ОбщеCHELoвеческие вещи

В Челябинске завершился V Международный фестиваль-лаборатория спектаклей малых форм

Корреспондент «Челябинского обзора» взял на себя смелость определить лучший и худший спектакли в программе CHELоВЕКа ТЕАТРА-2017.

Спектакль «Город» московской «Школы современной пьесы»
Пресс-служба министерства культуры Челябинской области

Безоговорочная вера в «Дно»

Сразу оговоримся — известно, что это не фестиваль-парад, где кто-то получит «слона», а кто-то — комментарии критиков, колкие или разъяснительные. Тем не менее, срез театральной жизни, который хорошо виден при изучении программы, отчетливо выявляет, чем же сегодня живут и дышат «человеки» театра, и кого эта рефлексия ведет к профессионализму, понимаю и любви зрителей, а кого нет.

Спектакль «На дне» пермского театра «У моста» в постановке Сергея Федотова смотрится очень живым и вневременным — его концепт не привязан ни к социальной драме обитателей ночлежки, ни к эпохе, в которую была написана пьеса, хотя при этом внешние атрибуты никак не намекают на то, что действие перенесено в 21 век. Лука в шапочке, похожий одновременно на Петра Мамонова и МакМерфи из «Полета над гнездом кукушки», получился у актера удивительно живым, и то же самое можно сказать и об остальных персонажах. Плюс труппа явно поработала над текстом, добавив фразы, которых не было у Горького — и это выглядит совершенно не натужно, а естественно, актуально, стряхивая с постановки возможный в таких случаях хрестоматийный нафталин... Смесь иронии и натурализма, постмодернизм в его лучшем качестве — наверное, так можно охарактеризовать этот спектакль. Таких людей, как герои, можно встретить в современной городской ночлежке, им веришь безоговорочно, несмотря на мелкие недочеты постановки ( а где их не бывает), и, собственно, больше об этом спектакле писать-то и нечего. Тут как с любовью — или есть, или нет.

Дьявол быта съел собаку

Автор этих строк не любит произведения Евгения Гришковца еще с той поры, когда тот был актуален и моден, считая его рефлексии пустой демагогией человека времен массового помешательства на ЖЖ. Но дело, увы, не в личном. Просто спектакль «Город» московской «Школы современной пьесы» не является спектаклем в чистом виде. Это в лучшем случае читка не самого хорошего псевдодрамтургического материала.

Узкий подиум и стремянки, где восседают герои — главный персонаж Сережа, его друг, его жена, его папа и таксист. Все слушают размышления Сережи о том, почему жизнь вдруг утратила смысл и хочется уехать. При этом герой не меняется, не переживает конфликт ни на физическом уровне (недоработка актера или режиссера?), ни даже на уровне семантики. Сакраментальные изречения и дискуссии на уровне «а ты помнишь, дорогая, как мы покупали наш первый диван» или «не хочу заканчивать ремонт, потому что даже не знаю, чем заняться в той жизни потом» на смысловом уровне и по качеству полезности надоели еще несколько лет назад — когда пространные блоги окончательно уступили место Твиттеру и Instagram. Вам захочется смотреть, как взрослый мужчина, имеющий, между прочим, сына-третьеклассника (то есть ему лет 35 по нынешним меркам, а то и 40), полтора часа выносит мозг всем, сидя на стремянке? Или захочется через пару минут написать ему едкий комментарий?

Плюс совершенно провальные бытовые «опоры». Да, этот спектакль идет в репертуаре театра уже более 10 лет. Да, когда-то, на заре нулевых годов люди отчаянно приспосабливались к новой реальности, включавшей постоянное обнаружение местонахождения (мобильный телефон), внезапное появление денег и свободного времени (экономический подъем), стремление перейти от утверждения «я должен» к вопросу «чего я сам хочу?» ( зарождение и расцвет позитивной психологии). Это была короткая и прекрасная эпоха, но она в чистом, концентрированном виде давно кончилась, и вместе с ней (это личное мнение автора) закончился и Гришковец как актуальный автор. Съел собаку, и хватит.

Когда главный герой советует другу покрыть потолок эмульсионной голубой краской, а тот ему говорит, что покрасил балкон — даже самый сонный и неповоротливый Станиславский внутри зрителя надрывается от вопля «не верю» (так не делают ремонт представители среднего класса, не делают уже лет 10). Когда Сережа хочет уйти с денежной работы (это сейчас-то, в разгар кризиса?), раздражение от непонимания творящегося на сцене достигает максимума. А когда герой, собрав вещи, таки отчаливает в аэропорт (кстати, так и не объяснив, зачем ему это вот всё) и ловит (!!!) такси (!!!) на трассе — осталось только заплакать. Или уйти из зала и вызвать машину через мобильное приложение.

Делая бытовую драму — делайте быт достоверным. Больше добавить тут нечего.

Слово профессионала

Нина Мазур, театральный критик, драматург, член Германского Центра Международного Института театра (ITI) :

— Безусловно, как фестиваль человека театра событие состоялось. Его название полностью совпадает с его сутью. Что касается типичных ошибок... Наверное, общая беда более слабых постановок — отсутствие театральности. Если я буду сидеть и рассказывать вам какую-то историю — будет ли это театр? Вопрос. А если в том, что я буду рассказывать, будет уровень человеческой полноты и мера таланта, и какая-то общечеловеческая волнующая вещь — это будет театром? Да. А вот если это будет обычная доверительная интонация, в которой нет глубины — это не театр, а разговор.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Спасибо РАБОТЕ КРИТИКОВ, Лишь благодаря им - я всё ПОНЯЛА и ПРИНЯЛА))))