Сергей Стиллавин:

«Я предпочитаю быть лёгким и весёлым человеком в общении, и думать о серьёзных вещах»

В Челябинск на один день прилетел, пожалуй, самый известный радиоведущий России, автор утреннего шоу на радио «Маяк». Редакция «Челябинского обзора» воспользовалась моментом и нашла возможность для короткой беседы со столичной звездой. 

Андрей Ткаченко

— Про ваши эфиры и вашу работу. У вас есть уйма проектов на ТВ, в интернете. Вы активно ведёте канал на Youtube, ежедневно пополняете Instagram. Но вы себя преподносите именно как радиоведущего. Даже разыскивая о вас информацию в интернете...

— (перебивая)...вообще, я не советую копаться в интернете. Это большая помойка, где «пачкуны», выдумщики и всякое анонимное отрепье оставляют свои грязные, удушливые, смрадные следы.

— Прекрасно, а почему всё-таки не «специалист широкого профиля»?

— Я — радиоведущий. Всё остальное — это для души. Хобби, увлечение. Потому что можно сказать, что я увлечён и любовью к женщине, но я же не говорю, что это моя профессия. Так и Youtube, иногда даёт средства, иногда — нет, иногда женщина покормит. А радиоведущий — это официально: с бухгалтерией, авансом, получкой и завтраками в столовой ВГТРК. Тут всё серьёзно.

— В вашем утреннем эфире на «Маяке» есть целая рубрика «Новости региона 55», где речь исключительно про Омск. Чем он вас так зацепил, и почему не Челябинск, например?

— Дело в том, что в Омске прекрасно работает новостная бригада. Они там выкапывают просто уйму сведений. Чаще всего, правда, они совершенно дикие. В Омске у нас уйма слушателей, и к городу тёплое отношение. И, конечно, незаслуженно там и плохие дороги, и не везёт горожанам с уборкой города, может, из-за этого много бредовых сообщений. И вообще — мне нравится слово «омичи». Я считаю, что песня «Дорогие мои москвичи» должна быть переписана на «Дорогие мои омичи».

Из Челябинска нет такого количества абсурдных новостей. То ли инфоповодов нет, то ли нет профессиональных журналистов, которые бы об этом писали, то ли удушили у вас свободу прессы.

— Но наверняка до вас доходила информация о строящемся Томинском ГОКе, например.

— Вот это я, если честно, не очень часто видел в новостях. Больше слышал это от конкретных людей, в том числе дозванивающихся к нам в эфир, нежели из официальных сообщений. Слышал, что людям что-то не нравится. А что не нравится, из этих сообщений конкретно я так и не понял.

— Представьте, если в 10 километрах от Москвы начнут строить горно-обогатительный комбинат, вас бы это порадовало?

— Я бы не хотел, конечно, чтобы у нас такая площадка развернулась, где добывают, дробят. Может, там выкапывать и отвозить руду на дробление и переплавку куда-то подальше? Это был бы компромисс, мне кажется.

— Многие не первый год хоронят газеты, прочат, что ТВ аудитория уйдёт в интернет. Правда, по своим наблюдениям не вижу ни того, ни другого. А что, по-вашему, будет в ближайшие годы с радио?

— Если говорить о наших телевизионных или Youtube-проектах, то они связаны в основном с автомобилями. Это та вещь, которая, как мне кажется, очень мужская. Это было моим увлечением с детства. Чуть ли не с пяти лет я просил папу дать посидеть на коленях за рулём его служебной «Волги». Это просто глубоко личное. Есть люди, которым с детства нравится брокколи (смеётся), а мне — машины! Так что это просто увлечение из тех лет. Если это становится коммерчески успешным мероприятием, я рад. Нет — ну и фиг с ним.

Что касается радио... Я не говорю о форме доставки информации, можно транслировать через радиоволну, можно гнать через интернет, это не так важно. У радио есть один отличительный признак — это звук без картинки. Это возможность слушателю фантазировать, если умелый рассказчик описывает что-то вкусно, представить себе картинку. Это такое промежуточное звено между книгой, где ты сам читаешь и сам представляешь, и видеоизображением: телевизионным, кино, каким угодно, где уже всё дано как есть и ты ничего не можешь домыслить. 

Радио — это вещь, которая сопровождает человека в его жизни. Я не могу себе представить человека, который параллельно работает над чем-то, например, и внимательно смотрит телевизор. А вот параллельно работать, ехать куда-то и слушать радио можно. Я вижу у радио достаточно большое будущее. Конечно, с приходом интернета, думаю, количество каналов, форматов сильно расширится. Но, как и в любой области, есть профессионалы, а есть лохи. И таким образом выживут люди, которые будут интересны независимо от формы доставки информации. Вот и всё.

— А как вам удаётся делать такой продукт, который хочется слушать ежедневно? В ваших эфирах всегда всё легко, весело и непринуждённо. И да простит меня Алексей Весёлкин (заменяет Сергея Стиллавина в случае его отсутствия — прим.редакции), но когда он садится за микрофон — я просто переключаю радиостанцию. Вместе с тем опыт работы подсказывает, что всё простое на выходе требует тщательнейшей, кропотливой работы на подготовительном этапе...

— (перебивая)...она шла у меня в школе.

— Ну, а сейчас-то что? Много читаете? Черпаете информацию из многочисленных поездок?

— Я слушаю людей... Разговариваю только на работе, всё остальное время слушаю, и не как кто говорит, нет — мне интересна информация. А уж как она там в моей голове сама по себе складывается, это я не знаю (смеётся). 

Мне искренне интересно узнавать новое. Может быть, потому что я многое сразу забываю. А так — уважаю Александра Сергеевича Пушкина и стараюсь в одном абзаце двух одинаковых слов не использовать.

— Что происходит, когда отключается микрофон и завершается радиоэфир? Вы же — шоумен! На публике — эпатажный, этакий балагур. А в жизни? Давайте вспомним Юрия Никулина, например. Ведь за цирковыми и комедийными ролями скрывалась глубокая грусть... 

— Давайте не путать актёров и людей моего пошиба. Я не актёр. Юрий Никулин, мне кажется, был драматическим артистом. И, за исключением картин Гайдая, где он играл с Моргуновым и Вициным, в сольных ролях он исполнял роли лишнего человека в жизни. 

Это нормально, когда ты на работе немножко другой, чем в быту, дома. Я люблю молчать! С трудом согласился на это интервью! Потому что когда ты работаешь в разговорном жанре, самое большое удовольствие получаешь от тех вещей, которые делаешь молча. Но в любви я тоже разговорчив (смеётся).

— Перед интервью с гордостью говорил некоторым людям: «Я поехал беседовать со Стиллавиным», а в ответ слышал: «Да он поверхностный, выскочка, уж лучше Венедиктов» . Что бы вы ответили на это?

— Скажу так. Человек должен вести себя на публике легко. Меня раздражают люди, которые пытаются произвести впечатление начитанных, заумных и знающих больше чем все остальные ублюдков. Надо при себе держать свои интеллектуальные таланты и не бравировать ими. Ведь если у человека половой орган длиннее, чем у остальных, не ходит же он без штанов, правда? Ну, живёшь ты и живи в своё удовольствие. Я предпочитаю быть лёгким и весёлым человеком в общении и думать о серьёзных вещах, а не наоборот.

— В первый раз я с вами общался далёкие 16 лет назад. Тогда я делал первые шаги в журналистике и весил 57 килограммов, а вы работали на слегка безбашенной радиостанции «Модерн» в Санкт-Петербурге, где чего только ни вытворяли. Про наши с вами видоизменения говорить не будем, а что, по-вашему, за эти годы произошло с Челябинском?

— Челябинск для меня в 2001-м году был городом номер один по бездорожью. Самые отвратительные дороги в стране были в Челябинске! Несколько лет назад это изменилось. Сегодня лидер по бездорожью — это Волгоград. Там наиболее мерзкие дороги, которые, я так понимаю, горожане заделывают своими силами при помощи кирпичей и каменьев. А в Челябинске мне видится одна проблема: здесь туго с разметкой. Весной говорят, что она уже сошла, а летом съели шинами. В остальном во всём Челябинск мне очень нравится.

Я воспринимаю каждый город, в который приезжаю, через две основные вещи. Это люди и кухня. Люди в Челябинске замечательные, радушные, очень тёплые. Женщины красивые, (задумчиво) даже в Копейске. Сегодня приезжала одна (кхм-кхм) мадам. Правда, замужем (с сожалением в голосе). Кухня прекрасная, гостиницы достойные. В общем, я считаю, что Челябинск должен стать центром регионального туризма. Все составляющие для этого есть.

— Серьёзно? То есть вы прямо сейчас, глядя на грязнейшую реку (беседа проходила на набережной реки Миасс — прим.редакции) и промышленные трубы, всерьёз рассуждаете про туризм?

— Я буквально на днях вернулся из итальянского Палермо. Это столица мафии мировой, «Cosa Nostra», все дела. Могу сказать, что в Челябинске после такой поездки отдыхаю душой и телом. И я это говорю не для того чтобы сделать комплимент. Это правда. Каждый, кто там окажется, не даст мне соврать, если я скажу, что там постоянно стоит запах нечистот. Старый центр, дома средних веков, и всё это сопровождается смрадным гниением нечистот не только пищевого происхождения, но и человеческого. А туда всё равно едут люди! А в Челябинске при этом ничем таким подобным не пахнет. Почему бы не сделать здесь центр туризма? 

— Ну, как сказать... две недели назад вернулся из Москвы, куда специально ездил на фестиваль «Пикник Афиши». Совершенно потрясающее мероприятие, до сих пор пересматриваю фото, выискиваю видео с концертных площадок. Вместе с тем мне сложно представить масштабное зрелище в Челябинске, на которое будут съезжаться со всей России. Чего не хватает городам, пусть и миллионникам, но ведущим себя, как провинция? Денег, фантазии чиновников в культуре, желания замахнуться на суперпроект планетарного масштаба?

— «Пикник Афиши» — это частная история, и связана она в первую очередь с культурой отдыха определённого. Конечно, власти местные должны организовывать парки, как в Москве. У нас этим занимаются много лет, и вопрос отдыха выходного дня, если у тебя нет дачи, в Москве, в принципе, решён. Там, конечно, давка, но люди привыкли, что есть какие-то культурные площадки, где поддерживается определённый уровень чистоты, сервиса (я имею в виду хорошее питание, wi-fi). Именно это должны сделать власти — площадку. А вот организация мероприятий, мне кажется, это история частников. 

Это дело, я думаю, ещё зависит и от вкуса аудитории. На «Пикнике Афиши» я не могу себе представить какой-то русский г..норок или блатняк, или шансон. Зависит от общих предпочтений народа. Придёт ли много любителей какой-то эстетской, например, музыки? Соберутся ли на одной площадке единомышленники, с которыми тебе приятно побыть вместе? Ведь всё-таки есть какой-нибудь «День города», это формат, куда приходят все. А есть более-менее специализированные мероприятия, где собираются люди, близкие по духу. И это не одно и то же. Соответственно, тут я затрагиваю коммерческую сторону вопроса и вкусов народа, который здесь живёт. Так что ещё раз подчеркну: власть должна создавать площадки, технические условия, а наполнение должны делать частники.

— То есть челябинцы сами заслужили сидеть по квартирам в выходные под прослушивание г..норока?

— Надо пример брать с таких городов, как Казань. Не столица, но они провели у себя «Универсиаду» в 2013-м году. Я и сам туда ездил. Они понимаешь что сделали? Во-первых, и это прямо самое обязательное, что в принципе надо делать, отреставрировали центр. В нём теперь приятно находиться. Притянули таким образом арендаторов. Создали условия для кулинарного бизнеса. Ну, в Челябинске есть места, где вкусно поесть, но вы не создаёте нужные инфоповоды, фишки, которые привлекают федеральное внимание, чтобы к вам захотели ехать со всей страны. А в Казани замахнулись на «Универсиаду» и пожинают плоды до сих пор. Город на слуху, и все говорят: «Давайте поедем туда, посмотрим, что там есть».

Мы как-то однажды приехали туда отдохнуть в местном аквапарке. Там люди были со всех ближайших регионов, и в бассейне плавали пивные банки. Люди говорят: «А мы в автобусе ехали шесть часов, сейчас целый день погужбаним и вечером обратно». Так что вам нужно масштабное событие для города и освещение его со всех сторон. Вот Омск, например, освещается со всех сторон, но всё время в негативе. Челябинску в этом смысле повезло, негатива нет. Никто не верит, что в Челябинске задница. Но власти должны придумать повод, какую-то традицию.

Вот, например, метеорит. Чего вы его прос..ли? Это был повод для того, чтобы не просто его здесь выставлять, а устроить прямо «Музей метеорита», запустить туристический маршрут «По следам метеорита». Например, раз в месяц или в год (думаю, что это не очень дорого стоит) воссоздать взрыв метеорита даже на самом захудалом болоте. Туда приезжают, а там вовсю шарахает. Фестиваль имени метеорита с космической электронной музыкой! Повод-то есть! Надо просто за него коммерчески ухватиться и использовать его вовсю. Это же круто!

— Нас последние года полтора «кормят» анонсами проведения в Челябинске саммитов ШОС и БРИКС.

— Нет, это всё официальная международная политика. Вам это не надо. Нужен повод, чтобы у людей вызывать эмоции. Сейчас же столько фильмов с компьютерной графикой, столько игр. Люди развращены какими-то невероятными эффектами, и реальная жизнь кажется скучной. Поэтому нужно что-то такое, чтобы будоражило фантазию. Для этого нужен креатив. Может быть, нужно привлечь каких-то хороших копирайтеров, команду креативщиков создать. Если своих нет, нанять специалистов из Москвы, Европы, чтобы придумать какую-то «фишку» для региона.

В Москве, например, целая команда работает над транспортной логистикой. Они занимаются по сути одним вопросом: «Что надо сделать, чтобы в Москве стало лучше передвигаться». Вот они сейчас исследуют: как работают светофоры, где надо внедрить одностороннее движение, где надо создать парковки. И у вас может быть такая же команда по созданию легенды города. Потому что сегодня ресторанами, природой, инфраструктурой людей не завлечь, нужны легенды.

В Америке, вы же слышали, чуть ли не самый известный фестиваль — «День сурка». Чушь же собачья! Достают какую-то крысу, она ничего не видит, а люди в колпаках говорят, что она что-то предсказывает. Все съезжаются на это посмотреть. Ну, вообще же бред на пустом месте созданный!!! Вот и вам надо создать какую-нибудь пусть и бредотень, но о которой будут все говорить. Делайте! Креативьте! Тем более есть метеорит. Вот и пихайте его во все дыры...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0