Нина Ягодинцева:

«Вдумчивых читателей гораздо больше, чем принято считать»

Сегодня был оглашен шорт-лист номинантов Четвертой Южно-Уральской литературной премии, учрежденной областной общественной организацией «За возрождение Урала». «Челябинский обзор» встретился с председателем жюри, секретарем Союза писателей России, поэтессой Ниной Ягодинцевой.

— Чем отличается четвертый по счету конкурс от предыдущих?

— Отличия существенные: наша премия вышла на новый уровень. Географические и тематические границы Южного Урала остались только для номинации «Литературное краеведение и публицистика». Все остальные номинации — открытые. Это не просто заявлено в Положении о премии, но и подкреплено результатами — мы получили 220 книг и публикаций практически со всей территории России, из всех наших российских «литературных гнезд». Есть и произведения из-за рубежа — это Германия, Украина, Белоруссия, Казахстан, Израиль. Но то, что премия стала открытой — российской и даже международной, в принципе не обделило и Челябинскую область. Шорт-лист показывает, что участие южноуральцев вполне достойно.

Стоит отметить, что в соискании премии активно участвуют и литературные объединения, потому что на конкурс можно подавать не только книги, но и яркие подборки в журналах. Некоторые присылают даже серии газетных публикаций, если это серьезная краеведческая заявка. Газетные очерки нам присылали в этом году из Магнитогорска. И они рассматривались в номинации «Краеведение».

— Много ли среди участников тех, кто шлет свои произведения на суд жюри каждый год?

— В наше время непросто издать книгу. Но есть и постоянные авторы, хотя их и не так много. Журнал «Графоман», альманах «Южный Урал» публикуют произведения южноуральских авторов систематически, и литераторы с этими публикациями участвуют в конкурсе.

Но конкурс серьёзный, и большинство авторов, оценивая свои силы и возможности, стараются подавать на премию книги. Если у человека есть возможность подать книгу, он прежде всего старается участвовать именно с книгой.

Постоянно пополняющиеся и обновляющиеся номинации — молодежные. Молодёжь, как ни странно, трудно «раскачивается» на участие в литературной премии. При всей переполняющей её жажде литературной жизни, такая дисциплинирующая вещь, как организация подборки, необходимость собрать документы на представление... Этот барьер преодолевают немногие. А мы ведь у них принимаем не только книги и публикации — автор в возрасте до 30 лет может представить и неопубликованную подборку. Но, тем не менее, номинация наполнена, количество работ в ней увеличивается, и каждый год дарит нам новые открытия.

— Но можно ли вообще сейчас говорить о едином писательском сообществе?

— Да, конечно. И по поводу обвинений его в слабости я бы смело сказала, что это предрассудок. Литературная среда — многоуровневая и, скажем так, многослойная. И премия это отражает.

Начнём с того, что у нас очень широко развита литературная самодеятельность. Для этих авторов (хотя они во многих случаях и отдают себе отчет, что их шансы не столь велики), важна не только возможность победить в творческом соревновании, но и сама возможность принять участие в большом литературном событии. Тем более, что мы ведь прочитываем все подборки, очень серьезно работаем с рукописями, обсуждаем их. Сегодня литературные объединения достаточно замкнуты в себе, и литературные коммуникации осложнены.

Что касается круга профессиональных авторов... Это сообщество по-настоящему очень немногочисленно, но работает активно. Проблемы здесь в другом: в отсутствии целенаправленной поддержки, программ регионального книгоиздания, постоянных связей с другими регионами. Литература полностью отлучена от СМИ, и создаётся ложное впечатление, что у нас нет ни достойных писателей, ни их произведений.

Я только что приехала из Каменска-Уральского, где было международное, уже девятое совещание молодых писателей, организованное Ассоциацией писателей Урала. Там, кстати, была рекомендована к принятию в Союз писателей лауреат Южно-Уральской премии-2014 Екатерина Ермолина. Из девяти совещаний наши соседи пять провели у себя — они борются за право проводить такие масштабные литературные мероприятия, там собираются ведущие профессионалы. Вот этой профессиональной плотности в Челябинске нет, её не хватает, писательское сообщество вынужденно существует само по себе, нуждаясь во внимании и поддержке, в частности, от СМИ — хотя бы в виде публикации рецензий на новые книги, откликов на литературные события... Мы недавно провели своими очень скромными силами уже шестое региональное Совещание молодых писателей, отметили 5-летие уникальных Литературных курсов, единственных в стране, и всё это прошло практически в информационном вакууме — в Год литературы!

Сейчас писатели, получается, во многом работают в стол или для очень узкого круга, редко общаются с коллегами из других регионов. Это действительно ослабляет писательскую среду. Наша литературная премия стремится своими средствами компенсировать эти недостатки.

— Вернемся к премии. Что-то всерьез удивило из прочитанного?

— Да, конечно, но это происходит каждый год. Литература показывает, как изменилось время, сегодня наступает период масштабного осмысления прошедшей эпохи, примерно с середины 80-х годов прошлого века до наших дней.

С начала двухтысячных годов читательская аудитория начала так или иначе, прямо или косвенно выдавать запрос на цельную картину, образ этого непростого времени — а что это было в масштабе истории, что мы теперь, и что дальше? Документальная и, скажем так, малообъемная проза не давала ответа, она лишь выхватывала фрагменты. И вот уже второй год подряд мы с удивлением и радостью наблюдаем за развитием очень серьезной романной формы. Это пока еще тенденция, не полностью проявленное движение, но очень характерно именно внимание к «длинным» текстам, масштабному видению. Несмотря на все уверения, что сейчас читают короткие тексты, стремящиеся в своей лаконичности к СМС, я думаю, что у этих романов будут читатели. Они уже есть.

— А есть ли произведения, которые вы порекомендовали бы не только к прочтению, но и, скажем, издательствам?

— Пожалуй, я бы подумала над молодежной номинацией, потому что это в первую очередь. И круг читателей этой номинации достаточно специфичен — сама молодежь и те из взрослых, кому интересно заглянуть в литературное завтра.

В этом году в премии есть номинация, посвященная 70-летию Победы. Она была наполнена, чрезвычайно разнообразна, интересна. Однако многие работы были просто добросовестной записью воспоминаний. Мы же отмечали те, которые выходят, выбиваются из этого ряда. Потому что 70 лет Победы — это осмысление и переосмысление важнейшего исторического события. Из этой номинации тоже есть, что взять.

А что касается прозы, поэзии и литературного краеведения — там целиком произведения, которые надо издавать всерьез. Но многие из них, кстати, уже всерьез и изданы.

Издатели ведь тоже ориентированы по-разному. Некоторые — на быстрый успех, немедленный результат. И им, конечно, нужны вещи иного плана. А есть издатели, которые поставили себе задачу (и могут себе это позволить) формировать какую-то культурную политику — подбором произведений, авторов... Мы рассчитываем скорее на них.

Есть два отношения к читателю: как к потребителю и как к собеседнику. Общественная премия, такая, как наша, изначально рассчитана на читателя-собеседника, на аудиторию ищущую, задающую вопросы себе — о жизни, о смысле, о каких-то проблемах. Я убеждена: если к человеку относиться семьёзно и говорить с ним серьезно, то, соответственно, мы находим собеседника. Если рассматривать его как потребителя и играть с ним «в поддавки» — мы получаем потребителя.

В своей писательской практике мне приходится очень часто встречаться с людьми, причем на самом разном уровне: от заводской аудитории до библиотекарей и педагогов. И я могу ответственно сказать, что вдумчивых читателей, а тем более заинтересованных собеседников у нас гораздо больше, чем принято считать. И важно, чтобы книги, отмеченные экспертами Южно-Уральской литературной премии, дошли до этих адресатов.

Шорт-лист Южно-Уральской литературной премии 2015 года

Проза. Профессиональные авторы

1. Ермаков Дмитрий Анатольевич. Вологда, «Дела земные».

2. Краснов Пётр Николаевич. Оренбург. «Заполье».

3. Леснянский Алексей Васильевич. Абакан, Хакасия. «Отара уходит на ветер».

Проза. Талантливая молодёжь

4. Иванова Алёна Сергеевна. Семей, Казахстан. «Крестьян».

5. Лукин Антон Евгеньевич. Дивеево, Нижегородская обл. «Алёша хороший».

6. Рудашевский Евгений Всеволодович. Москва. «Здравствуй, брат мой Бзоу».

Поэзия. Профессиональные авторы

7. Ерофеев Александр Вячеславович. Магнитогорск, Челябинская обл. «Межсезонье».

8. Попов Андрей Гельевич. Сыктывкар. «Ловцы человеков».

9. Фролов Андрей Владимирович. Орёл. «Посох».

Поэзия. Талантливая молодёжь

10. Великжанин Павел Александрович. Волгоград. Стихи.

11. Сабитова Ангелина Евгеньевна (Ангелина Япишина). Челябинск. Стихи.

12. Тихонов Александр Александрович. Посёлок Большеречье, Омская область. «Облачный парус».

Литературное краеведение и публицистика

13. Волженцев Николай Александрович. Посёлок Переволоцкий. Оренбургская обл. «Казачьи гуляния».

14. Кузнецов Валерий Николаевич. Оренбург. «Я посетил места...».

15. Паэгле Наталья Михайловна. Екатеринбург. «Яков Калугин».

Литература для детей

16. Игнатовская Елена Павлодар, Казахстан. Подборка публикаций.

17. Раннева Елена Алексеевна. Миасс, Челябинская обл. «Шла по дому доброта».

18. Мамонтов Евгений Альбертович. Красноярск. «Приключения Славки Щукина».

Салют, Победа.

19. Коликова Светлана Викторовна. Село Варна, Челябинская обл. «В. В. Кошелев. Чтобы помнили».

20. Дындыкин Николай Николаевич. Озёрск, Челябинская обл. «Солдатские истории».

21. Савостьянов Валерий Николаевич. Тула. «Русский крест».

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Спасибо за статью и список многоуважаемых авторов!