Ничего святого, только эйфория

Почему я жду «Матильду» Алексея Учителя и другие отечественные фильмы

Пару месяцев назад я написала колонку «Легенды и мифы. Как я смотрела „Нелюбовь“ Андрея Звягинцева»...

Почему я жду «Матильду» Алексея Учителя и другие отечественные фильмы
Belarusiya.com

... и обозначила актуальную, на мой взгляд, проблему: ниша добротного, камерного реализма, который составляет необходимую с обеих сторон разницу между кинематографом авторским ( в том числе так называемым арт-хаусом) и попсовым-коммерческим, в России практически зияет пустотой уже пару-тройку лет. После небольшой сдержанной открытой дискуссии в соцсетях мне начали приходить интересные сообщения в личку: «Ты, Шумина, совсем слепая, что ли? Ну чем „Цитадель“ и „Сталинград“ тебе не угодили?», «Ты глаза-то из инстаграма вынь да матчасть изучи», «Отличное у нас кино, а Звягинцев гений, а Серебренников ничего не крал, просто ты не патриотка, а это плохо, Ксюша, плохо!» и т.д. В общем, чуткие у нас граждане, все следят за состоянием отечественного кино последние два-три года. Отрадно, честное слово.

А потом пара хороших людей, любящих кино совершенно профессионально и за деньги (в отличие от меня, кстати, совершенного дилетанта-потребителя), посоветовали посмотреть работы Бориса Хлебникова, Романа Волобуева и Петра Буслова, снятые аккурат в период с 2013-го по 2016-й. С первым режиссером из этого списка у меня совершенно не совпали семантические и эмпирические коды, а вот «Холодный фронт» и «Родина» — действительно очень смотрибельные и понятные фильмы. Правда, оба сняты не в России и, в общем-то, не о России. Симптоматично, по-моему. На чьи конкретно средства сняты, не знаю, но судя по информации из открытых источников, денег в бюджет съемок министерство культуры РФ не подкидывало. Да, собственно, какое обывателю дело до всех этих мелочей, когда сценарий прописан ясно, оператор работает как надо, а на экране прекрасные Петр Федоров, Александр Молочников, Любовь Аксенова или Светлана Устинова, удивительно похожая одновременно на юную Бриджит Бардо и зрелую Эммануэль Беар. Кстати, вы знаете, что в российском кинематографе есть такая вот прекрасная Устинова? Скорей всего, не знаете. И я не знала, да.

 

И вообще, если бы я не читала специализированных изданий и не была подписана в сетях на пару кинокритиков, то, наверное, и в принципе не узнала бы ничего об этих работах, поскольку информационный шум от их выхода в прокат по сравнению с цитаделями, нелюбовями и притяжениями соотносим с писком комара на фоне бензопилы.

Ровно такой же скребущий рев пилы сейчас издают медиа по поводу выхода «Матильды» осенью этого года. 10 августа Министерство культуры наконец-то выдало картине прокатное удостоверение, чему я очень порадовалась, потому что всякому маразму должен быть предел. Причины такого гонения на фильм Алексея Учителя, режиссера, безусловно, тонкого и профессионального, в принципе, понятны даже тем, кто не особо интересуется историей жаркого романа императора Николая II и балерины Кшесинской: сверху дали указ «держать скрепы» и свято хранить в стерильности колодец отечественной истории, но как именно держать — видимо, не конкретизировали, поэтому снизу все начали исполнять в силу собственных проекций, фобий и комплексов. Ну, действительно — может ли будущий святой (в момент происходящих в фильме событий цесаревичу Николаю, разумеется, было далековато до канонизации) хотеть балерину? А? Сложный вопрос. Вообще-то да, но, наверное, лучше нет.

Вся эта ситуация вызывает истерический гогот и одновременное желание пойти и скупить все билеты на «Матильду» в ближайшем кинотеатре. Нет, понятно — СМИ собирают трафик за счет раскрутки всей этой истории, а Алексей Учитель, наверное, вообще смеется, не переставая, потирает ручки и всем рассказывает про черный пиар. Спору нет, такая реклама — тоже реклама, и будь у нас с отечественным кинематографом все хорошо, посмеялись бы да забыли. Однако учитывая, что с кино у нас и так все последнее время странновато, особенно по части жанров и методов продвижения (кстати, Учитель — мастер чистоты жанра, пересмотрите и сравните хоть «Дневник его жены» и «Прогулку»), почему-то совсем не смешно. Брезгливо как-то и за державу обидно.

 

Не так давно я посмотрела гениально (без преувеличения) сконструированный «Дюнкерк» Кристофера Нолана и неплохо отстроенное по всем реперным точкам саспенса «Роковое искушение» Софии Копполы. Фильмы очень разные по масштабу, бюджету, художественному языку, но есть у них общее: и там, и там сюжет опирается на весьма неоднозначные с точки зрения сегодняшней оценки исторические события. Неоднозначные, в первую очередь, для европейцев и американцев, разумеется. И там, и там — война, правда, не в виде явного врага, молота агрессии, а в виде набегающего с горизонта ядовитого холода, ощутимо пробирающего по костям прямо в зрительном зале. Война обезличенная, выведенная в «Искушении» и вовсе почти за кадр, но от этого не менее эээ... неприятная. Неважно, гибнут ли вследствие нее мальчики в трюме от случайного удара или мужики в пансионате от сексуально фрустрированных женщин. Чисто теоретически есть, отчего поднять крик и обвинить режиссера в «вольной трактовке». Однако никаких «запретить к прокату, это же наша святая история» в западных медиа не раздавалось (наверное, если бы такие вопли были, наши СМИ не преминули их размножить, я уверена). Напротив: творите, господа, получайте призы, множьте армию поклонников, создавайте новые картины реальности, за двухчасовое соприкосновение с которой зритель захочет пойти и заплатить. Собирайте кассу по всему миру. Короче, очень грамотное продвижение и никакого предмета для истерии (за поклонниц Тома Харди разве что обидно — ну как можно было его весь фильм продержать в глухо закрывающей лицо маске пилота, а? Сердца у Нолана нет).

 

Но это так, отступление. Я, собственно, к чему вот это всё. Пока стоит вой по «Матильде», сравнимый со страстями по «Нелюбви», в прокат могут тихонько выйти пара хороших, добротно сделанных отечественных фильмов. И их мало кто заметит. Фильмов, вполне способных зрителя задеть, расшевелить, заставить плакать или подумать, все ли он правильно делает. Публика — она ведь не совсем уж дура, даже в суровом Челябинске. Если заметите, что вышли такие российские фильмы — дайте мне знать, пожалуйста. Пусть даже они опять будут сняты не в России и не совсем о России. Неважно, главное — эйфория от того, что ты узнаешь на экране себя и о себе. Нам, потребителям-дилетантам, от кинематографа больше и не надо. Мы за это даже готовы заплатить за билет.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 4

" Ну, действительно — может ли будущий святой (в момент происходящих в фильме событий цесаревичу Николаю, разумеется, было далековато до канонизации) хотеть балерину? А? Сложный вопрос. Вообще-то да, но, наверное, лучше нет. " - ))) Для депутата Поклонской Николай II не человек, а потому не мужчина - царь, просто царь, хотя нет, он сразу Святым родился, страной умело правил, жену с детьми под расстрел подвёл и ещё больше святым стал... Прости Господи....

Очень умно и талантливо.Редкость, по нашей жизни,прочесть.что-нибудь о театре,кино,литературе.что бы ни кого не повергали ,не унижали,не оскорбляли,а просто размышляли аргументируя.

Ну вот, теперь и я захотела посмотреть Матильду))) Ксюша, ты как всегда - на высоте!

Нолану не впервой издеваться над поклонницами Тома Харди - злыдня Бэйна из финальной серии "Темного рыцаря" он также сыграл одними глазами, причем там у него и репа была гораздо крупнее, чем в "Дюнкерке", не узнаешь