Касаясь, вижу и творю

Слабовидящие дети Челябинска учатся скульптуре

Открывается какая-нибудь новая выставка, приходишь в музей, любуешься произведениями искусства, уходишь. Что-то остается в памяти, что-то — нет. А если не видеть искусство, а чувствовать его? Скульптор Андрей Старцев проводит занятия для слабовидящих детей, где они могут слепить носорога или кошку такими, какими их себе представляют. Именно представляют, потому что никогда в жизни не видели. Но именно такой образ в памяти отпечатывается навсегда.

Андрей Ткаченко

«Вот эту скульптуру девочка слепила на первом занятии», — Андрей Викторович показывает на каменную подставку. На ней сидит тонкая восковая кошка с большими ушами. А перед ней пирамида. «Знаете, что это такое? Это египетская кошка!»

Скульптор понял, что хочет заниматься со слабовидящими детьми после поездки в Люксембург в начале 2000-х. В Великом Герцогстве проходила выставка Старцева, а мастер не знал, чем себя занять: в новой стране можно погулять несколько дней, но потом трудоголику снова требуется порция работы. Андрей Викторович предложил организаторам выставки пригласить слабовидящих ребят. И уже никто не возмущался: «Руками не трогать!» — наоборот. Мальчики и девочки хватали «Механический зоопарк» (серия скульптур Андрея Старцева — прим. редакции), знакомились с искусством через прикосновения и восхищались тонкостью работы.

На несколько лет из-за большого количества заказов идею занятий со слабовидящими детьми пришлось отложить. Но потом скульптору приснился сон, будто он проснулся (тоже во сне) и ослеп. Его охватила паника: «Что я теперь буду делать? Как работать? Как жить?». От испуга художник проснулся, некоторое время был под впечатлением от увиденного во сне, но потом кое-что осознал:

«Ничего смертельного не случилось бы, ведь так? — Андрей Викторович рассказывал о своих мыслях с детским задором. — Ну, не видел бы я, мастерство же осталось! Руками я бы смог лепить. Ведь ими можно видеть и творить. А ведь рождаются люди, которые не видели того, что я уже успел увидеть. И все вот эти наши депрессии, страдания из-за мелочей, которыми мы портим жизнь себе и своим близким — такая ерунда по сравнению с теми трудностями, которые ежедневно переживают слабовидящие».

После этого он решил заниматься с детьми. Обратился в министерство культуры, его познакомили со школой, где занимаются слабовидящие мальчики и девочки.

«Воспитатели и родители таких ребят всегда очень осторожны с незнакомыми людьми. Если бы я пришел и сказал: „Здравствуйте, давайте я буду учить ваших детей лепить“, — меня бы, скорее всего, не приняли. А от министерства — надежней.

Вообще, со взрослыми, которые занимаются со слабовидящими ребятами, намного сложней, чем с самими детьми. Они боятся за эмоциональное состояние детей, ведь мальчики и девочки отличаются от обычных, здоровых людей, они более уязвимы и ранимы», — объясняет скульптор.

Занятие всегда начинается со знакомства. Родители или воспитатели заполняют анкеты: имя и возраст ребенка, его увлечения, литературные и музыкальные предпочтения, любимые игры. Раскрыть ребенка, который живет в своем маленьком мире, очень непросто. Нужно сделать так, чтобы он тебе поверил. В этих случаях помогает чай со сладостями и добрый голос скульптора.

Чтобы ребенок слепил носорога, тигра или птичку, Андрей Старцев сначала дает малышу свою скульптуру. На ощупь ребенок знакомится с частями туловища животного, определяет составляющие и начинает творить из специального воска. Иногда художник работает с учеником рука в руку, направляет процесс лепки.

На следующих занятиях Андрей Викторович показывает ребятам, как создать скульптуру из составных, заранее подготовленных частей: из шариков разного диаметра дети собирают сову с большими круглыми глазами. А потом скульптор дает ребятам возможность творить. Из воска они лепят то, что им хочется.

«Один мальчик слепил что-то абстрактное. Что-то такое, что мне было непонятно, но это выглядело поразительно! Я спросил, что он создал? „Это Карлсон на облаке“, — ответил мне ученик. И я сразу понял, что это не он не передал замысел, это я не понял художника!» — рассказывает Старцев.

Главная цель занятий — не столько в освоении учениками основ лепки, сколько в их социализации, в развитии навыков общения, в развенчивании мифа о «злом и агрессивном внешнем мире». Но что дальше? Вот дети полепили, вот они попили чай, пообщались, а потом вернулись в свой маленький мир, где мамы перед сном читают им сказки, потому что сами ребята не видят ни букв, ни картинок, ни маму.

«Их восковые скульптуры я отливают в бронзе, некоторые планирую отлить в серебре, ставлю на хорошие камни. Да, это очень затратно и трудоемко, но у меня есть цель!» — отмечает скульптор.

Цель его в проведении большой выставки, где будут представлены его работы и... еще две витрины. В первой будут выставлены работы детей, с фотографиями юных скульпторов и их историями, мыслями об искусстве, скульптуре и том произведении, которое они создали. А во второй — работы спонсоров.

«Сейчас я активно развиваю направление „Скульптор за час“. Многие бизнесмены, политики и состоятельные люди нашего города хотели бы освоить скульптуру, но у них нет на это времени. Я же предлагаю им за час научиться творить из воска, а дальше — моя работа. Отливаю, обрабатываю, ставлю на хороший камень... 50 процентов стоимости, которую мне платят взрослые ученики, я трачу на создание работы, а 50 процентов — на работы слабовидящих детей. Получается, что известные люди нашего города не просто лепят из воска в моей мастерской, и не просто отдают деньги на благотворительность, а совмещают искусство и добро», — объясняет Андрей Викторович.

Весной, в рамках этой выставки скульптор хочет провести аукцион. Работы детей будут уходить с молотка в руки покупателей, а вырученные средства — на банковские карты слабовидящих ребят. Южно-Уральский исторический музей поддержал идею Старцева, уже готов выделить залы под выставку и аукцион.

«Мои работы вряд ли купят, это я понимаю. Ну, скульптор. Ну, профессионал. Что с того? — смеется Андрей Викторович. — А вот работы ребят купят. Здесь важны даже не столько тонкость или красота произведения, сколько смысл, в него вложенный. Дети видят и творят прикосновениями, это удивительно и, по-моему, безумно трогательно».

Комментарии 0

Новости

Главное