Арсен Унанян:

«Нам не хватает любви и здравого смысла»

Избранный президент Российской гильдии риэлторов, председатель совета директоров группы предприятий «Компаньон» — о потолке в профессии, непростом городе Сочи и о том, как нам обустроить Челябинск.

Андрей Ткаченко

— Чуть больше месяца назад вы были избраны Президентом Российской гильдии риэлторов (РГР)...

— ...Но стану им лишь через год — в 2018-м, когда вступлю в полномочия на двухгодичный срок. Такова система, принятая в нашей организации. Она достаточно демократична, и позволяет вновь избранному президенту ближайший год постепенно входить в курс дела. До избрания я уже был вице-президентом гильдии, так что хорошо знаю всю внутреннюю «кухню» организации и понимаю, в каком направлении нам нужно двигаться дальше. Но этот год все равно нужен — в том числе потому, что одной из обязанностей президента гильдии является организация проведения Национального конгресса по недвижимости — крупнейшего события на рынке, которое проходит каждый год уже более 20 лет в разных городах России. Впрочем, и здесь у меня есть опыт — в 2013-м году мы провели конгресс в Челябинске, причем на самом высоком уровне.

— У вас и так высокая нагрузка и в бизнесе, и по части общественной деятельности. Зачем вам пост президента РГР?

— Какого-то одного ответа нет, скорее, здесь комплекс причин и обстоятельств. Точно могу сказать, что это не какие-то мои личные амбиции — за те почти 14 лет, что я занимаюсь недвижимостью, наша группа предприятий достигла в своей профессии многого, если не максимума. Многие наши подразделения и компании — юристы, риэлторы, ипотечные брокеры — не раз признавались лучшими и в нашей области, и в целом в России на самых разных конкурсах. Максимумом было бы стать крупнейшей компанией в России, но это очень непросто.

— Значит, должность президента РГР — возможность для вас поднять повыше планку, отодвинуть этот «потолок»?

— Для меня лично...

Я ведь прошел все с нуля — начинал рядовым риэлтором, агентом, создал и возглавил собственную компанию, возглавлял общественную организацию регионального уровня (гильдия риэлторов «Южный Урал» — прим. редакции), старался, как мог, помочь развитию подобных структур в других регионах страны... Так что повторюсь: то, чего я достиг — это на сегодня практически потолок возможного.

Да, наверное, это какая-то определенная возможность выйти на новый уровень. Да, наверное, это будет в чем-то иной уровень общения. Но это общественная работа, а те, кто меня знает, понимают, что я не смешиваю бизнес и общественную деятельность. «Компаньон» хорошо знают в России, нет вопросов или трудностей со сделками межрегионального уровня, мы открыли офис в Сочи, подобрали компанию и руководителя для экспансии в Крым, есть планы по вхождению на московский рынок (хотя это, безусловно, требует большого количества времени и ресурсов на подготовку).

Другое дело — есть некоторая боль и обида за профессию риэлтора и за потребителя. 

Это ведь большая проблема — уровень и качество самоорганизации профессиональных сообществ, профессиональных союзов. Сегодня нет того, что было в Советском Союзе, когда существовали мощнейшие организации. Они, по сути, потеряны. А те небольшие группы в тех или иных профессиях, которые сегодня как-то объединены в те или иные союзы — например, журналисты или все те же риэлторы, пытаются как-то объединять отрасль, но не всегда в силах качественно ее регулировать.

Зная всю риэлторскую кухню изнутри, я вижу, что сейчас непонятное количество людей оказывает услуги непонятного качества, которые к тому же просто столько не стоят. А потребитель за это платит, а иногда — и расплачивается. Печально то, что государству, по сути, все равно, что происходит. Хотя рынок недвижимости — это огромные деньги, один из ключевых рынков для любой более-менее развитой экономики, который создает большое количество рабочих мест, а мы, риэлторы, призваны генерировать и поддерживать товарооборот на этом рынке...

— Тогда скажите как риэлтор и как общественник, как лично вы относитесь, например, к нашумевшей московской программе реновации старого жилья?

— Мне эта программа в целом нравится, и вот почему. Наверное, это единственный правильный путь развития, особенно больших городов. Хотя бы потому, что та ситуация с аварийным жильем, что складывается в крупных городах — это ужасно,  мягко говоря, страшно неэстетично, и в конце концов, просто опасно для людей.

В Челябинске в самом центре города, на проспекте Ленина есть дом. Он старый и красивый, но у него начали падать балконы, и хорошо, что никого не убило. И наш город еще не худший — в других бывали и жертвы.
Во-вторых, центр крупного города — это должна быть либо возможность создания делового центра, этакого «сити», либо культура более правильного использования весьма дорогостоящей земли. Я ни в коем случае не предлагаю застроить весь центр города убогими панельками или небоскребами, но именно в этом — более качественном и эффективном использовании городского пространства — мне видится изначальный смысл реновации в Москве.

— Которая, тем не менее, вызвала в яростные споры...

— К сожалению, она вылилась прежде всего в ощущение крайней необходимости непременно потратить некое количество денег, которые имеются в наличии. Это первое, что бросается в глаза мне как профессионалу рынка недвижимости.

Что касается риэлторского бизнеса, то если в том же Челябинске мы участвуем в программах расселения ветхоаварийного фонда и помогаем переселить людей (мы помогали в переселении поселка Роза, расселении сотрудников правоохранительных органов), то в случае с московской реновацией будет просто по факту отобрана недвижимость с земельными участками и взамен выданы конкретные квартиры. И риэлторов в этом процессе практически не будет.

Да, наверное, наши коллеги будут продавать то, что не понравится людям, невольно ставшим участниками реновации. Но большого бизнес-интереса моих коллег здесь не прослеживается. 

Если же говорить о перспективах реновации — конечно же, нечто подобное в том или ином виде ждет все крупные города. И дело даже не столько во временной перспективе, сколько в наличии необходимых финансовых средств.

Впрочем, что касается бюджетов, то в России, убежден, средств на самом деле хватает, особенно если их тратить правильно, качественно, эффективно...

— Группа предприятий «Компаньон» открыла офис в Сочи. И с кем, как не с вами говорить о том, действительно ли челябинцы все чаще уезжают из города, ведь вы, по сути, делаете на этом бизнес... 

— Как бизнесмен я пошел за деньгами. И, увидев определенный интерес и поток людей, покидающих Челябинск, мы приняли решение открыться в Сочи. Хотя возможность зайти в этот город у нас была еще в 2008-м году. Но тогда мы решили сделать ставку на Челябинск и не прогадали — «Компаньон» стал здесь лидером рынка, и это нас устраивает (улыбается).

Нынешняя попытка экспансии на деле связана вот с чем: практически все наши клиенты, которых мы «передавали» в Сочи, оставались недовольны либо качеством и стоимостью услуг наших коллег, либо вообще сталкивались с откровенными попытками мошенничества. Открывая офис, мы, тем не менее, не рассчитывали на большой доход, хотя и понимали, что какие-то деньги нам это принесет и будет полезно в целом.

Что же до того, кто уезжает из Челябинска...

Во-первых, проблема с работой есть по всей стране. Молодежь, которая не может себе найти занятие или заработок дома, видит, что есть возможность устроиться в Сочи — волонтером на каких-то мероприятиях, в сферу обслуживания и так далее. И хотя работа по большей части сезонная, доход там есть, и он выше (хотя и цены, в частности, на аренду жилья, тоже выше). Для молодежи, не обремененной семьей и детьми, это неплохой выход.

С другой стороны, все-таки сезонность сильно влияет, а с открытием турецкого направления туристический рынок Сочи снова сильно просел. Соответственно, и ожидания заработков не оправдываются. Я видел много людей, которые, приехав и не найдя работы за два-три месяца, возвращались обратно. Так что Сочи — это совсем не золотой рудник.

— А если говорить не про молодых людей?

— Если про тех, кому за 40 лет, то среди уезжающих много предпринимателей, у которых здесь либо налаженный бизнес, либо, грубо говоря, какая-то аренда. Они поменяли прежде всего климат и инфраструктуру.

Климат в Сочи не скажу, что самый лучший — на мой личный взгляд, Крым или Калининград для людей старшего поколения будут приятнее. Но в Сочи есть инфраструктура, которой совсем нет в Крыму и почти нет в Калининграде. Спасибо Олимпиаде, которая не только стала сама по себе историческим событием, но благодаря которой Сочи, по сути, обзавелся новой инфраструктурой. Это очень удобно и комфортно для жизни.

Кроме того, Сочи стал центром спортивной и культурной жизни, практически со столичным размахом. Приезжая туда раза два-три в неделю, я или сам, или вместе с семьей куда-то ходим. В Челябинск же, скажем, лучшие московские театры или ведущие артисты приезжают не так часто. Так что успешные люди в возрасте, которые имеют возможность примерно за одни и те же деньги жить в Челябинске и в Сочи, все-таки, наверное, выберут Сочи. 

Впрочем, и тут не без определенных проблем. Например, что там делать с детьми?

В прошлом году мы помогли открыться в Сочи пяти медицинским центрам высокого уровня (и их открывают не только челябинцы, но и москвичи, екатеринбуржцы, питерцы). Теперь дело за образовательными учреждениями — школами и вузами. Дело в том, что у сочинской элиты (а город — богатейший еще с советских времен) дети всегда учились либо в Краснодаре, либо в Москве, либо в Санкт-Петербурге. Но не дома.

— Что делают со своим бизнесом те успешные челябинцы, которые уехали в Сочи? Оставляют? Закрывают? Продают?

— Пока что в основном оставляют в Челябинске. Дело в том, что Сочи — не самое простое место для ведения дел. Для малого бизнеса, с заработком до 150 тысяч в месяц (ИП-шники, которые открывают небольшие кафе, сервисы и тому подобное — там где есть сезонность и где надо работать самому) этот город — просто идеальный! Я не видел там каких-то серьезных проблем (хотя конкуренция, конечно, есть) и знаю челябинцев, которые, уехав в Сочи, открыли там прекрасные заведения — от маникюрных салонов до дискотек, от ресторанов до небольших производств.

Что же до среднего и крупного бизнеса — все значительно сложнее. Постоянное население Сочи — около 500-600 тысяч человек, которые во многом живут собственным хозяйством и либо что-то тихонько строят, либо вкладывают в будущее детей. Плюс около 200 тысяч «сезонных», большая часть которых приехала туда для того, чтобы зарабатывать деньги, а не тратить их. То есть покупательная способность местного населения на деле маленькая.

— А как часто челябинцы не столько сами переезжают, сколько ищут жилье для своих подрастающих детей?

— Я на ситуацию и сам смотрю, как молодой отец. Сейчас мы живем за городом, и нам с семьей в этом смысле повезло. Но много лет я прожил в квартире в самом центре Челябинска и очень хорошо знаю, какого цвета, вкуса и запаха у нас порой бывает воздух. С экологией у нас беда, и это отрицать глупо.

Но надо четко понимать, что переезжают сами или ищут жилье для детей прежде всего те, у кого есть соответствующие финансовые возможности. Думаю, что многие из тех, у кого таких возможностей нет, тоже переехали бы с удовольствием. Но, к сожалению, найти адекватную работу в стране не так-то просто. В детей, конечно, готовы вкладывать даже последнее, но в том же Сочи ценник на квадратные метры слишком высокий.

— А если не Сочи?

— Повторюсь, главная проблема — найти себе работу. Знаете, в тех же США с миграцией все проще прежде всего потому, что ты можешь приехать практически в любой город и найти себе жилье на любой кошелек и работу, как минимум хоть какую-то. У нас в стране приехать в другой город и с ходу найти работу не так-то просто. Да и в Челябинске с этим тоже не так, чтобы очень хорошо.

Если же суммировать — то, что из Челябинска уезжают успешные состоявшиеся люди, либо они ищут жилье в других городах для своих детей — проблема для нашего города. Большая проблема.

Давайте я объясню на своем личном примере. У меня родители разных национальностей, и две родины: я родился и закончил школу в Ереване, а всю остальную жизнь прожил в Челябинске, где я и стал тем, кем стал. И вот штука какая. Наверное, я не самый глупый человек из тех, кто покинул Армению. И хотя как человека страна меня не потеряла, но как налогоплательщика потеряла точно, ведь я живу и налоги плачу в России. И как человека, который мог бы что-то привнести, принести, привезти в Армению, я на сегодня тоже почти потерян.

Ровно то же самое — с Челябинском и с теми людьми, которые его покидают. Если не брать откровенных авантюристов, то из Челябинска и раньше уезжали и сейчас уезжают прежде всего талантливые, успешные, активные люди. Кто-то уже давно перебрался в Европу, США, Израиль, Москву, Питер... А сейчас, с открытием Сочи и Крыма — территорий, благоприятных с точки зрения климата для людей в возрасте, опасность растет еще больше.

Челябинск теряет людей, теряет мозги, теряет налогоплательщиков, в конце концов. Которые будут искать себе применения в другом месте.

А арендный бизнес — штука такая, что это только кажется, что на расстоянии им управлять несложно. Через несколько лет они свои площади продадут и купят там, где живут. К тому же сейчас сами видите, что на рынке происходит. Да и арендуют площади как раз люди активные, пытающиеся сделать бизнес. А если такие уезжают из города — кто офисы-то снимать будет?

— Чего, кроме экологии и работы, не хватает Челябинску?

— Не так давно я общался с известными артистами, приезжавшими в Челябинск с одной из театральных постановок. И они были серьезно удивлены тем, насколько развита в Челябинске благотворительность, в том числе — благотворительные спектакли, сколько в этом принимает участие людей. В этом, наверное, мы одни из лидеров в стране, много где этого вообще нет.

— Но ведь это не самая крупная в финансовом смысле история.

— Да, некрупная. Потому что даже те сборы от этих спектаклей, что сегодня есть — они копеечные, особенно по сравнению с теми проблемами, на решение которых мы пытаемся собрать деньги.

Но дело в другом. Не так давно в Совете Федерации выступал знаменитый музыкант и педагог Михаил Казинник. И он говорил о том, что увеличение затрат на культуру в итоге приведет к росту всей экономики. И это очень правильно! Этика, благотворительность, культура — то, во что нужно вкладывать. Да, это не мгновенная отдача, но вложения дадут результат. Не строительство дорог и не создание Бронксов (Бронкс — район Нью-Йорка, долгие десятилетия считавшийся одним из самых опасных мест в США — прим. редакции) и прочих гетто, а вложения в культуру!

Да, строительная отрасль (и риэлторы это очень хорошо знают) — одна из основ экономики, и дает мощнейший мультипликативный эффект — дает людям жилье, приводит к появлению магазинов, транспорта и так далее, рабочих мест во всех этих отраслях. Но если это будет именно Бронкс, только Бронкс, только гетто — мы очень быстро получим (и уже получаем!) гигантские проблемы с безопасностью, с наркотиками и так далее. И вынуждены тратить огромные бюджетные деньги на решение этих проблем...

— Если уж мы вернулись к недвижимости, вы не думаете, что одной из главных проблем и застройщиков, и властей является отсутствие вкуса? Согласитесь, несколько нелепо выглядит шикарный жилой комплекс (условный «Феникс де Люкс») — во дворе «хрущевок», микрорайон бизнес-класса — где-нибудь на окраине, при этом в центре города на берегу реки возводятся убогие панельки? Это ведь просто безвкусица и алчность, на мой личный взгляд. А кроме этого — еще и отсутствие у властей города и региона воли, чтобы не допускать такой безвкусицы.

— Отчасти я готов подписаться под этой фразой. Но вопрос в том, что с точки зрения закона так строить, как строят сейчас, вполне себе можно.

Но когда я приезжаю в мой любимый Ереван, то вижу в центре города памятник великому архитектору Александру Таманяну, который в начале 20-го века на 50 лет вперед спланировал развитие города, определил то, как он должен выглядеть. Что, у нас в Челябинске архитекторов нет?! У нас город-миллионник, в котором надо, надо разрабатывать планы на 20, 30 лет вперед! И включать в эти планы проекты реновации!

Если речь идет о примере, который вы оставили за скобками, то там, в самом центре города, по-хорошему надо было расселять и сносить эти «хрущевки» (которые не самые плохие, и еще долго простоят, кстати), и потом уже возводить что-то действительно другого уровня, элитное, уникальное, красивое. Тогда всё это было бы на своем месте.

Что же до алчности... Слушайте, вот я — бизнесмен. Моя задача, цель — зарабатывать как можно больше денег, создавать рабочие места, платить зарплату сотрудникам. Вкуса, наверное, действительно некоторым не хватает. Но на это же должны быть правила, регламент застройки!

Давайте я приведу другой пример. В Москве власти проявили волю и заставили снести в центре города все вывески, скажем так, весьма блиставшие разнообразием. Теперь все они — примерно одного размера, а стиль вписан в окружающую застройку. И центр Москвы стал красивым городом, приятным глазу! А не то, что у нас, где весь фасад даже исторического здания можно заляпать яркими цветами и безвкусной входной группой. Да, наверное, у самих бизнесменов порой нет вкуса, но ведь и архитекторов нужно наказывать за такое!

А воля нужна в любом случае. Потому что если главный архитектор вынужден подписывать то, что уродует город... Ну, так сядь, выработай предложения, изменения в правилах и законах, и как главный архитектор внеси их мэру, губернатору, депутатам всех уровней. Сделай, все что можно и должно. Но не порть своей подписью облик города! Если ты главный архитектор, а речь идет об уродовании твоего города — ты не имеешь права позволять это делать!

У нас почти все главные архитекторы Челябинска за последние лет 10, насколько я помню, пришли на эту должность из бизнеса, где они неплохо зарабатывали. И, значит, и на этой должности работали не только из-за денег. Кто-то — удовлетворяя профессиональные амбиции, кто-то еще по какой-то причине. Но в финансовом смысле это точно не то место, за которое нужно держаться. Ну, если ты не воруешь...

— В интервью «Челябинскому обзору» депутат городской думы и выпускник архитектурного института Михаил Смирнов говорил, что во многом нынешние градостроительные беды Челябинска связаны с тем, что архитекторы, по сути, превратились в обслуживающий (и бесправный) персонал стройкомплекса, застройщиков.

— Это как себя человек покажет. Понятно, что на таких должностях люди ниоткуда не появляются — это либо лобби или рекомендации, либо их уже знают, либо кто-то ищет себя сам. К сожалению, они в чем-то вынуждены играть по тем, не всегда писаным правилам, что есть сегодня... И это неправильно!

— А бизнес риэлторов от этого зависит?

— Нет, к сожалению.

— Почему к сожалению?

— Потому что, увы, нам порой без разницы как выглядит помещение — мы работаем с квадратными метрами и с пожеланиями заказчиков...

— Если бы лично у вас была такая возможность — многое бы вы поменяли в том, как и чем застраивается сегодня Челябинск?

— Да, много.

— Что именно?

— И в эстетике, и плане эффективности, повышения капитализации территории, как той, на которой планируется застройка, так и города в целом. Одно с другим здесь неразрывно связано.

В свое время у меня была одна идея, которую я доносил до первых лиц региона. Дело в том, что система «одного окна», как для граждан, так и для предпринимателей все еще лишь в стадии становления, и частенько, чтобы собрать те или иные нужные документы, приходится изрядно по городу прокатиться. Я бы подумал, как эти органы власти, ведомства, разместить рядом друг с другом. В Челябинске есть пустующие площадки достаточного размера, можно было бы объявить тендер, найти застройщика и переселить их друг к другу, создав этакий административный центр. А оставшиеся после переезда здания, площади, в том числе в центре города — что же, они и сейчас достаточно дорогие... Таким образом, и в бюджете деньги бы остались (а то и прибавились), и людям было бы не в пример удобнее.

Еще один важный вопрос — возможность бизнесу вкладывать в здания. У нас ведь подсветка домов появилась совсем недавно — и она очень красивая. Но только на проспекте Ленина, и то — от Алого поля до улицы Свободы, кажется. И всё. Выйдешь за этот клочок земли — и все, в темноту. А бизнесу это было бы интересно. Ведь если здание красивое — это дополнительный трафик.

Да, у бюджета на это денег нет, а ресурсы требуются значительные. Но ведь такие решения повышают капитализацию, стоимость территории!

Да, у нас есть Кировка — одна из самых красивых пешеходных зон в России. Но ведь на этом мы и остановились! И, как бы кто ни ерничал, но я считаю, что программа создания фонтанов, которую предлагал еще Вячеслав Тарасов, стоила того, чтобы от нее не отказываться, а наоборот — воплотить в жизнь. Это не такие большие деньги, можно что-то сделать вместе с бизнесом. Место должно привлекать людей!
Ко мне часто приезжают гости. И конечно, я озабочен тем, что им показать. К счастью, я стараюсь много узнавать о Челябинске, дружу с экскурсоводами и вожу гостей не только по Кировке и к метеориту, но и, например, к памятнику Курчатову.

А что сделали в Перми? Они туристические, экскурсионные маршруты просто начертили, прямо линиями по асфальту! И это круто!

Те же памятники. У всех разное восприятие. Вот поставили на площади перед театром Драмы (кстати, потрясающее по своей красоте здание, очень эффектно подсвечиваемое по вечерам) верблюда. Да, спорно. Но кому-то не нравится, а кому-то — даже очень. Или вот тот же памятник Курчатову. Там же изначально должна была молния проскакивать между половинками атомного ядра, но подсветка постоянно барахлит. Ну, друзья, условно, дайте мне возможность поставить небольшую табличку о том, что вот моя компания — спонсор, обслуживает этот памятник, и я вложусь! Это ведь такая реклама моей компании! Люди же подходят, смотрят... Увы, у нас по правилам надо объявлять конкурс, получить согласования, столкнуться с общественностью...

— Подытоживая. Как нам обустроить Челябинск? Чего нам не хватает для этого? 

— Наверное, открытости и обратной связи, готовности к чему-то новому. Я сейчас не только про власти — большое количество бизнеса в этом заинтересовано. Думаю, что власть должна вычислять, замечать тех, кто так или иначе старается обустроить наш город. Помогать им, рассказывать о них. К сожалению, сегодняшнее информационное поле насыщено лишь проблемами. Это во многом верно, но верно и то, что в городе на самом деле очень многое делается. И властями, и людьми. А так — даже у тех, кто что-то делает, просто руки опускаются — мы ведь слышим только о проблемах...

Но самое главное — пока нет «картинки», образа того будущего, куда мы идем. Идем всем городом, всей областью. И не просто абстрактные планы, а ясные, осязаемые в качестве жизни людей цели, и механизмы их четкого, поэтапного достижения.

— Вы верите в ту «Стратегию-2035», которую сейчас разрабатывают власти области и города?

— Я знаю, что многие из тех людей, которых привлекли в том или ином виде к ее разработке, очень любят наш город и не будут тратить свое время попусту. Вопрос в количестве этих людей среди тех, кто принимает решения.

— Думаете, сейчас их мало?

— (после паузы) Я оптимист. Для того, чтобы обустроить Челябинск, должно хватать прежде всего любви и здравого смысла.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

слишком много позерских фото..