Вредные советы Игоря Губермана

Автор «гариков» признался «Челябинскому обзору», что уважает только русский мат

Поэт и прозаик Игорь Губерман в свой 81 год активно гастролирует, общается с читателями и пишет свои знаменитые четверостишья-«гарики»: остроумно, злободневно и очень метко. В ходе интервью Игорь Миронович, не стесняясь в выражениях, порассуждал о женщинах, нездоровом образе жизни и современной России. После каждого ответа в скобках надо бы написать «смеемся».

Ярослав Наумков

— Как вы оцениваете жизнь зрелого Губермана?

— У меня сейчас начались «лихие 90-е»: пошел девятый десяток и от этого лихо, какой я старый! Но ещё готов к употреблению.

К 81 году жизнелюбие я сохранил, а вот оптимистом я только притворяюсь. Мое ощущение возраста зависит от настроения, состояния, выпитого накануне. Иногда мне 65, а иногда — под 90. 

— За время вашей жизни наша страна сильно изменилась.

— Не люблю отвечать на такие вопросы по двум причинам. Во-первых, я «заезжий фраер» из Израиля, мне нужно быть сдержанным в высказываниях. Во-вторых, российское законодательство запретило ненормативную лексику на выступлениях, поэтому у меня просто нет слов.

Хорошо, что в стране хоть что-то начало происходить. Митинг вчера был, например. Значит, люди начинают оживать. Я как-то написал: «Дана лишь тем была недаром текучка здешней суеты, кто растопил душевным жаром хоть каплю вечной мерзлоты». Но будет ли из этого какой-то результат? Никакого. 

— Вы не раз называли себя патриотом русского языка. Что в нем такого особенного?

— Он пластичный, гибкий, надежный. Он действительно великий и могучий, а еще правдивый. Сегодня несвободный, к сожалению.

На каждом выступлении я получаю записку, где меня спрашивают: «Как у вас с ивритом?». А в городе Барнауле... б*** (блин — прим. редакции), до сих пор помню, таких записок было шесть! Видимо, людей больше ничего не волновало. Так вот, у меня с ивритом проблем нет. Проблемы у тех, кто хочет на нем со мной поговорить. Максимум, что я могу на этом языке — поторговаться на рынке. Знаю слов 50, но по наглости душевной я их употребляю, как будто знаю 100. 

В Израиле миллион с лишним русскоязычных жителей. Каждый пятый говорит по-русски. Не успеешь опомниться, тебе уже совет дают, куда идти. Ненормативный иврит есть, но он такой слабый, вы себе не представляете. Хотите перечислю все слова? Только русский мат вызывает уважение!

— Он часть нашей культуры?

— Неотрывная! Если бы не мат, мы бы так и не узнали Венички Ерофеева, Дины Рубиной, Владимира Сорокина, Юза Алешковского...

— И Губермана!

— Да меня-то ладно...

— Женщинам ругаться можно?

— Всем женщинам без исключения идет ненормативная лексика, потому что женщина — тоже человек. Она имеет право на выражение своих чувств, а кроме как матом их не вытерпеть. В очень многих семьях я слышал, как жена говорит мужу: «Ты о***л?» (офигел, конечно же — прим. редакции). И он адекватно на это реагирует: «Ну да, что-то так получилось».

— Примерно такой же вопрос задавали граждане, когда Исаакиевский собор на 49 лет передали РПЦ. А несколько лет назад вы переживали за судьбу Нотр-Дама.

— Мерзота это все. Особенно «захваты» музеев. Почему они тогда Кремль не захватят? Все эти имущественные приобретения никакого отношения к религии не имеют.

Я не буду рассуждать о массовом «уходе» населения в религию. Это не мое дело. Я агностик: не знаю, есть Бог или нет. В атеизме, знаете ли, появились огромные дыры, что даже некоторые ученые от него отказываются. Пожалуй, посеять свет в душах людей могли те священники, которых советская власть убила. 

— Вас советская власть даже не надломила.

— Не знаю, откуда во мне было столько смелости писать то, что я писал. Дурак, наверное. Не зря жена меня часто зовет «идиотом». 

Я очень благодарен советской власти, что она меня посадила. Это было замечательное время, посчастливилось встретиться с людьми, которых в обычной жизни не встретил бы. Да и по-честному, я делал то, что хотел — получил то, что заслужил. Хорошая получилась жизнь.

— В интервью вы говорили, что вы за матриархат. Это очередная шутка?

— Это правда. Тем более, сейчас наука движется такими темпами, что мужики вот-вот начнут беременеть. И будет замечательно, если будут править женщины. Хотя, когда я был в Сибири в ссылке, видел женские драки. Это страшно.

Вот вроде много в Госдуме женщин сейчас сидит, да. Но вы же всякое г...но туда выбираете! Матриархат предполагает, что у власти будут умные, талантливые и способные женщины, которые по своей природе гораздо мягче мужчин. И я надеюсь, что мир будет мягче. Оставьте мне хоть какую-нибудь надежду!

— На концертах вам часто пишут записки: «Как выйти замуж за еврея?». Так как?

— Ой, вы знаете, мне еще сложнее записки пишут: «Игорь Миронович, как девушке с двумя детьми выйти замуж за еврейского банкира?». Это невозможно! Поэтому я сочинил двустишье: «русской девушке теперича нелегко сыскать Гуревича». 

— На ваш взгляд, насколько межгендерные отношения изменились за последние пару-тройку десятилетий?

— Конечно, все стало гораздо проще. Все трахаются невозбранно — это большое счастье.

— Вчера был концерт, сегодня, завтра... Как вы себя поддерживаете в тонусе?

— Как-то само все. Я, знаете ли, не ощущаю прилива чувств или какой-то весны романтичной, как раньше. Когда вам будет 81 — вы меня поймете: «Ослабли звуки у струны, толкучка мыслей поредела. Сползают ветхие штаны с насквозь прокуренного тела».

А себя я поддерживаю тем, что виски пью, много курю. И никакой физкультуры.

 

Комментарии 1

Служил в Коростене, в 1969-1971 гг. Сегодня НА Украине - Матриархат ! ( Посмотрите на Порошенко идущего с женой в театр). Скажу:" Игорь Мироныч! Очень радует мягкость дивчин, до 18-ти. Дальше? Извините. Ну если только остаются, только в Москве, внутри второго кольца." Хотелось бы ещё лет сорок Вас читать. Радуете ! ! !