьми, отмахивающимися от комаров и одновременно пытающихся, извините, справить нужду у ближайшего дерева. С другой стороны, если их лишить радостей посиделок у костра и возможности употребить алкоголь, это будет уже не Ильменка. И еще: фестиваль носит такое название потому, что проводился на берегу Ильменского озера. Сейчас он проводится недалеко, но все-таки в другом месте. Можно ли его теперь назвать полноценной Ильменкой? Я не знаю.

 

Анна Дудник, главный редактор информационного вещания телеканала «Восточный Экспресс»:

В этом году я на Ильменку не еду, потому что отправляюсь в эти дни на сплав. Новое место, наверное, выбрано удачно, особенно в плане безопасности, но вот отсутствие леса на площадке может сыграть злую шутку: на солнцепеке будет очень жарко.

Комментарии 0