Сбой в системе?

Самым громким и обсуждаемым событием прошедшей недели, бесспорно, стало появление на свет ­маленькой девочки в салоне «Лады» ­перед закрытым шлагбаумом роддома № 5.

История простая: Ольге Подрядовой пришел срок рожать. Врачи прописали ложиться в стационар. Девушка, ощущая себя нормально, этого не сделала. Схватки, как всегда, пришли нежданно. Живут за городом. Муж жену в охапку, в ту самую «Ладу» и в больницу. Его не пускают. Нельзя, мол, на территорию частному транспорту. Он, как Тарзан, через забор, в приемный покой — так и так. Ничего не знаем, отвечают, вызывайте скорую, ее пропустим. Вызвал. Но ребенок ждать не стал. И родился прямо в руки отцу. Слава Богу, роды у дамы вторые, без осложнений, и отец герой. Но скандал все равно случился.

Чиновники поначалу ушли в сицилианскую защиту: «мамаша сами виноватые, говорили же ей — ляг в больницу». Помилуйте, даже не беря в расчет, что врачи в таких ситуациях всегда страхуются (что правильно), какой особой рациональности и логики вы требуете от беременной женщины? Они в этот период вообще соленые огурцы с медом есть готовы. Вопрос не в этом. Система здравоохранения должна оказывать помощь пациенту в критической ситуации или нет? По логике пациента и медицины, вроде да. Тогда что — сбой в системе и виноват человеческий фактор? Охранник проявил бездушие, но четко следовал инструкции. Кто-то не так написал эту инструкцию? Проверили все больницы. Почти везде картина та же. Вмешался губернатор. Кого признали виновными — «на мороз». Стоящим рядом — «выговор с занесением». Инструкции по этому конкретному вопросу подправят. И что, система вылечится? Ой ли..

Буквально через несколько дней в Сети широко обсуждался случай с челябинкой, которой после обширного инфаркта два врача подряд отказали в госпитализации. И такие примеры есть на памяти почти каждого россиянина. Как результат — рост смертности на 1% в месяц. Неплохие темпы, да? Премьер Медведев сказал, что это вообще-то неплохо. Ибо есть результат увеличения продолжительности жизни. Про то, что в Европе, а уж тем более в Японии, население постарше нашего будет, а подобной ситуации нет и в помине, он как-то не заметил. Глава Минздрава Скворцова вообще заявила, что это все из-за эпидемии гриппа. Молодцы, чего уж там.

Проблема в самой системе здравоохранения, какой мы ее создали. В ее логике и сути.

Даже неспециалисту ясно, что проблема в самой системе здравоохранения, какой мы ее создали. В ее логике и сути.

По главному авторитету в эпистемологии медицины М. Фуко, она как элемент социальной политики кардинально отличается от системы медицины как элемента экономики. У него это противопоставление называется «больница и клиника». Нет, изначально-то они были едины. В первобытном племени институт шаманов — предшественник именно института здравоохранения, ибо знахарь выполняет более социальную, нежели медицинскую функцию. И лечит все племя целиком для обеспечения его выживания. С имущественным расслоением появляются профессиональные лекари, предоставляющие услуги состоятельным гражданам. Это не мешает лучшим из них, как Парацельсу (если верить Вайнерам) лечить бедных в силу своих моральных, а чаще религиозных убеждений. И знахари для неимущих, вписанные в крестьянскую общину, но никак не в государственную систему.

Забота о здоровье большинства вплоть до конца Средневековья — дело Церкви. И воспринимается скорее, как религиозный долг милосердия, чем как действие, направленное на продление и улучшение качества жизни. В период эпидемии профессиональные медики, конечно, призываются государством на службу обществу, но опять же, скорее, чтобы оградить богатых от мрущей на улицах черни и предотвратить социальные взрывы. С падением религиозности и отделением церкви от государства последнее и создает систему здравоохранения в современном понимании. Его цель в духе абсолютистского рационализма — обеспечение эффективности и продолжительности эксплуатации трудовых ресурсов (кто-то же должен пахать на власть имущих), увеличение поставок живой силы для армии и обеспечение социальной стабильности. И никаких гуманистических соплей. Ремонт инструментов с последующей скорейшей утилизацией по истечению срока годности или невозможности дальнейшего использования. Опять же это не мешало существованию огромного слоя земских врачей-подвижников. Но сама логика жизни выталкивала их на путь чеховского Ионыча. Логического завершения система достигла в фашистской Германии с ее выбраковкой элементов, ненужных для Рейха.

Это не значит, что государственное здравоохранение всегда бесчеловечно и грубо функционально. В Англии путем долгой и болезненной эволюции, пришедшей к принципиальному отказу от устремленной в будущее национальной идеи и ограничению ее принципом «максимально возможные комфортные условия жизни для максимально возможного количества ныне живущих граждан», удалось создать пусть не идеальную, но вполне жизнеспособную систему здравоохранения. То же самое во всех действительно развитых странах.

Да и в СССР она была на высоте. Правда, цель там была иная. Большевики изначально воспринимали Россию и ее население как спичку, от которой должен разгореться пожар мировой революции. Но гореть она должна долго, хотя бы лет 70 и желательно ярко. Следуя идеологическим установкам, мы уничтожили институт частной практики и платной медицины. Все врачи неизбежно встроились в государственную здравоохранительную систему.

Меня сложно отнести к поклонникам советской системы, но здравоохранение по мировым меркам у нас было на достойном уровне. И в госпитализации не отказывали, и смертность была ниже, чем в Европе.

С 91-ого идет долгая, постепенно нарастающая волна реформаций и прихватизаций. Главный вектор — уничтожение самой системы государственных гарантий на бесплатную медицинскую помощь и замена ее на рынок предоставления платных услуг. Процесс целенаправленно идет по двум направлениям. Встраивание советского наследия в страховой бизнес и приватизация всего, что может дать быструю и не требующую серьезных затрат прибыль. По первому мы получили какой-то уродливый, эклектичный симбиоз ФОМС и больниц как медицинских подразделений страховых компаний. Последние мало того, что удерживают по 50 млн рублей в год из выделяемых государством средств, так еще и неизбежно вводят в систему свою бюрократическую, совершенно безответственную перед пациентом логику, по которой зарплата врача зависит от исключительно сданных талончиков на прием, а аудит становится важнее вскрытия. О каких уж тут клятвах Гиппократа или заботе о пациенте может идти речь?

Большинство нашей платной медицины изначально возникло как обход очереди за бесплатным здравоохранением. Зачастую оно отличается только сервисом, но не качеством. Те же врачи, те же методы лечения. Именно поэтому представители элит предпочитают рожать и лечиться где угодно, только не на Родине. Но это не самое страшное. Страшное в том, что зона бесплатного здравоохранения скукоживается как шагреневая кожа. Идет отток кадров и ресурсов. А вместо системы здравоохранения как «медицинской помощи» всем нуждающимся мы получили набор «медицинских услуг» как бизнеса, доступных далеко не всем.

По сути, конституционные гарантии бесплатной медицинской помощи давно — миф. На 2014 год в России официально зарегистрировано 27 тысяч лечебных учреждений (здесь и далее цифры — из недавнего доклада Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина). Из них 71% — частные. Уже сейчас за лечение в стационаре вынуждены платить более половины россиян, 30% — за лечение в поликлинике, 75% — за стоматологические услуги. Только за последний год объем платных услуг вырос на 25%. При этом в связи с кризисом сегодня более 70% россиян в той или иной мере неплатежеспособны. Но кого это волнует.

Опять же в связи с кризисом процесс резко ускорился. За прошедший год в РФ «оптимизировано» 359 больниц и поликлиник. 29 из них — с летальным исходом. И это не предел. В этом обкорнают еще 472 и закроют более 40. Вместо рекомендуемых Всемирной организацией здравоохранения 7% ВВП на здравоохранение мы тратим всего 3,7%. Учитывая фактор коррупции смело делим на 2. Но даже если 3,7, это почти в 2 раза меньше, чем Мозамбик (!) или Гаити(!!!). Про Канаду, Германию, Францию и иже с ними с их 12% и более даже не говорим. По данному показателю мы на 106-м месте из 191 возможных. Результат очевиден. По приросту населения (если очистить от мигрантов) мы на унизительном 198-м месте в мире. По мнению Кудрина, только оптимизации 2015 года будут стоить России двух миллионов смертей.

Так может пример семьи Подрядовых — это не сбой системы, а яркое и наглядное проявление ее сути? И сложилась такая ситуация прежде всего потому, что наши нынешние элиты не связывают будущее себя и своих детей с этой страной, а воспринимают ее, скорее, как место вахтовой работы по выкачиванию средств для безбедной жизни на Лазурном берегу? Точечные отставки и нагоняи на местах в этой ситуации ничего не решат. Необходим коренной пересмотр базовых установок. Но, к сожалению, ожидать его от нынешних политических, и что еще печальнее — медицинских (удобно встроившихся в вертикаль власти и параллельно курирующих львиную долю частной медицины) элит не приходится. Их такие перспективы не пугают, лишь бы сохранить статус-кво.

А что остается нам? Не болеть. Не стареть. Не рожать. Ну а если... накрыться газеткой и ползти в сторону ближайшего кладбища.

Комментарии 0