Александр Флоренский:

«90 процентов людей ничего не понимают в искусстве»

Известный петербургский художник Александр Флоренский сегодня является одним из самых ярких представителей современного российского искусства. Есть ли у инсталляций срок годности, что делать художнику, чтобы прославиться, и что может заставить Флоренского приехать в Челябинск — в эксклюзивном интервью «Челябинского обзора».

Sputnik (Грузия), «Красный матрас»

С Александром Олеговичем заочно знакомы все, кто держал в руках трехтомник произведений Сергея Довлатова, проиллюстрированный Флоренским, и слышал хоть что-нибудь про арт-группу «Митьки». Его работы хранятся в Русском музее, в Эрмитаже, в Третьяковке, в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина, в некоторых музеях Финляндии и в многочисленных частных коллекциях. Его почерк не перепутаешь ни с каким другим: небрежные линии, каждая из которых занимает свое место, одновременно забавные и грустные персонажи, уместно вплетенные в картину слова, а порой — рифмы.

Художник с отличным чувством юмора создал «Азбуку» Петербурга, Тбилиси, Воронежа, Иерусалима, проиллюстрировал книгу Бориса Гребенщикова, собрал (и продолжает собирать) современное искусство.

Кто, как не художник, может оценить современное арт-пространство и честно рассказать о деятелях искусства 21 века?

— Существуют ли в современном искусстве группы, имеющие схожий уровень мастерства и идею с теми, какие были у «Митьков»? 

— Ну, «Митьки» периода расцвета, или «героического» периода — действительно ценное явление, где под маской пьяниц и простаков скрывались образованные, талантливые и трудолюбивые художники-интеллектуалы. Я не очень много слышал о группах художников, ну вот сейчас в Петербурге активна такая группа — «Север-7», где есть несколько хороших художников, как мне кажется. Хотя мне лично не очень близко то, чем они занимаются. Что-то про другие группы мне не вспомнить сейчас. Возможно, они мне еще менее интересны. 

А отвечая на вопрос: «Почему?», сказал бы, что во время возникновения группы «Митьки» у нас не было никакого шанса прославиться, заработать денег своим искусством и так далее, а абсолютное бескорыстие, как правило, и дает высокий художественный результат. Когда люди работают не для славы и денег, а просто потому, что не могут не работать... Тот же «Север-7», взятый для примера, появился в сегодняшнее время, дающее художнику некие возможности, не сравнимые с возможностями середины 1980-х, и поэтому, несмотря на внешние признаки некоммерческого искусства, эти молодые люди используют стратегию заполнения собой всех возможных ниш и пространств, несомненно, имея амбиции в сторону славы и денег.

— Может ли современный художник не уметь рисовать? Почему?

— Разумеется, может. Можно снимать фотоаппаратом, видеокамерой, лепить, делать какие-то объекты, писать тексты, делать инсталляции: разных стратегий очень много. Да и я не уверен, что кто-то считал в свое время, что Пиросмани умел рисовать. И я в институте по рисунку имел тройку только для того, чтобы перевести меня на следующий курс, а вообще моя нормальная оценка была двойка. Так что вопрос этот зыбкий — кто оценивает степень умения рисовать? Мне так кажется, что это мои преподаватели плохо рисовали. А Врубель однажды посмотрел как Репин рисует и сказал: «А ведь вы, Илья Ефимович, рисовать-то не умеете!», и по-своему тоже был прав. 

— Есть ли у современного искусства срок хранения? К примеру, многие художники используют продукты питания в своих работах...

— Об этом чаще всего спорят и дискутируют хранители этого искусства. Ну, вот известно, что знаменитая акула Дамиана Херста протухла несколько лет назад, и ее просто заменили. Как относиться к этому? Не знаю. Не думаю, что разница между акулами велика.

— Как вы относитесь к стрит-арту? И вообще, что из надписей на стенах считать «артом», а что — просто хулиганством?

— Строго говоря, стрит-арт — это любое искусство, вынесенное на улицу. Например, «Медный всадник». А что до рисования на стенах, лично мне оно не нравится ни в каком виде: ни в талантливом, ни в бездарном. Я люблю архитектуру и думаю, что портить ее, чем-то рисуя на стене, все равно что рисовать на чужой картине или скульптуре — то есть некоторое хамство.

— Что должен сделать современный художник, чтобы о нем услышали?

— Кричать о себе как можно больше, разумеется, как и во все времена, соваться всюду со своими произведениями... В общем, не близкая мне стратегия. Я люблю художников типа Сезанна или Моранди, ставших великими просто благодаря качеству своих произведений и ничему больше.

— А что сделать, чтобы его поняли?

— А что значит «поняли»? 90 процентов людей ничего не понимают и в классическом искусстве, ибо, как заметил еще Эдгар По, «большинство людей — идиоты».

— Политика должна волновать художника? 

— Кого-то волнует, и такие примеры есть (Домье, например, или Гойя), кого-то не волнует (Матисс или Боннар) — это если говорить об отражении политики в искусстве. А в частной жизни художник ничем не отличается от остальных, и вопрос может звучать так: должна ли политика волновать людей? Кого-то да, кого-то нет... Личное дело каждого. Никто никому ничего не должен, по-моему.

— Вы, насколько мне известно, коллекционируете современное искусство России и Грузии. По какому принципу вы собираете работы? Как определяете их ценность? Кого можете выделить в арт-пространстве этих стран?

— Я собираю работы по простому принципу — картинка должна мне нравиться так, чтобы мне немедленно хотелось ее иметь. Никакие другие обстоятельства (имя, степень известности, денежная ценность и прочее) меня абсолютно не волнуют. 

Если уж надо кого-то выделить, то нарочно выделю художников нестоличных — Сергея Горшкова из Воронежа, Виктора Сачивко из Красноярска. Из Грузии — Туту Киладзе и Вахо Бугадзе, их картин у меня больше, чем других авторов.

— 3D — это искусство или продукт научно-технического прогресса?

— Слишком непонятный для меня вопрос, с продуктом этим сталкивался мало (например, ни разу не смотрел фильм в 3D). Но поскольку это всего лишь материал — как карандаш, бронза или фотоаппарат — то разумеется, с помощью любого материала можно делать предметы искусства.

— У вас получается делать искусство и без материалов, используя только буквы и слова. В Челябинске это тоже можно делать: М — метеорит, В — выбросы, потому что К — куча заводов...

— Чтобы я приехал в Челябинск, меня нужно туда позвать — предложить мне сделать что-то связанное с городом, вот хотя бы ЧЕЛЯБИНСКУЮ АЗБУКУ нарисовать, на которую вы намекаете... Хм, позовут — приеду и сделаю.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Сашу Флоренского всегда интересно читать, ибо идеи выражает глубокие, но незамысловато, без зауми, поэтому всегда хочется согласиться, а не возражать. В этом тоже митьковский стиль