Евгений Гельфонд:

«Мы ищем красоту в самих нас, некрасивых»

Через месяц начнется театральный сезон в Новом Художественном Театре. Главный режиссер НХТ Евгений Гельфонд неоднократно заявлял, что видит Челябинск не только промышленным городом, но еще и театральным. Как столица Южного Урала движется к такому состоянию — в интервью «Челябинскому обзору».

Андрей Ткаченко

Зрительного зала НХТ сейчас нет: на месте этого пространства хаотично расставлены стулья, повсюду лежат страницы с текстом, вдоль стен стоят части декораций. Театр готовится к премьере спектакля по пьесе итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо: «Рождество в доме Купьелло».

— Евгений Михайлович, пьеса была написана в первой половине ХХ века в Италии. Почему, на ваш взгляд, она будет интересна челябинцам XXI столетия?

— Такие произведения, как «Рождество в доме Купьелло», потому и считаются классикой: в них поднимаются вопросы, которые были актуальны и 100, и 200 лет назад, и сейчас. В наше, достаточно суетное, время, в котором много соблазнов и суматохи, нужно суметь самому остановиться. Остановиться, чтобы задуматься: не попал ли ты в водоворот событий, связанных с «трендами», торговлей, толкотней, и туда ли ты вообще бежишь? В ту ли сторону ты ножками стучишь? Ведь в этом «водовороте» ты делаешь такую массу глупостей! 

Нам нужно научиться прислушиваться к себе: а честен ли ты по отношению к людям, к работе, да сам с собой ты откровенен вообще? Нам кажется важным одно, другое, третье... его слишком много сегодня. А ведь на самом деле главное — оно перед глазами. Об этом и пьеса.

— Театры — главное в челябинской культуре?

— Поскольку я работаю в театре, то конечно скажу «да». Театральная ситуация в Челябинске не такая плачевная, какой ее некоторые описывают. В городе выходят прекрасные постановки, есть сильные артисты. 

— В интервью, данном нашему изданию в прошлом году, вы говорили: «Я хочу, чтобы Челябинск стал театральным городом». За год что-то удалось сделать, чтобы мы приблизились к такому званию?

— Челябинск и так театральный. Я просто хочу, чтобы в СМИ и в каком-то ментальном поле присутствовало понимание, что Челябинск — не только про индустриализацию и промышленность, не только про спорт и ХК «Трактор». Здесь есть культурные территории, которые действительно занимаются искусством. 

Не стану говорить про другие театры, но касаемо нашей деятельности мне очень радостно, что нам удалось привезти в Челябинск Роберта Стуруа. Само его присутствие уже меняет культурный имидж города. Великий театральный режиссер просто излучает красоту, которую мы и ищем в искусстве.

— Роберт Стуруа приезжал в рамках театрального форума, который предшествовал фестивалю «CHELoВЕК театра». В этом году фестиваль будет?

— Да. С помощью властей города сейчас идет подготовка, формируется афиша. Уже есть большое количество заявок. В этом году мы включаем в программу и моноспектакли. Есть ряд интереснейших представителей из разных стран, с очень серьезными театральными открытиями.

— На несколько дней, пока идет фестиваль, Челябинск заметно меняется: люди бегают от театра в театр, на улицах подходят с вопросом: «Лишнего билетика не будет?», и глаза у всех горят. Но фестиваль заканчивается, и мы снова становимся «суровым Челябинском».

— Соглашусь. И я думаю, что интенсивность и время сделают свое дело. Нужно приучать людей погружаться в эту творческую среду. Потребность у людей есть! Это доказывают и удачные премьеры во всех театрах в прошлом сезоне, и полные залы, и фестивали, которые прошли в Челябинске («CHELoВЕК театра») и в Магнитогорске («Сцена»). 

— Премьеры действительно были удачными. И многие театры пытались осовременить свои постановки: видео-инсталляциями, расположением зрительного зала, 3D-мэппингом. НХТ будет внедрять что-то подобное?

— Мне кажется, что это очень опасно. Это дорожка кривая, на мой взгляд, она ведет к лукавству. Все-таки художник или театральный режиссер должен воплощать то, что сам представляет, тот духовный опыт, который уже существует. Все остальное — мишура. 

А все эти мнения про «современность-несовременность»... Я же живу сейчас, вижу и слышу людей. Да, мы хотим, чтобы зритель «совпал» с нашим театром. И совпал честно! Даже если зрителю не понравится спектакль, он по-честному встанет и уйдет. 

— А как же «тренды», за которыми стараются поспевать?

— Не хочу я брать тему, потому что она модная. Или входить в какой-то тренд только из-за того, что это пользуется спросом у критиков или открывает какую-то перспективу карьеры, наград и попадания в какую-то волну, которая тебя унесет на вершину. Ерунда. Волна унесет, но только не на вершину, а к творческому опустошению.

Поспевание за трендами противоестественно природе художника. Мы же пытаемся найти красоту в самих нас, некрасивых, через творчество. 

— НХТ — очень небольшой театр, даже в сравнении с другими площадками города. Что такое маленький театр в не очень театральном городе?

— НХТ — это лаборатория, в которой мы много исследуем, занимаемся «ненужной» работой (смеется). Мы берем произведения, которые могут никогда и не выйти в спектакли. Артисты и сами приносят материал, чтобы «размять» его, попробовать. 

С одной стороны, кажется, что нам проще: мы не ориентируемся на бешеные сборы, не делаем спектакли — так называемый «верняк» — на которые зритель однозначно пойдет. Зал у нас маленький — зритель всегда найдется. Но с другой стороны, мы находимся в том положении, когда не можем работать формально — у нас со зрителем контакт «глаза в глаза». 

И если актер начнет «шакалить», работать по настроению: «Ой, что-то сегодня не тот настрой, просто отработаю смену и пойду домой» — не прокатит, зритель это почувствует. Бывает, конечно. Но такая «подача» находит у людей в зале ответный отклик, они перестают верить.

— И все-таки в театры ходит не так уж много людей. Как их привлекать?

— Рекламщики НХТ мне то и дело предлагают разные варианты продвижения. Я же за то, чтобы привлекать людей человеческим, творческим общением. 

Мы очень много делаем встреч после спектаклей. На мой взгляд, это продуктивный ход. В прошлом году мы сотрудничали с кафедрой философии ЮУрГУ. Была блестящая встреча со студентами, которые посмотрели наш восьмичасовой спектакль «Бесы», потом написали большие рецензии, очень грамотные. Некоторым нашим театральным критикам у них бы поучиться (смеется). И был крайне любопытный разговор. 

— Несколько раз сталкивалась с людьми, которые не ходят в наши театры, потому что «да что здесь, в провинции смотреть». А когда приезжают пошловатые гастрольные спектакли, но зато со звездами сериалов — билетов не достать. Что нам нужно сделать, чтобы и своей культурой челябинцы гордились?

— Нам нужно не стесняться себя. Даже местные критики в погоне за модой говорят: «В Челябинске событий культурных нет». Как нет-то? Я абсолютно уверен, что огромное количество спектаклей нашего города намного лучше, нежели «модные столичные» спектакли. 

Более насыщенную жизнь нужно давать театральным фестивалям и театральным событиям. Обращать на это максимальное внимание.

— Это должны делать власти?

— И власти, и СМИ. Безусловно, власти в лице администрации Челябинска и управления культуры города нас, нашу работу, очень поддерживают, в том числе с финансовой стороны. И сами чиновники на наши спектакли ходят. 

Но если люди из власти города и области будут еще чаще посещать театры, будет больше задействоваться и медийное пространство Челябинска. Повысится, таким образом, и статус региональной культуры.

— В нескольких театрах Челябинска активно проходят читки. И они популярны. В НХТ их почему-то давно нет.

— Сейчас читки стали трендом, поэтому нам они уже не интересны. Не потому, что мы не хотим быть «как все». А потому, что... Читка хороша, когда она уникальна. Когда есть группа людей, которая занимается этим жанром, и он становится их творческим выражением. Чтобы проводить читки, нужно в них так же верить, как в тот спектакль, который ты берешь. 

Ну, читка. Хорошо. Послушали. Но это делают везде. И какой смысл? Да, кто-то считает, что это популяризация современной драматургии. Но опять же: для этого должны быть такие алмазы драматургии! Чтобы было то самое «вау, вот это да!». Чтобы складывалось ощущение, что для художников (я сейчас имею в виду режиссера и артистов) эта пьеса была чем-то таким ценным, что пускай в сыром варианте, пускай пока не готов спектакль, но им хочется показать именно это и прямо сейчас. Тогда это событие!

А когда читка раз, читка два, читка три... получается ряд недоделанных работ. Недоспектаклей. Недомыслей. 

— В НХТ практически нет современной драматургии, потому что «тот алмаз» не нашли?

— Да, именно поэтому! Я читаю много современных пьес. Пока для меня это реплики по очереди. Неоформленная субстанция.

«Это стол, но вроде это и не стол...» — об этом можно разговаривать бесконечно. «Рассуждения» по поводу и без повода. Я себя в этом очень некомфортно чувствую. Складывается ощущение, что я отлетаю куда-то, где мне 16 лет, и мы такие речи ведем ночью, влюбленные, с девушкой, пьяные и первый раз (смеется). Это, конечно, прекрасное было время, но все-таки мне хочется диалога. Хочется найти себя неразгаданного.

Из современной драматургии я очень люблю Милорада Павича. Его пьесы — это неизведанные острова и страны. Я бы с удовольствием отправился в путешествие по ним.

— Молодые артисты не просят «свежих» пьес?

— Я дал им задание: «Давайте что-нибудь найдем? Читайте, приносите». Какое-то время мы пытались. А потом актеры говорят: «Может, мы будем уповать на волю Господа? Вот должна прийти к нам пьеса — она придет сама по себе. Только заставляйте нас читать столько вот этого всего...» (смеется).

Театр — прекрасное место, где все проверяется на подлинность. И если мы будем гнаться за всеми трендами, то устанем прыгать в чужой поезд, который идет в неизвестном направлении.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 3

К своему стыду давно не был в НХТ! Теперь вот обязательно начну исправлять свою ошибку! Спасибо за такую интересную беседу, ну и, конечно же, Евгению, за творчество и веру в горожан!

Замечательное интервью, умное, глубокое и главное -честное, откровенное , искреннее, без реверансов перед новомодными сценическими изобретениями, без боязни показаться несовременным, без желания угодить "критикам". Евгений Гельфонд настоящий всегда и во всём - и в жизни, и в отношении с к своему театральному Дому и его обитателям и ,конечно же, к своему главному делу . На таких и держится Театр. И театральный Челябинск. Спасибо тебе, талантливый Мастер моего любимого НХТ!!!

А куда дели мой комментарий?

Новости

Главное