Елена Мурзина:

«Экономика города сложнее, чем кажется»

Заместитель главы администрации Челябинска — о том, что такое экономика миллионного города, недостатке данных, неисследованных рынках и о том, чего нам ждать дальше.

Андрей Ткаченко

— Елена Владимировна, первый вопрос самый простой и в то же время — самый объемный: что такое экономика миллионного города, экономика Челябинска?

— Это на самом деле очень сложная и разнообразная система, со многими внутренними связями и пересечениями. Челябинск — седьмой в России город по численности населения и шестой — по объему промышленного производства.

Факторов, повлиявших на то, как сейчас выглядит структура экономики, воздействующих на эту систему, много. Начиная с исторических. Не забывайте, Челябинск начинал как перевалочный пункт, как чаеразвесочный, затем, с приходом Транссиба — как транспортный и торговый узел, однако наибольшее влияние, конечно, оказала индустриализация 30-х годов и особенно Великая Отечественная война, когда к нам были эвакуированы сотни заводов, которые после Победы над Германией остались у нас и стали основой нашей экономики.

Даже районное деление у нас сложилось исходя из географии заводов: Металлургический возник возле ЧМЗ, Тракторозаводский — рядом с ЧТЗ, Ленинский — рядом со своими заводами. Курчатовский район более молодой, и изначально строился как «спальный», но и там были свои производства, впрочем, другого профиля: «Метран», «Прибор».

Не меньше влияет на развитие территории, ее экономику, и те технологии, что приходят в нашу жизнь.

Понятно, что существует стереотип о том, что наш город — прежде всего тяжелая промышленность: металлургия, металлообработка, тяжелое машиностроение. На самом деле все куда многообразнее!

Челябинск — серьезный образовательный центр. У нас только студентов вузов больше 100 тысяч человек. И собственно, образование — вполне серьезная отрасль нашей, городской экономики. Причем речь идет не только о бюджетных местах в вузах, но о комплексном воздействии на экономику — образование привлекает в город новых людей, которые приносят сюда деньги. Не только за учебу: студенты платят за жилье (съем или покупка), им надо питаться, одеваться, проводить досуг— значит, в выигрыше строительство, торговля, общепит, сфера услуг. Они идут работать, получают зарплату — значит, они уже часть нашей экономики.

Или медицина — сейчас это далеко не только бюджетные учреждения, но и рынок частных медицинских услуг. Рынок мощный, высококонкурентный — посмотрите, сколько рекламы в городе! Это приличные обороты и качество услуг. Скажем, то же лечение онкологических заболеваний у нас развито лучше в силу понятных и, к сожалению, печальных для региона причин, те же екатеринбуржцы часто едут к нам за помощью. А еще есть серьезное фармацевтическое производство — та же компания «Материя медика».

— Но в образовании и медицине все-таки велика доля бюджетных услуг, учреждений.

— Да, но в бюджетной части мало добавленной стоимости. А вне ее — это рынок, где эта добавленная стоимость возникает, что позволяет развиваться экономике и всему облику города.

Идем дальше — спорт, и, в частности, связанные с ним крупные события, соревнования: не забывайте, в советское время наш город был «закрытым» для иностранцев, и это тоже накладывало свой отпечаток. По сути, наш спорт не был развит и известен так широко, как сейчас, когда у нас «открытые ворота». Кроме того, крупные соревнования, прошедшие в городе в последние годы, дали определенный толчок развитию смежных отраслей — тех же гостиниц, туризма. Да, пока меньше, чем хотелось бы, но если такое внимание к нашему городу будет постоянным, это даст очень хорошую перспективу.

У нас мощный приборостроительный кластер — высокотехнологичные (и очень экологичные) производства, есть такие компании, как «Планар». Есть не менее мощные агропромышленные производства. Исторически имеется серьезный транспортный комплекс — и управление Южно-Уральской железной дороги, и общественный транспорт, и грузоперевозки... Или посмотрите, как за последние 10-15-20 лет выросла торговля! И она продолжает меняться, развиваться...

Мы можем перечислять отрасли и рынки, их взаимосвязи очень долго. Что лишний раз доказывает сложность, разнообразие экономики большого города.

— Если вернуться к стереотипу о том, что Челябинск — город тяжелой промышленности... На самом деле, насколько это так? Сколь велика ее доля в экономике?

— Надо смотреть долю отраслей в валовом продукте. Вся промышленность — если по области ее доля от 41-42 до 45 процентов, то по городу примерно 40. Подчеркну — я говорю о всем разнообразии промышленности: металлургия, машиностроение, металлообработка, энергетика, строительная индустрия, пищепром, обувная и легкая, немного добывающей, фармпроизводства, обработка дерева и производство мебели...

Кстати, говоря о промышленности — ее структура в последние годы заметно меняется. Все большее место занимают производства с более высокими «переделами», с более высокой производительностью и добавленной стоимостью. Это касается и «базовых» металлургии с машиностроением — к чугуну и прокату добавились рельсобалочный стан и трубы большого диаметра на «Высоте 239», а на месте старого «Станкомаша» сейчас современнейший «Конар».

Торговля — это порядка 17 процентов нашего валового продукта (против 11-12 в целом по области). И ее доля растет. А еще связь, финансы, услуги, общепит, образование, медицина, строительство...

Вот и решайте, насколько Челябинск — «тяжелый» город.

— Города и регионы, страны всегда борются за ресурсы, за привлечение в свою экономику средств. Значительная часть челябинских предприятий ориентирована на своего рода экспорт по отношению к городу — их продукция в основном реализуется за его пределами. Другая часть — скорее импорт, ведь товары и услуги, реализуясь здесь, уносят деньги за пределы города. Если сводить «торговое сальдо» экономики Челябинска, то каким оно будет?

— Точной цифры нет — по муниципалитетам просто не ведется такой статистики. Но думаю, что поскольку Челябинск, его экономика — значительная часть экономики всей Челябинской области, а у региона торговое сальдо положительное, то и его столица также в «плюсе».

Чем больше на территории города самых разнообразных предприятий в самых разных отраслях, чем больше на территории города создается добавленной стоимости — тем больше Челябинск выигрывает и будет выигрывать от этого, а значит, его экономика будет более сбалансированной.

При этом не забывайте, что такой рынок, как миллион с лишним человек, сам по себе привлекает. И как источник рабочей силы, и как источник потребления товаров. И крупные компании, и малый и средний бизнес с близлежащих территорий. Возьмем небольшое производство, скажем, мебели, где-то в районе Еманжелинска. Да, производить товар будут там, но торговый дом, представительство будут в Челябинске.

Не так давно я лично столкнулась именно с таким примером. Сейчас среди молодых мам стало модно покупать младенцу кроватки, сделанные не из современных искусственных материалов, а из дерева. Так вот, выяснилось, что их производят у нас в области! Но все заказы, в том числе через интернет-магазин, идут через Челябинск. Потому что тут спрос, потому что тут логистика.

— Наше издание в рубрике «Большие деньги» часто пытается проанализировать и подсчитать объем тех рынков, которые, на первый вгзляд, не так заметны, но при этом люди пользуются этими товарами или услугами каждый день — от охраны до такси, от маникюра до татуировок, от наружной рекламы до похоронных услуг. И мы постоянно сталкиваемся с тем, что, во-первых, там тоже крутятся приличные деньги — иногда миллиарды рублей в год, а во-вторых, по этим рынкам и предприятиям практически нет официальной статистики и информации.

Создается впечатление, что статистика затрагивает лишь лидеров и крупные предприятия, но значительная часть экономики, по сути, детально не изучена. Ощущаете ли вы дефицит подобной информации?

— Ощущение недостатка информации есть. Действительно, чем ниже уровень предприятий, тем меньше о них детальной информации.

С одной стороны, это вызвано особенностями законодательства о коммерческой деятельности — малые предприятия, даже если обязаны по роду деятельности отчитываться перед Росстатом, то могут пометить, что эта информация не для дальнейшего распространения.

С другой стороны, основная статистика по торговле, общепиту, услугам идет по крупным и средним предприятиям, один раз в квартал. Причем по определенной выборке. Поэтому тот индекс по отраслям, который дают статистики, иногда... не совсем до конца точен. В одном году они выбрали одни предприятия отрасли, а на следующий год — другие.

— То есть отчасти сведения об экономике города — на глазок?

— Я предпочту другой термин — они агрегированные (улыбается). Но конечно, информации не хватает. При этом и у властей, и у депутатов всех уровней есть понимание о том. Что этот недостаток надо восполнять. Ведь если данные неверные, то и оценка тенденций и перспектив может быть ошибочной. И тем более — прогнозирование, его качество, выработка тех или иных мер регулирования или стимулирования отраслей, рынков, предприятий.

В то же время нам не так важна информация по конкретным рынкам и обороту денежных средств на них, сколько данные о том, удовлетворен ли спрос челябинцев на те или иные товары или услуги. Посмотрите, сколько открывается тех же салонов красоты, но сколько их и закрывается! Рынок меняется, выдерживают не все. И нам важнее данные, позволяющие системно решать, кого и как поддержать.

Давайте возьмем детские сады. Челябинск — один из немногих городов в стране, который ввел субсидии на поддержку частных детских садов. Потому что одно дело — дети с 3 до 7 лет, где мы практически закрыли все потребности жителей, и другое — дети до 3 лет. К тому же у нас в Челябинске много женщин-предпринимателей, которых мы поддерживаем именно таким образом, высвобождая им время для занятия бизнесом.

— Вы говорите о том, что бизнес, как производственный, так и связанный с другими сферами, меняется и развивается. Но в это же время мы видим «новое засилье» ларьков и киосков родом из 90-х. Речь не об информационной конъюнктуре, но о том, насколько это вообще нормально для города, его экономики? И насколько власти города могут влиять на развитие тех или иных отраслей, рынков?

— У муниципалитета не так много законодательных рычагов влияния на, скажем, одиночного предпринимателя, непонятно как установившего тот или иной киоск.

Кстати, в этом явлении есть еще один аспект. Дело в том, что вообще-то многие из этих ларьков или лоточков устанавливают совсем не жители Челябинска или даже области, а приезжие. Они с этого начинают. В торговле просто проще начать и накопить какой-то первоначальный капитал. Особенно если палатка или ларек установлены незаконно и с них не платятся ни аренда, ни налоги. Все «черным налом», на потоках которого, и мы это понимаем, порой «сидят» очень непростые люди. И помимо всего этого, от чего страдает нормальный законопослушный бизнес, есть же вещи, связанные с элементарной безопасностью — от гигиены до вещей куда более серьезных.

Все, что мы сейчас сносим, работало незаконно. У главы города Евгения Тефтелева есть воля и желание решить эту проблему. Несмотря на все сопротивление, которое нам так или иначе пытаются оказывать.

— Каким вы видите развитие экономики Челябинска? В какую сторону, как вы думаете, она может и должна идти? Как может и как будет меняться ее структура?

— Прежде всего, я уверена, что она должна оставаться как можно более разнообразной, разноплановой. И зарабатывать город должен больше, чем отдавать денег «наружу». Это в том числе и залог нашей устойчивости к возможным переменам. А они могут быть, и самые разные.

Факторов, влияющих на ситуацию, на экономику, на саму жизнь горожан, — множество. И бОльшая их часть — внешняя по отношению к Челябинску. Важна и ситуация в экономике в стране в целом, в Челябинской области. Наконец, вы посмотрите, как быстро развиваются технологии и как они уже меняют мир и экономику! Это касается и производственных отраслей — будущее той же металлургии во многом зависит от того, как и куда пойдет развитие материаловедения и робототехники, и торговли с услугами, да практически всех отраслей и бизнесов.

Наконец, современная медицина позволяет людям дольше жить, и жить активно, сохраняя работоспособность. Возможно, все это коренным образом изменит рынок труда.

Экономику в любом случае надо готовить к грядущим изменениям. И это дело и бизнеса, и властей всех уровней. И наша общая задача — сделать жизнь челябинцев более продолжительной и качественной.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0