Особенности национального сериалостроения

В Челябинске прошла презентация второго сезона сериала ТНТ «Сладкая жизнь», премьера которого намечена на 25 мая.

 Первые шесть серий, увидевшие свет почти год назад, повергли в изумление некоторое количество критиков, да и зрителей не оставили равнодушными. Сериал производства компании «Good Story Media», подарившей миру «Физрука», получился жестким и откровенным, не совсем для телевизора.

Свежая кровь

Как Голливуд, не первый год испытывающий глубокий идейный кризис, собирает «гастарбайтеров» со всего света для оживления кинопроцесса, так и российская телевизионная индустрия, основные мощности которой сосредоточены, разумеется, в столице, подпитывается свежими идеями провинциалов.

Выпускники Челябинской медакадемии во главе с Вячеславом Дусмухаметовым, параллельно с учебой игравшие в КВН, подарили каналу ТНТ «Интернов», а также приняли активнейшее участие в работе над «Универом» (где блистает также наш земляк Станислав Ярушин).

Ребята из Перми в свое время произвели фурор, сняв на любительскую цифровую камеру пилотную серию «Реальных пацанов», которая в итоге без всяких изменений вышла в эфир.

Челябинский актер, режиссер и писатель Сергей Плотов, знакомый нашим театралам по работе в дуэте с Александром Бороком, переехал в Москву в начале нулевых и встал во главе сценарной группы, адаптировавшей для канала СТС западные сериалы «Моя прекрасная няня» и «Кто в доме хозяин?».

Не забыть про продюсера Дмитрия Табарчука, сделавшего настоящие хиты из «Кадетства» и хоккейной «Молодежки».

Словом, примеров предостаточно (как тут не произнести сакраментальное «Вся Москва держится на провинциалах!»).

Мини-сериал «Сладкая жизнь», рассказывающий о столичных приключениях танцовщицы из Перми, также некоторым образом исследует тему проникновения провинции в столицу. Он стал первым заметным отечественным сериалом, премьера которого состоялась в интернете за две недели до официального выхода на телеэкран. Причем в сети были доступны все шесть серий — и без цензуры. А цензурировать было что: довольно откровенные постельные сцены и правдоподобные диалоги с использованием ненормативной лексики для современного российского телевидения, старающегося идти по пути целомудрия, довольно необычное явление. В итоге нередактированная версия «Сладкой жизни» на ресурсе Amediateka. ru заняла второе место по просмотрам после четвертого сезона «Игры престолов». И вот новые восемь серий.

Потираем руки и предвкушаем успех?

Есть ли у нас индустрия?

Не секрет, что телевидение в свое время спасло огромное количество актеров, сценаристов и других киношных специалистов от безработицы. Когда большой российский кинематограф с оцепенением наблюдал экспансию западного кино, будучи не в состоянии что-то ему противопоставить ни в технологическом, ни в финансовом плане, именно сериалы помогли тысячам людей сохранить себя в профессии. Качество продукции поначалу оставляло желать лучшего, однако со временем появились и серьезные бюджеты, и свежие идеи, и истории, основанные на узнаваемом материале, и вот уже отечественная продукция вытеснила латиноамериканскую, а затем и появились поводы для собственной гордости. К примеру, криминальная сага Алексея Сидорова «Бригада» (2002) стала первым в истории российского телевидения сериалом, который сразу же после первого показа без паузы был запущен повторно, а 200-серийное адаптированное мыло «Не родись красивой» (2005) собирало у экранов треть (!) российских граждан, включавших по вечерам телевизоры. В какой-то момент показалось, что мы вполне можем справляться без иностранной «гуманитарной помощи». Но не все так радужно.

— Сравнивать западную сериальную индустрию и нашу попросту нет смысла, — считает известный челябинский писатель, блогер и киноман Макс Бодягин. — У нас индустрии нет. В британских сериалах, например, играют театральные актеры, в американских участвуют лучшие силы киноиндустрии (взять тех же братьев Коэнов и их триумфальный «Фарго»). Дело в том, что у американцев есть четкая бизнес-модель. НВО, некогда запустивший блистательные сериалы «Клан Сопрано», «Прослушка» и сейчас выстреливший суперуспешными «Играми престолов», — кабельный канал, там выстроена модель получения прибыли. У британцев ВВС имеет господдержку, кроме того граждане платят там специальный сбор, поэтому канал производит лучшие в мире мини-сериалы, способные выжать слезу даже из камня. Представьте, что будет, если у нас ввести «налог на телевизор»? Возможно, что тотальный переход на «цифру» изменит подход телепродюсеров к контенту, но в рамках советского телевидения пока просвета не видно.

Затягивая пояса

Ассоциация продюсеров кино и телевидения в начале нынешнего года констатировала неприятный факт: падение рекламных доходов в связи с экономическим кризисом неизбежно коснется рынка телевизионных сериалов. В частности, рассматривалось решение установить потолок гонораров для актеров в 100 тысяч рублей за съемочный день (до кризиса топовые «звезды» могли зарабатывать до $20 тыс., поэтому актерские гонорары забирали до половины бюджетов картин). Однако основные производители контента объявили о практически двойном сокращении объемов, а телеканалы снизили заказы на 20%. Как это отразится на репертуарной секте телеканалов и качестве продукта, судить пока рано — впереди летний сезон, традиционный период затишья. Тем не менее, остается все же надеяться, что огромная производственная машина телесериалов не будет простаивать без дела, а зрителю всегда будет что посмотреть. Известный писатель Стивен Кинг, хорошо знакомый с процессом кинопроизводства, однажды заметил: пока киношники организуют деловые завтраки, телевизионщики организуют производство фильмов.

И то верно, они люди работящие.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0