Боги джема

В Челябинске прошел XVI Международный джазовый фестиваль «Какой удивительный мир»

Буря, посетившая Южный Урал в выходные, смешала организаторам и участникам все планы: уличные выступления на Кировке в воскресенье пришлось отменить. Впрочем, знаменитый стрит-парад прошел блестяще и на целый час перенес главную улицу города с оркестром в центр джазового «торнадо».

Андрей Ткаченко

— Ребят, смотрите, а небо чистое! — юная девушка в крупных очках посматривает ввысь, помогая молодому человеку повесить на шею барабан.

— Да у нас в Москве каждый день предупреждение об урагане. Ничего, не сдует, инструментами к земле притянет, — небрежно и слегка насмешливо бросает ее собеседник. — Пойдемте, сейчас джем начнется.

Стрит-парад начался ровно в 12. Шествие возглавляли музыканты знаменитого ансамбля «Moscow Ragtime Band». Красиво и точно описывать музыку словами — умение, доступное немногим, и автор этих строк себя к таковым не относит (увы); но даже человек, далекий от джаза, несомненно, заметил бы, как за этот час изменилось настроение на главной улице Челябинска. Разрывающие воздух визгливые звуки тромбона, утробный рев сузафона (инструмент с повернутым вверх раструбом, благодаря чему его прекрасно слышно на открытых площадках), мяуканье саксофона, урчание трубы — вся эта звуковая аритмия резким пульсом пробивала пространство и вихрем стягивала на Кировку десятки людей. Средних лет мужчина с фотоаппаратом, ребенок с собачкой, женщина элегантного возраста, семейные пары с коляской — все, независимо от пола и возраста, через пару минут попадания в это «торнадо» начинали сначала прикусывать губы, потом прищелкивать пальцами, затем подергивать плечами и, в завершение преображения, переходили на походку, представляющую собой нечто среднее между «лунной» и степом.

Звучали народная американская «Когда святые маршируют», «Bourbon street parade» Пола Барбарина, «Ja-da» Боба Карлтона​, «Летят перелетные птицы» Матвея Блантера, «What a wonderful world» Тиэла и Вайса и др. Узнать некоторые композиции было непросто, учитывая изощренность импровизации...

— У нас прекрасное настроение, — улыбается Станислав Черемушкин, музыкант «Moscow Ragtime Band», поглаживая по крутому боку сузафон. — Такое звенящее, позитивное. Легкий транс.

— Сознание отключилось?

— А оно, пожалуй, никогда и не включается... Музыкант — это ведь особый вид... хотел сказать «животного», в хорошем смысле этого слова, но лучше скажу так: музыкант — это вечный ребенок.

— А если вернуться к определению как вида — у подвида «джазовый музыкант» есть какие-то нюансы?

— Джазмены способны общаться без слов, без договоренности, глубоко интуитивно. Джаз — это джем (джем-сейшен — совместная последовательная индивидуальная и общая импровизация на заданную тему — прим. редакции), это музыка, которая родилась на этой улице прямо сейчас. Да, есть мелодия, контрапункт, тема — но каждый раз это что-то новое, что-то сиюминутное.

После завершения стрит-парада и финальных танцев под звуки сузафона (кстати, этот брутальный инструмент действительно бы защитил владельца от любых порывов ветра) толпа начала понемногу расходиться. И только возле лавочки, на которой сидел Игорь Бурко, народный артист РФ, художественный руководитель «Уральского диксиленда», образовалось плотное кольцо.

— Я же говорил, что будет хорошая погода, — Игорь Владимирович кивает куда-то под облака. — Молился, договорился с господом. А нам все равно запретили ставить открытые сцены из-за угрозы урагана... Ничего не поделаешь, распоряжение властей. Ладно, зато стрит-парадом я доволен. Здесь высокопрофессиональные люди, известные на весь мир. И они всем довольны. Потому что Челябинск — особенный город. И мы все особенные — любим людей, относимся, как нужно...

Челябинск московские и зарубежные джазмены действительно хвалят. И никакой имидж сурового промышленного города не помеха их восторгам. Трубач «Moscow Ragtime Band» Константин Гевондян принимал участие в стрит-парадах по всему миру — от Нидерландов и Польши до США. И считает, что челябинский джазовый бог — очень благодушный, а настроение в городе в дни фестиваля — зажигательное.

— Везде, в каждой стране по-своему прекрасно, и в то же время — везде все одинаково, потому что когда люди расслабленные и довольные, не имеет значения, в каком пространстве это происходит, — поясняет знаменитый музыкант. — Существует такой термин «секонд-лайн»: когда есть оркестр, а есть его вторая линия — люди, идущие за музыкантами. И когда обе линии заражаются радостью — пространство замыкается и возникает общий кайф. И это уже не столько уличное искусство, сколько праздник.

Праздник любителей джаза завершился в тот же вечер, 4 июня. Заключительный концерт в зале им. Прокофьева начался со спиричуэлс в исполнении Челябинского камерного хора, продолжился выступлениями «Уральского диксиленда», немецкого квинтета «Just friends», «Тромбон-шоу» Максима Пиганова и, разумеется, не нуждающегося в представлениях Анатолия Кролла. В замкнутом пространстве звуки обрели глубину и плотность и почти осязаемо перенесли зрителей в тот удивительный мир, где музыка стала первым связующим звеном между людьми.  И первой стихией, которой можно управлять.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное